Заявление от дочери на мужа

Дочь написала донос на мать ради квартиры

Заявление от дочери на мужа
Дочь написала донос на мать ради квартиры

Настоящая семейная драма развернулась в столичном Измайлове – дочь написала на мать заявление в органы опеки, чтобы отобрать у нее двухкомнатную квартиру.

Алина приехала в Москву из Винницкой области (Украина) 20 лет назад. Все 20 лет работает в Москве продавщицей. Охранник Андрей пригласил ее жить к себе, но официальный брак не оформил. Помимо Андрея в квартире жили его родители.

У пары родилась дочь Вероника, сейчас ей 12 лет. Еще одна дочь Алины, Галина (сейчас ей 22 года), осталась на Украине.

Так получилось, что Андрей умер вскоре после рождения дочери. Мать с отцом сильно переживали смерть сына. Мать слегла, Алина ухаживала за ней несколько лет.

«Свекровь умерла, а за ней и свекор», – рассказывает Алина.

За все эти годы женщина так и не оформила российское гражданство: «Пыталась оформить три раза, ходила, ходила, но один раз с меня за оформление документов запросили 150 тысяч, в другой – 80 тысяч, а я мало зарабатываю».

Алина работает продавцом нелегально. Зарплата – 20 тыс. рублей. Овдовев, она встретила еще одного москвича, родила от него третью дочь. Жили вчетвером в квартире, оставшейся от первого мужа. К слову, перед смертью свекор и свекровь переоформили эту квартиру на внучку Веронику (покойный муж ее признал в свое время и зарегистрировал отцовство).

Далее начинается настоящий детектив, как в кино. Старшая дочка Галина в 17 лет приезжает в Москву с Украины, выходит замуж за россиянина из региона, рожает свою собственную дочку и оформляет гражданство.

Все вроде хорошо, имеется только одна проблема – Галине с мужем приходится снимать в Москве жилье, а это дорогое удовольствие.

Купить квартиру молодой паре тоже не по карману. И тут Галина находит оригинальный выход – она решает отобрать квартиру у своей матери.

«В один прекрасный день ко мне приходят полицейские вместе с представителями органов опеки, – вспоминает Алина. – Говорят: ваша дочь Галина написала на вас заявление, что вы беспробудно пьете, не работаете, ведете асоциальный образ жизни, детей не кормите…»

Незваные гости заглянули в холодильник – продукты там были, хоть и самые дешевенькие. Был против Алины еще один аргумент – три года она не платила за квартиру, в итоге накопилось долгов почти на 200 тысяч.

Этого оказалось достаточно, чтобы причислить женщину к асоциальным элементам.

«Я объясняла, что работаю, но работаю без трудовой, потому что у меня нет российского гражданства, просила работодателя подтвердить, но он испугался и отказался», – продолжает Алина.

Вскоре состоялся суд, на котором Алину лишили родительских прав, а дочерей забрали в приюты.

«Я приносила справки из наркодиспансера о том, что я не алкоголичка, из психдиспансера, брала справку у участкового… Увы! Никто меня слушать на суде не стал. Опека не привела ни одного свидетеля, я привела нескольких соседей, но суд почему-то отказался их слушать», – сетует женщина.

После этого старшая дочь Галина подает заявление об оформлении опеки над младшей сестрой Вероникой, владелицей квартиры. Причем стать опекуншей третьей, бесквартирной, сестры, она почему-то не желает.

Вероника говорила на суде, что хочет жить с матерью, в хороших отношениях с отчимом, что мать работает, семья не голодает. Увы! Мнения 12-летней девочки суд не принял во внимание.

Сразу после лишения родительских прав Алине пришло судебное решение о том, что ей необходимо покинуть квартиру: в «двушке» бывшего мужа она проживала по временной регистрации, то есть на птичьих правах.

«Чтобы вернуть детей, я начала погашать долг за услуги ЖКХ, сейчас осталось погасить всего 100 тысяч, – говорит Алина. – Чтобы официально устроиться на работу, купила патент – он стоит 15 тысяч в год, еще 5 тысяч надо платить ежемесячно».

То есть за патент она отдает теперь треть своей зарплаты. Кроме того, суд присудил ей алименты на двух дочерей – по 12 тыс. в месяц на каждую. По закону на каждого ребенка полагается начислять алименты в размере 25% от дохода, но на тот момент официального дохода у Алины не было.

Женщина пытается вернуть себе дочерей: «Я прошла уже восемь судов, все без толку. Органы опеки опечатали у меня квартиру. Я не алкоголичка, не наркоманка, не сидела. Но это не принимается во внимание».

Алина с новым гражданским мужем ушла жить к его родным. А дочь Галина тем временем оформляет опеку над младшей сестрой и сразу после этого намерена вселиться в столичную «двушку» со своим мужем и ребенком на вполне законных основаниях.

«Это и хитрость, и давняя обида, – считает Алина. – Я каждый день езжу к детям, но их развели по разным центрам: одну – в Косино, другую – в Алтуфьево. И там, и там постоянно карантин, сейчас, например, по ветрянке. Приезжаю и хожу под забором».

Несмотря на то что Алина живет в Москве уже 20 лет, в органах опеки ей заявляют: «Ваши дети тут родились, а вы приезжая!»

В начале войны в Донбассе Алину и вовсе чуть не депортировали: «У меня закончился срок действия украинского паспорта, а ехать на Украину было некогда – ухаживала за свекровью. Еле-еле оформила паспорт через посольство».

Аделаида Сигида.

FOTOLIA

Источник: https://mirnov.ru/kriminalnye-novosti-chrezvychainye-proisshestvija/doch-napisala-donos-na-mat-radi-kvartiry.html

«Она писала заявление, но никто не вмешался»: многолетние издевательства мужа над женой закончились жестоким убийством

Заявление от дочери на мужа

Житель посёлка Кумысное в Челябинской области зарезал жену в присутствии собственных детей. Мстил за то, что женщина решилась подать на развод. Оксане С. было 36 лет. Она работала директором детского сада.

Трое детей остались без матери, их воспитание ляжет на плечи бабушки. Выяснилось, что побои в семье продолжались последние несколько лет. Но почему-то ни сама Оксана, ни соседи не могли это прекратить.

RT попытался разобраться в обстоятельствах этой истории.

Это был День любви, семьи и верности — 8 июля. Оксана С., 36-летняя жительница посёлка Кумысное (Челябинская область), возвращалась домой с работы.

От крошечного поселкового детсада до её ветхой двухэтажки идти меньше сотни метров — маршрут привычный. Оксана вошла в душный тёмный подъезд. Вот сейчас она откроет дверь на первом этаже — и к ней выбежит Аня, самая младшая.

Девочке пять лет. А есть ещё восьмилетний Андрей и совсем взрослая дочь — 17-летняя Оля…

Оля родилась без глазных яблок — такая патология. Первый муж, отец девочки, ушёл из семьи через три года. Сначала платил алименты на ребёнка-инвалида, а потом и об этом стал забывать.

Андрей и Аня — дети Тимура. У ребят тоже беда со зрением. Врождённый астигматизм, постоянно в очках. Андрей математику очень любит, олимпиады выигрывает — школьные, районные.

И всё могло бы быть, как у нормальных людей, если бы Тимур не напивался и не колотил. Он очень жестокий, когда выпьет. И ревнивый. Выгнала его, на развод подала. Больше не могла ему верить. Сколько раз, протрезвев, он говорил, что остановится, что ради детей даже закодируется…

Удар в спину. Нож прошёл между рёбер. На пол хлынула кровь — нож задел аорту. Оксана была в сознании, кричала. Из-за двери показались перепуганные дети…

«Не знаю, как ей сказать»

Тимура С. скрутили соседи. Привязали к столбу, чтобы не сбежал, — «иначе пришлось бы ещё по лесам ловить». Самые горячие головы готовы были устроить самосуд: «Не будь это противозаконно, камнями бы прямо там его закидали!»

  • Дом, в котором жила семья
  • © RT

Мужчину задержали и отправили в СИЗО.

Оксана умерла на месте от потери крови.

«Полиция ехала полтора часа, скорая — час сорок», — мать погибшей Рамзия Г. не понимает, почему так долго. От Кумысного до райцентра, города Троицка, всего 20 километров.

Скорую вызвали дети. С оператором разговаривала старшая, Оля.

  • Место убийства Оксаны С.
  • © RT

Мы проходим в квартиру. Оля дремлет на диване в гостиной. Андрей в большом кресле играет в телефон. Аня из-за толстенных стёкол очков похожа на мультяшного персонажа — глаза кажутся огромными. «Хочу стать полицейским, бандитов ловить!» — объявляет девочка и пускается в погоню за первым беглецом, пушистым и полосатым котом Маркизом.

«Я не знаю, как ей сказать», — шепчет нам бабушка Рамзия. Аня ещё не знает, что её мамы больше нет.

Сама 55-летняя Рамзия держится на удивление стойко. Сейчас ей помогают старшая сестра и муж. По имени убийцу дочери Рамзия не называет. Только брезгливое «он», «убийца», «изверг».

«Детям хочу фамилию прежнюю сделать, девичью её. Не хочу, чтобы носили фамилию убийцы. На могилке тоже девичью сделала», — говорит Рамзия.

«Добрый и ведомый человек»

Замуж за Тимура Оксана вышла, когда Оле исполнилось шесть лет. Одной женщине было тяжело — ребёнок-инвалид на руках. Хотя те, кто знал Оксану, говорят, что она всё-таки Тимура любила.

«Добрый и ведомый человек она была, — вспоминает подруга Оксаны. — Он, видимо, нашёл какую-то брешь в её психике и пользовался этим, подчинял её себе».

Около года Оксана, Тимур и дочка Оля прожили в Сатке — родном городе на западе от Челябинска. Оксана работала воспитательницей. Тимур перебивался временными заработками. Выпивать он начал уже тогда, но добрая, терпеливая и любящая Оксана всё прощала.

Сатка на фоне Кумысного выглядит буквально столицей: 40 тысяч жителей, действующие предприятия, новые дома, при этом всё нормально с экологией. Почему же уехали? Из-за Оли. Слепой дочери пора было идти в первый класс.

Единственная на всю Челябинскую область коррекционная школа для слепых и слабовидящих детей находится в 255 км от Сатки, практически на границе с Казахстаном.

На материнский капитал — как раз родился Андрей — купили квартиру в Кумысном.

«Иногда прямо на улице»

Оксане, у которой был большой опыт работы воспитателем, предложили стать директором местного садика. Тимур же продолжал в основном бездельничать. Местные его невзлюбили. Доходило до драк: Тимур бил женщин, а его поколачивали мужчины.

«Он меня домогался прямо у них дома. А когда отказала — с кулаками накинулся, — вспоминает миниатюрная блондинка Ксения, буфетчица детского сада, где работала погибшая.

— Зашла после работы к ним с Оксаной, сели пить чай. Муж отправил её в какой-то момент к машине за сигаретами, а сам в это время стал ко мне приставать — в трусы лезть, сам тоже штаны спустил.

Всё это на глазах у младшей дочери».

Когда Ксения начала обо всём этом рассказывать Оксане, Тимур набросился на гостью с кулаками.

«На женщин ему руку поднять вообще проблем не было, только с ними и связывался, от мужиков-то наших не раз уже отхватывал, боялся», — рассказывают односельчане.

Но больше всех доставалось жене Тимура.

«Бывало, приходила на работу после побоев. Брала отгулы, отпрашивалась, чтобы родители не видели её синяков», — вспоминает соседка и коллега покойной по детскому саду Елена Тихонова.

По словам Елены, Оксана старалась не распространяться о том, что творится в её доме. Но односельчане прекрасно всё понимали. 

«Мы быстро узнали, конечно, что он и пил, и бил её, и гулял. И что паразитировал на ней, по сути. У самого ни гроша за пазухой, на какую работу ни устроится, через неделю в запой уходит, выгоняли отовсюду», — вспоминают в Кумысном.

Доходило до того, что мужчина заявлялся пьяным на работу к жене, в детский сад.

  • Садик, в котором работала Оксана
  • © RT

«Мог прямо при детях на площадке её оскорблять, за шиворот домой тащить», — рассказывает Елена Тихонова. 

Об убийце говорят как о человеке очень неуверенном в себе и трусливом. А ещё — очень ревнивом.

«Она в силу своей работы часто в разъездах была. Бывало, задержится в какой-то организации или трубку долго не может взять, а на следующий день приходит с побоями», — вспоминает Тихонова.

При этом поводов для ревности Оксана не давала. Зато сам Тимур изменял.

«Иногда прямо на улице, в парке его с какими-то женщинами видели, причём всегда пьяными», — говорят соседи.

Не хотела признать, что второй брак был неудачным

Детей, по словам знакомых и соседей, Тимур не трогал, изводил только жену. Ей пришлось вынести не только побои. Последней каплей стала попытка убийства и жестокое изнасилование.

  • «Красавчик мой!» — так Оксана подписала это фото мужа. за 13 месяцев до её гибели
  • © Фото из личного архива

В апреле 2019-го, за пару месяцев до трагедии, в семье произошла очередная ссора.

«Пытался задушить её, она мне позвонила и так и сказала: «Не приду сегодня на работу, он душил меня», — вспоминает Елена Тихонова.

В тот вечер Тимур также изнасиловал жену.

«Мы тесно общались, и она мне на следующий день, вся в слезах, рассказала, как он, угрожая убить её и детей, насиловал. Дети за стенкой спали…» — рассказывает подруга.

Оксана не выдержала и наконец-то рассказала обо всём матери.

«Я ей сказала: если не уйдешь от него прямо сейчас, не буду с тобой общаться. Сейчас вот не знаю, правильно ли сделала», — с горечью вспоминает теперь Рамзия. Она уверена, что дочь всё скрывала от неё только по одной причине: не хотела признать, что второй брак был неудачным.

В итоге Оксана заявила на мужа в полицию.

«Да, об изнасиловании заявляла, провели проверку», — подтвердил в разговоре с RT старший следователь в Троицком следственном управлении СК Денис Шевлягин.

Но дело, отмечает он, решили не возбуждать. Тем не менее из результатов проверки были выделены материалы об угрозе убийством, на основании которых возбудили уголовное дело по соответствующей статье. А мужчину отпустили под подписку о невыезде. Дело отправили в Троицкую районную прокуратуру для утверждения обвинительного заключения. Это произошло как раз 8 июля, в день убийства.

Одна из воспитательниц, подчинённых Оксаны, вспоминает, как Тимур незадолго до трагедии, в последний день рождения жены, пытался отговорить её от развода со словами: «Я на пять лет закодировался, всё ради детей брошу». Пришёл к садику с букетом из 101 розы.

Но Оксана ему уже не верила. По словам матери, она «приободрилась и начала спокойно жить». Сделала ремонт, купила новую мебель.

«Даже сама будто расцвела, как его выгнала, — вспоминают коллеги Оксаны. — Обновила гардероб, стрижку — мы всё ей комплименты делали».

За пару дней до убийства Тимура видели в Кумысном. Оксане он писал, что якобы нашёл работу в Челябинске.

«Приехал с какой-то молодой мадам, пили, веселились», — говорят соседи.

Главный страх — что «папа снова придёт»

Тимур С.  вину признаёт, но утверждает, что был пьян и ничего не помнит. Так или иначе, но опьянение — отягчающее обстоятельство. По ч. 1 ст. 105 УК РФ («Убийство») ему грозит до 15 лет тюрьмы. Через десять лет, если будет хорошо себя вести, может выйти по УДО.

Если мужчину признают невменяемым, ему грозит принудительное лечение.

«Не представляю, что делать, если через десять лет он вернётся сюда», — с ужасом говорит мать погибшей.

  • Без матери остались трое детей: 17-летняя Оля, восьмилетний Андрей и пятилетняя Аня (имена изменены)
  • © RT

Главный страх её маленького внука Андрея — «что папа снова придёт».

Рамзия рассчитывает, что отца-убийцу лишат родительских прав, а детей передадут ей под опеку.

Глава отдела опеки и попечительства Сатки Ольга Санькова подтвердила RT, что готова помочь Рамзие.

«Я всегда довольно осторожно относилась ко всем этим феминистическим темам, домашнему насилию, — призналась в разговоре с RT первый вице-губернатор Челябинской области Ирина Гехт.

— Но здесь настолько вопиющий случай, такое равнодушие… Она ведь писала заявление в полицию, жила в социуме, и никто не вмешался! Я теперь считаю: нужен комплексный подход.

Нужен тот самый закон по противодействию домашнему насилию».

  • Ирина Гехт первый вице-губернатор Челябинской области

Как рассказала депутат Госдумы Оксана Пушкина, в России необходимо принять закон о профилактике домашнего насилия. 

«Закон об основах профилактики домашнего насилия нужен в том числе для того, чтобы таких преступлений было как можно меньше. Существующей системы мер и законов недостаточно, чтобы уберечь жертву от дебошира», — отмечает Пушкина.

Парламентарий не первый год выступает за принятие соответствующей нормы. Среди конкретных мер, предлагаемых Пушкиной, — выписывать обвиняемым в насилии охранные ордера и защитные предписания, запрещающие приближаться к жертве.

«Введение охранных ордеров судом облегчит защиту потерпевших от насилия и будет работать на профилактику новых актов совершения насилия. А защитное предписание запретит обвинённому в семейно-бытовом насилии преследовать пострадавшего, предпринимать попытки выяснить место его пребывания, а также приобретать и использовать любой вид оружия», — поясняет депутат.

Имена несовершеннолетних изменены.

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/651517-chelyabinsk-ubiistvo-zhenchina-nasiliye

Адвокат24
Добавить комментарий