Режим труда и отдыха офицера

(PDF) Влияние социально-психологических факторов профессиональной деятельности офицеров медицинской службы на их оценку условий военной службы

Режим труда и отдыха офицера

ВЛИЯНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОФИЦЕРОВ МЕДИЦИНСКОЙ СЛУЖБЫ

НА ОЦЕНКУ УСЛОВИЙ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ

Работа военного врача представляет собой один из самых многоплановых и

трудоемких видов профессиональной деятельности в области профессий типа «человек

– человек». Многогранность и сложность решаемых ими задач не только повышают

степень ответственности за качество профессиональной деятельности, но и неизбежно

влекут за собой возрастание нагрузки на психику и организм офицеров медицинской

службы. Специфические условия военно-профессиональной деятельности, как правило,

не позволяют им рассчитывать на адекватные реабилитационные мероприятия (отдых,

питание) для восполнения использованных физиологических резервов организма.

Анализ опыта медицинского обеспечения военных конфликтов последних

десятилетий, а также оказания медицинской помощи пострадавшим в результате

техногенных и природных катастроф свидетельствует о том, что профессиональная

деятельность офицеров медицинской службы протекает в условиях высокого нервного

напряжения, выраженного воздействия на их организм комплекса

климатогеографических и экономических факторов. При решении нестандартных и

ответственных задач, связанных с сохранением жизни человека, военному врачу, как

правило, приходится действовать в условиях постоянного дефицита времени и

многообразия функциональных должностных обязанностей. Кроме воздействия

факторов военной службы, следует учитывать и особые социально-

психофизиологические факторы, присутствующие в их труде [1].

Одновременно с накоплением опыта, индивидуального стиля деятельности у

специалиста появляется «психическая усталость», «профессиональная дезадаптация».

Вероятность возникновения дезадаптации у разных специалистов разная. Профессия

врача требует постоянной работы над собой и предметом, ряд компонентов его

деятельности недоступен наблюдению и учету. Часто связанные с деятельностью

утомление объясняется большим количеством внутренней психической работы.

В своей профессиональной деятельности военные врачи постоянно

сталкиваются с отрицательными явлениями, оказываются в большей или меньшей

степени вовлеченными в них, они находятся в зоне риска для собственной

эмоциональной устойчивости. Для характеристики психического состояния

специалистов, находящимся в постоянном общении с пациентами, при оказании

профессиональной помощи американским психиатром Х.Дж. Фреденбергом в 1971 г.

[2] был введен термин «эмоциональное сгорание». «Эмоциональное сгорание –

истощение энергии у профессионалов в сфере социальной помощи, когда они

чувствуют себя эмоционально перегруженными проблемами других людей». Это

выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или

частичного исключения эмоций в ответ на психотравмирующие воздействия.

Эмоциональное сгорание представляет собой приобретенный стереотип, поскольку

позволяет человеку экономно расходовать энергетические ресурсы.

Врачи с выраженным «синдромом сгорания» проявляют низкий уровень

профессионального роста, неудовлетворенность работой. Основными стрессогенными

факторами считают проблемы, связанные с профессиональной врачебной

деятельностью [3]. Деятельность офицеров медицинской службы имеет предпосылки

для развития данного синдрома [4].

Таким образом, оценивая условия военной службы офицеров-медиков,

самостоятельное и важное значение приобретает учет социально-психологических

факторов их деятельности. Сама по себе специальность врача способствует развитию

болезненных состояний, ухудшение состояния психического здоровья

общепрактикующих врачей, развитию склонности к употреблению психоактивных

веществ и алкоголя, то есть так называемому «выгоранию» врача. Термин «выгорание»

в настоящее время удостоен диагностического статуса (МКБ – 10: проблемы,

связанные с трудностями управления своей жизнью). По данным, полученным

Онищенко А. Н. [5] количество офицеров медицинской службы, имеющих хронические

заболевания, которые требуют динамического врачебного наблюдения достоверно

больше, чем офицеров других специальностей. Среди хронических заболеваний

военных врачей наиболее часто встречаются болезни сердечно-сосудистой и костно-

мышечной систем, а также органов пищеварения и соединительной ткани.

В настоящее время существует явная обеспокоенность в связи с устойчивой

тенденцией ухода военных врачей в другие сферы деятельности [6].

Кроме того, всё более отчетливо проявляющиеся культуральные изменения

привели к сдвигу установки у обучающихся в военно-медицинских вузах и недавних

выпускников. Существует тенденция рассматривать медицину не столько как

призвание, столько как работу, что приводит к новым стереотипам профессионального

поведения врачей.

С целью исследования уровня влияния социально-психологических факторов на

оценку условий военной службы проведен анкетный опрос опытных офицеров

медицинской службы.

2

III. ОБЪЕМ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В исследовании приняло участие 79 военных врачей, из них преимущественно

организаторского профиля деятельности – 26, лечебного – 31 и педагогического – 22

человека. Все респонденты – мужчины с высшим специальным образованием, со

стажем военной службы более 15 лет.

Таблица 1

Для проведения обследования респондентов была разработана специальная

анкета, позволяющая через оценку социально-психологических факторов деятельности

офицеров медицинской службы охарактеризовать наиболее важные условия их

службы.

IV. ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ

Изучение отношения к своей профессии и мотивов её выбора показало, что

подавляющее число опрошенных – 71 (89,9%) ответили, что им нравится профессия,

остальные поровну ответили отрицательно или затруднились с ответами.

Среди мотивов профессионального выбора опрошенных, наиболее часто

встречались следующие ( табл. 2): желание заниматься интересным, любимым делом

(70,9%); каждый четвертый ответил, чтобы получать хорошую зарплату и заниматься

престижным делом, добиться положения в обществе, каждый восьмой респондент

хотел бы решить социально-бытовые проблемы; столько же выбрали свою профессию,

следуя семейной традиции. Для троих выбор был случайным.

Таблица 2

Дальнейший анализ показал, что в современных условиях только половина

респондентов (53,2 %) не жалеют о сделанном профессиональном выборе. При

самооценке уровня своей квалификации 94,9% военных врачей считают, что их

квалификация соответствует степени сложности работы. Трое ответили, что не совсем

соответствует, один затруднился с ответом.

За последние 5 лет значительная часть военных врачей (87,3 %) повышали свою

квалификацию на различных курсах и стажировках.

При проведении сравнительного анализа ответов на вопросы устраивала ли

военная служба до начала экономических реформ и в настоящее время, мнения

опрошенных значительно отличаются. Результаты исследования показали, что военная

3

служба устраивала в дореформенное время 70 человек (88,6 %), не очень устраивала – 5

человек (6,3 %), не устраивала одного, остальные (3,8%) затруднились с ответом. В

настоящее время служба вполне устраивает 11 человек (13,9 %), не очень устраивает 60

человек (75,9%), совсем не устраивает каждого десятого.

Социальное самочувствие военных врачей во многом определяется характером и

степенью привлекательности условий службы. Оценки респондентами уровня их

привлекательности показаны в табл. 3.

Таблица 3

Распределение ответов военных врачей свидетельствует о том, что их

профессиональная деятельность является сложной и ответственной, при этом она не

обеспечена должным уровнем социальной защиты и социальных гарантий. Общие

условия труда имеют невысокую степень привлекательности. Значительное число –

57,0% военных врачей оценивают уровень заработной платы как низкий, остальные

(40,5%) оценили его как средний и затруднились с ответом (2,5%). При этом степень

вреда своему здоровью при выполнении профессиональной деятельности каждый

пятый респондент оценил как высокий, а почти половина как средний.

Значительная часть респондентов оценила материальное положение своей семьи

как бедное – 53,2 %, как нормальное – 43,0 %, трое затруднились ответить. На вопрос

как изменился за последние 5 лет уровень материального благосостояния их семьи,

29,1% респондентов ответили, что уровень материального благосостояния остался

прежним, такое же количество полагают, что он понизился, 19,0% считают, что их

материальное благосостояние повысилось и, 22,9% затруднились ответить на этот

вопрос.

При опросе об удовлетворенности своим здоровьем, только 59,5% опрошенных

ответили «скорее да, чем нет», остальные «скорее не удовлетворен» или «трудно

сказать». При исследовании факторов военно-профессиональной деятельности,

которые оказывают наиболее выраженное влияние на состояние их здоровья, ответы

распределились следующим образом (табл. 4).

Таблица 4

Из данных, представленных в табл. 4 возможно определить ведущие из

перечисленных факторов:

4

Первое место занимает такой фактор как переутомление и усталость;

Второе место – недостаточный уровень оплаты труда;

Третье место – неупорядоченный режим труда и отдыха (длительный рабочий

день, недостаточный отдых);

Четвертое место – сложность выполнения профессиональных функций,

проблемы обеспечения квартирой;

Пятое место – ответственность, большая цена ошибки и связанные с ним

нервные перегрузки;

Шестое место – ритм и темп работы, удаленность места службы.

Очевидно, что главный фактор, оказывающий наибольшее влияние на здоровье

военных врачей – это переутомление и усталость. При этом военные врачи не

рассматривают его в качестве основной причины, которая может заставить их

уволиться из Вооруженных Сил. Как наиболее вероятные причины увольнения из

армии отметили следующие: низкая оплата труда и плохое здоровье, конфликт с

руководством.

Наиболее важным в своей деятельности большинство военных врачей (70,9%

ответов) считают удовлетворение результатами своей работы. Каждый седьмой –

возможность самостоятельно принимать решения и, столько же – нормальные условия

труда. По мнению опрошенных военных врачей для их профессии самыми важными

личностными качествами являются: ответственность (69,6%), профессионализм

(64,6 %), умение работать в коллективе (24,1 %), высокая работоспособность (21,5 %) и

порядочность – 17,7 % выборов вариантов ответов.

При ответе на вопрос, с каким чувством Вы смотрите в будущее, значительная

часть (57,0 %) военных врачей, выбрала вариант ответа «спокойно и реалистично»,

четверть опрошенных «с надеждой и оптимизмом», остальные «с тревогой и

неуверенностью» или затруднились с ответом.

Анализ взаимосвязи факторов субъективной оценки степени вреда для здоровья,

уровня денежного довольствия и удовлетворенности здоровьем показал (рис. 1)

опережение роста субъективных факторов вреда для здоровья и ухудшение состояние

здоровья в сравнении с ростом денежного довольствия.

Рис. 1

5

Субъективно воспринимаемая сложность профессиональных функций, по

мнению респондентов отстает от предоставляемых уровня социального обеспечения и

гарантий, а также гарантий жизненной безопасности (рис. 2).

Рис. 2

Проведенный корреляционный анализ полученных данных показал наличие

достоверной (р

Источник: https://www.researchgate.net/publication/280624101_Vlianie_socialno-psihologiceskih_faktorov_professionalnoj_deatelnosti_oficerov_medicinskoj_sluzby_na_ih_ocenku_uslovij_voennoj_sluzby

14.1. Задачи и организация медицинского обеспечения

Режим труда и отдыха офицера

Что мешаетроссийской оборонке

перейти на свой софт

 / Издания / Литература / Книжная полка / Справочник водолаза

Медицинское обеспечение водолазных спусков заключается в проведении комплекса организационных мероприятий, направленных на сохранение здоровья и высокую производительность водолазов. Основными задачами этих мероприятий являются: — медицинский отбор и ежегодные переосвидетельствования водолазов; — медицинский контроль за здоровьем, питанием и отдыхом водолазов; — санитарно-гигиенический контроль за состоянием водолазного имущества и дыхательных газов; — оказание медицинской квалифицированной помощи водолазам при специфических заболеваниях и несчастных случаях.

Ответственность за медицинское обеспечение возлагается на лиц, знающих специальную физиологию, имеющих медицинскую или водолазную теоретическую и практическую подготовку и допуск к самостоятельному медицинскому обеспечению, который ежегодно оформляется приказом после сдачи зачетов.

При этих условиях врачам-физиологам разрешается обеспечивать водолазные спуски на все глубины, в том числе экспериментальные и учебные; врачам общего профиля, фельдшерам, водолазным специалистам, старшим инструкторам-водолазам — на глубины до 60 м. При отсутствии врача-физиолога или при невозможности обеспечить одновременно несколько объектов медицинское обеспечение водолазных спусков на глубины до 20 м может быть возложено на инструктора-водолаза (командира отделения). Спуски для тренировок и выполнения корабельных водолазных работ штатными и нештатными водолазами обеспечиваются врачом или фельдшером судна. При отсутствии на судне штатного врача медицинское обеспечение спусков возлагается на лицо командного состава судна, имеющего подготовку по водолазному делу в объеме офицера-водолаза.

Медицинский отбор и переосвидетельствование водолазов. Физиологические особенности водолазных спусков предъявляют высокие требования к состоянию здоровья водолазов.

Поэтому для выполнения водолазных работ отбираются хорошо физически развитые, выносливые, закаленные и дисциплинированные лица, не имеющие медицинских противопоказаний.

Медицинский отбор проводится в соответствии с действующими положениями и включает:

— первичное медицинское обследование перёд началом обучения водолазов; — ежегодное медицинское переосвидетельствование водолазов с отметкой в водолазной книжке; — медицинские обследования водолазов после перенесенных заболеваний и длительных перерывов в спусках. Результаты медицинского переосвидетельствования объявляются приказом. Водолазы, не имеющие документальной записи об установленной глубине спусков на данный год, к водолазным спускам не допускаются. Медицинский контроль за здоровьем водолазов предусматривает ежемесячные осмотры и оказание при необходимости медицинской помощи; осмотр перед каждым спуском под воду; наблюдение за режимом питания, труда и отдыха, за режимом водолазных спусков, за режимом физической тренировки и закаливания.

Контроль за рациональным питанием. В рацион питания водолазов в дни водолазных спусков не должны входить продукты, вызывающие газообразование в кишечнике.

При круглосуточных водолазных работах питание водолазов организуется так, чтобы каждый водолаз имел возможность, получить горячую пищу за 2 ч до начала погружения и после подъема на поверхность (окончания декомпрессии в камере). Пища водолазов должна быть высококалорийной и необильной.

При длительной декомпрессии разрешается подавать водолазам пищу в камеру при давлении не более 25 м вод. ст. В камеру может быть подано небольшое количество легко усваиваемой и высококалорийной пищи (какао, масло, белый хлеб и т. п.).

Режим труда и отдыха. Для водолазов устанавливается специальный режим отдыха (табл. 14.1). Нормы отдыха водолазов до и после спуска могут увеличиваться при наличии медицинских и других показаний.

Примечания : 1 Тяжелыми работами считаются погрузочные, такелажные, выбирание шланга при глубоководных спусках и переноска тяжестей 2. Полным отдыхом водолазов считается освобождение от всех видов работ. В этот период может проводиться только медицинское обследование водолазов.

3. В течение времени, указанного в графе «Освобождение от тяжелой работы», водолазы могут привлекаться к обеспечению спусков других водолазов (стоять на сигнальном конце, на телефоне, регулировать подачу воздуха и газовых смесей, готовить снаряжение, заряжать регенеративные коробки и т. п.).

При круглосуточных спусках водолазный состав распределяется по сменам так, чтобы каждый водолаз опал перед спуском не менее 8 ч. После суточного дежурства и несения ночной вахты водолазы к спускам под воду не допускаются; после спусков на глубины свыше 45 м водолазы в день спуска на работы не назначаются. Спуски на глубины до 45 м могут производиться ежедневно. Повторные спуски на эти глубины могут быть разрешены лицом, ответственным за медицинское обеспечение. Перерыв между спусками на глубины от 45 до 100 м должен быть не менее 24 ч, при спусках на глубины более 100 м — не менее 48 ч. В случаях глубоководных спусков с продолжительностью режима декомпрессии от 18 до 24 ч перерыв между спусками должен быть не менее 3 суток, при режимах декомпрессии продолжительностью более 24 ч — не менее 4 суток. Режим отдыха водолазов может быть нарушен только в исключительных случаях (авария с угрозой человеческой жизни, оказание помощи терпящим бедствие и т. п.). При этом руководитель спасательных работ должен принять все необходимые меры по сохранению здоровья и работоспособности водолазов. Водолазы должны систематически заниматься физическими упражнениями: ходьбой, бегом на большие дистанции, греблей, лыжами, коньками и другими видами спорта, тренирующими организм на выносливость. Пребывание под водой связано с постоянным и длительным переохлаждением гела, поэтому закаливание организма холодом (ежедневные утренние обливание и обтирание водой и плавание в течение всего купального сезона) имеет особое значение для водолазов. Водолазу не рекомендуется курить. Табачный дым вызывает раздражение верхних дыхательных путей и, как следствие этого, кашель. Приступ кашля во время пребывания под водой в некоторых типах снаряжения может привести к выбрасыванию загубника изо рта и спазму ой щели, что при быстром всплытии на поверхность может привести к баротравме легких.

Допуск к спускам после болезни. К спускам не допускаются водолазы, недавно перенесшие инфекционные заболевания. Ориентировочные сроки противопоказаний к спускам после выздоровления:

— ангина (катаральная, фолликулярная, лакунарная) — 12 дней; — ангина флегмонозная — 24 дня; — катар верхних дыхательных путей — от 6 до 16 дней; — вирусный грипп — от 12 до 38 дней; — воспаление легких — 30 дней; — инфекционная желтуха — от 3 до 6 месяцев; — аппендицит (после операции) — 40 дней; — острые заболевания придаточных пазух носа — 18 дней; — острый катаральный отит (евстахиит) — 14 дней; — тонзиллэктомия (без осложнений) — 20 дней; — острый гнойный отит — 24 дня. После этих сроков водолазам разрешаются спуски на глубины до 45 м, а также тренировки в камере под давлением до 80 м вод. ст. После перенесенных специфических водолазных заболеваний водолазы освобождаются от спусков под воду на следующие сроки: — после декомпрессионной болезни в легкой и средней форме (без остаточных явлений) — на 7 суток; — после декомпрессионной болезни в тяжелой форме (без остаточных явлений) — на 14 суток; — после декомпрессионной болезни с синдромом Меньера — на 30—45 суток; — после баротравмы легких срок освобождения от спусков под воду определяет военно-врачебная комиссия госпиталя; — после кислородного голодания, отравлений кислородом, углекислым и выхлопными газами — на 7 суток. При декомпрессионном заболевании время освобождения считается со дня окончания лечебной рекомпрессии. Водолазы, перенесшие указанные заболевания в тяжелой форме или с остаточными явлениями после них, подвергаются госпитальному (поликлиническому) обследованию и к спускам под воду допускаются решением водолазно-медицинской комиссии. На все случаи специфических водолазных заболеваний в тяжелой форме, а также несчастные случаи с водолазами во время водолазных работ заполняется карта учета водолазных заболеваний и несчастных случаев с водолазами.

Допуск к спускам после длительного перерыва. После перерыва в водолазных спусках до 30 суток, не связанных с заболеваниями, во всем диапазоне глубин от 60 до 100 м разрешаются спуски на достигнутую ранее глубину. При перерывах от 30 до 60 суток при решении вопроса о допуске следует руководствоваться табл. 14.2.

Санитарно-гигиенический контроль за состоянием водолазного снаряжения и жестких устройств включает:

— своевременное и качественное проведение дезинфекции водолазного снаряжения и жестких устройств и поддержание благоприятных микроклиматических условий в жестких устройствах;
— проверку своевременности и качества стирки водолазного белья; — анализ воздуха, дыхательных газовых смесей, регенеративных веществ и химического поглотителя перед спуском водолаза; — проверку эффективности работы фильтров в воздушных магистралях; — проверку своевременного щелочения и промывки воздушных баллонов.

Контроль за состоянием здоровья водолазов перед спуском. Спуск водолаза под воду разрешается:

— на глубины до 60 м на основании опроса о самочувствии с записью в журнал водолазных работ; — на глубины свыше 60 м на основании медицинского осмотра с записью результатов в журнал водолазных работ и медицинскую книжку водолаза. Спуски под воду запрещаются: — при жалобах на недомогание или болезнь, а также при объективных признаках заболевания, в том числе и в случае отсутствия субъективных жалоб; — при общем переутомлении; — при нервно-психическом возбуждении; — в течение 2 часов после приема пищи; — в состоянии алкогольного опьянения или после него. Медицинское обеспечение глубоководных спусков осуществляется с учетом особенностей применения инжекторно- регенеративного водолазного снаряжения, искусственных газовых смесей, переохлаждения организма и длительной декомпрессии, которые предъявляют повышенные требования к отбору водолазов-глубоководников, а также строгого соблюдения установленного режима питания, отдыха и режимов декомпрессии; повышенного контроля за качеством регенеративных веществ и газовых дыхательных смесей.

Вперед

Оглавление
Назад

Источник: https://flot.com/publications/books/shelf/shikanov/66.htm

Адвокат24
Добавить комментарий