Правильное ли решение вынес суд о сносе самовольной постройки?

Содержание
  1. Для правильного разрешения спора о признании здания самовольной постройкой суды должны проводить строительно-техническую экспертизу
  2. Операция Липовые бумажки // Какие правовые проблемы вскрылись в ходе сноса московских самовольных построек
  3. Порядок сноса самовольной постройки по решению суда – Юридические подборки
  4. – все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)
  5. Снос самовольной постройки – Юридическая компания

Для правильного разрешения спора о признании здания самовольной постройкой суды должны проводить строительно-техническую экспертизу

Правильное ли решение вынес суд о сносе самовольной постройки?

Ответчик — собственник зарегистрированных в ЕГРП земельного участка под ИЖС и расположенного на нем здания. Департамент городского имущества г.

Москвы выяснил, что на участке ответчика расположено другое здание — многоквартирный жилой дом, и предъявил иск о признании данного здания самовольной постройкой.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований, ссылаясь на то, что истец не представил доказательств того, что возведенное здание является самовольной постройкой, которую ответчик возвел на земельном участке, не предназначенном для этих целей, и что при строительстве им не соблюдались градостроительные нормы и правила. ВС РФ вернул дело на новое рассмотрение, указав, что для правильного рассмотрения спора судам следовало провести строительно-техническую экспертизу, а не требовать предоставления всех доказательств только от истца.

Суть дела

ООО «Эдельвейс» является собственником жилого дома — гостиницы общей площадью 755 кв. м и земельного участка площадью 920 кв. м, на котором расположен указанный объект недвижимости. Вид разрешенного использования земельного участка — для индивидуального жилищного строительства.

В ходе обследования земельного участка Государственная инспекция по контролю за использованием объектов недвижимости г. Москвы выявила, что на указанном земельном участке расположен другой объект капитального строительства — двухподъездное четырехэтажное здание с подвальным этажом площадью застройки 240 кв. м. Земельный участок огорожен забором, доступ ограничен.

Как следует из акта обследования, расположенное на участке здание обладает признаками многоквартирного дома в силу наличия отдельных выходов на прилегающий земельный участок, разделения здания на секции. Кроме того, на данном объекте представлена информация для проживающих в общежитии.

В связи с этим Департамент городского имущества города Москвы обратился в суд с требованием о признании указанного здания самовольной постройкой и приведении земельного участка в соответствие с видом разрешенного использования.

При этом он исходил из того, что вид разрешенного использования участка не предусматривал возведение на земельном участке фактически расположенного на нем спорного объекта. Здание размещено в отсутствие разрешительной документации.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований департамента. Он исходил из того, что спорный объект построен в соответствии с установленным видом разрешенного использования и доказательств обратного истцом не представлено.

Как указал суд, согласно акту обследования Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости г. Москвы вывод о наличии признаков многоквартирного дома сделан визуально, без обследования внутренних помещений.

А потому акт обследования не является надлежащим доказательством, подтверждающим нахождение многоквартирного дома на земельном участке.

Техническая документация, подтверждающая, что спорный объект недвижимости является многоквартирным домом, истцом в материалы дела не представлена, ходатайство о проведении экспертизы истцом также не заявлено.

Решение первой инстанции поддержали апелляционный суд и суд округа.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение. При этом он исходил из следующего.

Согласно п. 2 ст. 260 ГК РФ на основании закона и в установленном им порядке определяются земли сельскохозяйственного и иного целевого назначения, использование которых для других целей не допускается или ограничивается. Пользование земельным участком, отнесенным к таким землям, может осуществляться в пределах, определяемых его целевым назначением.

Исходя из п. 1 ст. 263 ГК РФ, собственник земельного участка может возводить на нем здания и сооружения, осуществлять их перестройку или снос, разрешать строительство на своем участке другим лицам. Эти права осуществляются при условии соблюдения градостроительных и строительных норм и правил, а также требований о целевом назначении земельного участка (п. 2 ст. 260 ГК РФ).

В силу ст.

40 Земельного кодекса собственник земельного участка имеет право возводить жилые, производственные, культурно-бытовые и иные здания, сооружения в соответствии с целевым назначением земельного участка и его разрешенным использованием с соблюдением требований градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Пунктом 1 ст.

222 ГК РФ установлено, что самовольной постройкой является здание, сооружение или другое строение, возведенные, созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные, созданные без получения на это необходимых разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Оно не вправе распоряжаться постройкой — продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных п. 3 и 4 ст. 222 ГК РФ.

Как отметил ВС РФ, наличие хотя бы одного из трех самостоятельных признаков самовольной постройки является достаточным основанием для признания постройки самовольной.

Строительство, реконструкция объектов капитального строительства осуществляются на основании разрешения на строительство, за исключением случаев, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 51 Градостроительного кодекса). Согласно разъяснениям, изложенным в п. 23 совместного постановления пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 29.04.

2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», в случае, когда недвижимое имущество, право на которое зарегистрировано, имеет признаки самовольной постройки, наличие такой регистрации не исключает возможности предъявления требования о его сносе. В мотивировочной части решения суда об удовлетворении соответствующего иска должны быть указаны основания, по которым суд признал имущество самовольной постройкой. Решение суда об удовлетворении иска о сносе самовольной постройки в данном случае служит основанием для внесения записи в ЕГРП о прекращении права собственности ответчика на самовольную постройку.

ВС РФ обратил внимание, что в материалах дела отсутствуют какие-либо разрешительные документы на строительство спорного объекта.

Делая вывод, что объект построен в соответствии с установленным видом разрешенного использования земельного участка, нижестоящие суды не учли, что по искам, связанным с самовольными постройками, подлежат применению градостроительные и строительные нормы и правила в редакции, действовавшей во время возведения самовольной постройки.

Разрешая спор по существу, суды не включили в предмет исследования выяснение всех обстоятельств, необоснованно возложив только на истца обязанность по доказыванию несоответствия спорного объекта ввиду разрешенного использования указанного земельного участка.

При рассмотрении дела для разъяснения вопросов, требующих специальных знаний, судебная строительно-техническая экспертиза судами не проводилась. Более того, отказывая в удовлетворении ходатайства истца о проведении судебной экспертизы по мотиву непредставления истцом данного ходатайства в суд первой инстанции, суд апелляционной инстанции не учел, что данный вопрос обсуждался судом первой инстанции, однако так и не был разрешен по существу.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/395511/

Операция Липовые бумажки // Какие правовые проблемы вскрылись в ходе сноса московских самовольных построек

Правильное ли решение вынес суд о сносе самовольной постройки?
Вождь Темучин: “Эти торговцы подобны острию меча, которое проводит лишь царапину. Сегодня они навесили навесы и торгуют, а завтра явятся с большими навесами, потом построят здания, чтобы лучше шла торговля. Вначале острие меча, потом все лезвие. Они должны быть уничтожены”.
Г.

Гаррисон “Конные варвары”   О жесткой позиции Москвы по сносу самовольных построек коллеги уже много сказано и написано. Тем не менее, я бы хотел сформулировать свое отношение к тому, что произошло и описать проблемы, которые, на мой взгляд, особенно четко выявились в ходе сноса.

Особая благодарность редакции Закон.

ру, которые провели анализ судебных актов, на которых основывали свои права застройщики, чьи строения были снесены в ту ночь.

Далее я хотел бы ответить на несколько вопросов, которые являются ключевыми для юридической квалификации “ночи длинных ковшей”.  

1. Имеет ли какое-нибудь значение то, что в отношении части построек было зарегистрировано право собственности в ЕГРП?

На этот вопрос я бы ответил – нет, не имеет. 

В российском гражданском праве запись в реестре прав на недвижимости имеет по общему правилу правопорождающий эффект: права на недвижимости создаются записями, которые регистраторы вносят в реестр (п. 2 ст. 8.1 ГК РФ).

 Однако наша государственная регистрация прав на недвижимости существует в виде так называемой негативной регистрационной системы, особенность которой заключается в том, что запись сама по себе не создает право на недвижимость, необходимо, чтобы под записью было должное правовое основание – действительная сделка, акт госоргана или законное возведение строения. Если действительного основания для приобретения права собственности на недвижимое имущество нет, то запись в реестре не породит права.

Все сказанное касается и самовольных построек: само по себе попадание в реестр объекта, который был построен с нарушением норм земельного или градостроительного законодательства, не делает его “несамовольной” постройкой. Эта позиция (совершенно оправданная как с точки зрения догмы, так и правовой политики) была в свое время сформулирована ВАС РФ в обзоре № 143 (п. 5). Легализующее значение имеет лишь регистрация построек, построенных “неправильно”, в рамках так называемой “дачной амнистии”. Кроме того, насколько я понимаю, часть объектов, которые были снесены, были возведены как временные киоски, причем земельные участки предоставлялись именно для этих целей. Я недаром вынес в эпиграф к заметке цитату из одной своих самых любимых в детстве книг. Нет ничего более постоянного, чем временное. Со временем палатки юридически превращались в павильоны, те – в сооружения, последние становились “вдруг” недвижимостью, права на которую были записаны в реестр. Я много раз на этом портале описывал проблему российского права недвижимости: в связи с тем, что у нас крайне неудачно написано в ст. 130, что недвижимостью являются здания и сооружения (а не только земельный участок, как это происходит в странах со старой гражданско-правовой культурой) мы не знаем, что такое недвижимость. Именно поэтому в качестве недвижимостей оказываются зарегистрированными такие объекты, которые недвижимостью (а то и вовсе вещами) не являются: заборы, асфальтовые площадки, футбольные поля и проч. Та же проблема – когда в качестве недвижимости регистрируется то, что на самом деле является движимой вещью (в практике Президиума ВАС РФ это дело Хумарян против г. Новосибирска). Такая регистрация никогда не превратит тот объект, который в действительности является движимостью (модульные сборно-разборные павильоны), в недвижимость. Поэтому ссылка на то, что права на такой объект зарегистрированы в реестре, сама по себе тоже ничего не дает.  

2. Имеет ли какое-нибудь значение тот факт, что в отношении части построек состоялись решения судов?

Это непростой вопрос, ответить на него одним словом не получится. Дела были разные и их надо разбирать отдельно, по категориям споров.

(а) Решения о признании права собственности. Они могут быть двух типов. Первый – о признании права собственности на самовольную постройку по ст. 222 ГК РФ. Если такое решение состоялось – то постройка легализоана и снести ее уже нельзя.

Насколько я понял, ни у кого из снесенных таких решений не было. Собственно, выиграть дело о легализации по ст. 222 ГК года с 2010 г. фактически невозможно. В московской же ситуации это невозможно  в принципе – ведь для легализации по ст. 222 нужно быть собственником земельного участка.

Ни у кого из снесенных земли в собственности не было.

Другой вид решений о признании права собственности, который были вынесены судами – это решения о признании права собственности на постройки по п. 1 ст. 218 ГК РФ. Это такие очень стремненькие дела, в которых истец говорит: “Я тут, эта, сам для себя за свой счет кой-че построил. Суд, добренький, признай право собственности, тебе чё, жаааааалко что ли”. Суды некоторые в таких ситуациях признавали право. Потом на основании этих решений права регистрировались в реестре. В свое время был целый коррупционный бизнес, “легализация недвижимости через суд”, в обход правильной процедуры регистрации прав, но Президиум ВАС всю эту ахаляй-махаляй юриспруденцию остановил в деле № 4464/12. Понятно, что если лица, чьи объекты были снесены, основывают свое право, записанное в реестре на основе такие судебные акты, то они не могут ссылаться на них в качестве защиты от сноса. В таких делах никогда не обсуждался вопрос о том, являются ли постройки самовольными и потому эти решения, строго говоря, преюдициальными не являются.   Единственное правильное решение суда, которое могло было бы защитить от сноса, это решение о признании права собственности по ст. 222 ГК – только оно имело легализующий эффект.

(б) Решения по делам о сносе построек, проигранные мэрией. Таких дел довольно много. Через некоторое время после назначения/избрания С.С. Собянина мэром Москвы мэрия начала активно расчищать наследство, оставшееся от Лужкова. Насколько я понял из обзора Закон.

ру, почти все дела были проиграны по причине пропуска исковой давности: городские власти знали о факте возведения самовольных построек довольно давно, при Лужкове ничего не делалось, система кормлений с малого и среднего бизнеса московского коррумпированного чиновничества работала исправно.

В общем, московские власти, поняв, что в судах они все проиграют по причине исковой давности, сделали хитрый ход: насколько я понимаю, именно они были инициаторами поправок в ст. 222 о праве исполнительной власти сносить постройки без суда. 

Исковая давность – это то, что заявляется в суде. Если нет суда, то об исковой давности заявлять некому. Экскаваторщику особенно об исковой давности не заявишь, он тебя ковшом, ковшом… Тут меня смущают две вещи. Во-первых, все-таки новый п. 4 ст. 222 написан так, что создается впечатление, что сносить без решения суда власти могут только в том случае если лицо, возведшее здание не известно:

“4. Органы местного самоуправления городского округа (муниципального района в случае, если самовольная постройка расположена на межселенной территории) вправе принять решение о сносе самовольной постройки в случае … 

… В случае, если лицо, осуществившее самовольную постройку, не было выявлено, снос самовольной постройки может быть организован органом, принявшим соответствующее решение, не ранее чем по истечении двух месяцев после дня размещения на официальном сайте уполномоченного органа местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети “Интернет” сообщения о планируемом сносе такой постройки”. Закон ни слова ни говорит о том, что власти могут снести постройку в случае если лицо было выявлено. А в том, что самовольные застройщики были выявлены, говорят также кадры ночи длинных ковшей: эти люди защищались кто плакатами “У нас самовола нет” и ссылками на Конституцию, кто – портретами В.В. Путина, а кто – даже святыми иконами. Ни помогли ни первое, ни второе, ни третье, как известно. Во-вторых (и это волнует очень сильно), даже в этих ахаляй-махаляй делах о признании права собственности на ст. 218 в качестве ответчика (номинального, молчаливого, заявлявшего, что, мол, “всё на усмотрение суда”) всегда участвовала местная власть в лице того или иного подразделения. То есть, тогда они молчали про то, что это вообще-то была временная палатка или разборный павильон, а теперь вдруг прозрели… Странное и противоречивое поведение!  

3. Лицо приобрело здание, думая, что с ним все хорошо, раз права на здание записаны  в реестр. Но потом выяснилось, что это самовольная постройка. 

Я несколько раз читал рассуждения о том, что мол люди, которые купили здания у тех, кто “странно” возвел их в период генерал-губернаторства Ю.М. Лужкова, являются добросовестными приобретателями и должны быть защищены от сноса. Однако здесь кроется ошибка. Еще раз напомню, что запись не является легализующей в отношении самовольной постройка. Она – не объект прав, не недвижимость. Она – вне оборота, на нее в принципе не может быть собственности. По добросовестности можно приобрести только вещь, то, что в принципе оборотоспособно. Нельзя по добросовестности приобрести, скажем, танк или дозу героина, так как никто не может быть собственником этих объектов. То же и с самовольной постройкой. Добросовестность здесь не защитит.   В общем же, я для себя сделал три важных вывода. Первые два касаются публичного права, третий – частного.

(1) У нас совершенно не развита идея административной давности.

В частном праве все это есть: если ты пойдешь в суд по нарушению, которое было очень давно, то ответчик заявит о давности и ты проиграешь.

Если ты попытаешься вне суда реализовать свои частные права (зачет, инкассо, внесудебное обращение взыскания и проч.), то ты не сможешь это делать за пределами сроков исковой давности (п. 2 ст. 199 ГК РФ).

В публичном же праве ничего похоже нет, об этом совершенно никто не пишет и не обсуждает. Но мне кажется, что ситуации очень похожи: если администрация могла что-то сделать, реализовав свою публичную власть, но долгое время этого не делала, то должна работать ровно та же идея, что и в частном праве: право администрации реализовывать свои публичные правомочия должно пресекаться. Ровно по тем же причинам, почему вводится в частном праве исковая давность.

(2) У нас в публичном праве совершенно не развита доктрина, которая активно свивает себе гнездо в частном праве сейчас: запрет противоречивого поведения (эстоппель) (хотя принцип сформировался, насколько я знаю, в международном публичном праве).

А ведь московские власти надо бы бить именно эстоппелем: да, все эти решения судов (конечно, не “странные” бумажки) не обладают преюдициальным значением для разрешения вопроса о самовольном характере постройки и строго говоря именно поэтому не защищают от признания постройки самовольной. Однако если московская власть участвовала в тех “странных” делах и тогда не заявляла о самовольном характере постройки, то сегодняшнее ее поведение входит в противоречие с предшествующим. А такого быть не должно. Почему-то в публичном праве об этом вообще никто не пишет и не говорит.

Собственно, эти два замечания очень хорошо демонстрируют тепершнее состояние науки административного права в России: ученых нет, нормальных работ нет, дискуссий нет, хотя бы какого-то подобия научной или околонаучной жизни тоже нет (в цивилистике сейчас все намного лучше). Поэтому администрация не связана вообще ничем, ведь настоящее административное право в России отсутствует. Андрей Егоров как-то рассказывал, что у немцев долгое время с административным правом была та же история: всем нравилось заниматься частным правом и оно у немцев достигло невиданного расцвета. А публичное право буксовало. Но вот несколько цивилистов бросили частное право и начали разрабатывать административное право, внеся в него метод и ценности частного права и сделали из немецкого административного права такую же конфетку, как и частное право.  У нас я знаю только Дмитрия Степанова, который вроде бы увлекся публичным правом, может быть, он возьмет на себя эту тяжкую ношу. Есть прекрасная Елена Поветкина, которая всегда была прекрасным цивилистом, а теперь сильно интересуется градостроительным и земельным правом. А может быть кто-то еще из нашего потенциального зологотого юридического юношества из РШЧП тоже прельстится славой первопроходца в публичном праве и впряжется в эту лямку и вытащит интереснейшую и сложнейшую отрасль права из того болота, в котором она сейчас прозябает.

(3) Ну и последнее соображение скорее политико-правового свойства. Ночи длинных ковшей не было бы если у нас была нормальная система вещных прав (напр.

, право застройки) и здание рассматривалось бы как составная часть права застройки, а не как самостоятельный объект. В этом случае не было бы горьких ожиданий, связанных с тем, что “я вот право на здание зарегистрировал, но прав на землю у меня нет”.

Кстати, насколько я понимаю, у всех этих бедолаг если и была какая-то аренда, то она была для размещения временных сооружений, да и ту московские власти уже наверняка в одностороннем порядке прекратили (это к вопросу о том, что нынешняя аренда не является серьезным правовым титулом на землю). Нынешняя московская история показала, что главное в праве недвижимости – это права на земельные участок, все остальное – тлен.

Всем хороших выходных!

UPD

Источник: https://zakon.ru/Blogs/operaciya_lipovye_bumazhki__kakie_pravovye_problemy_vskrylis_v_hode_snosa_moskovskih_samovolnyh_post/42079

Порядок сноса самовольной постройки по решению суда – Юридические подборки

Правильное ли решение вынес суд о сносе самовольной постройки?

Узнать стоимость решения вопроса

По статье 222 ГК, самовольная постройка — объект, отвечающий одному из следующих признаков:

  1. Здание находится на не принадлежащем лицу участке.
  2. Здание находится на территории, где строительство запрещено.
  3. Здание сооружено без соответствующего разрешения и (или) с нарушением строительных нормативов.

Чаще всего незаконные сооружения возникают из-за правовой неграмотности лиц, их построивших. Долгое время в СССР дома, бани и гаражи возводились без всякого согласования и предварительного разрешения, что и отразилось в памяти россиян.

Еще одна причина — это нежелание заниматься подготовкой документов, которая отнимает много свободного времени и сил.

Многие граждане полагают, что раз участок принадлежит им на праве собственности, то органы власти в любом случае зарегистрируют их права на строение.

Однако эта позиция ошибочна — самовольные строения подлежат сносу, если лицо не докажет, что здание безопасно, участок принадлежит гражданину на законных основаниях, а разрешенное использование надела включает также и строительство сооружений.

Не являются самостроем следующие объекты:

  • сооружения, не относящиеся к недвижимому имуществу, например, киоски, ларьки, гаражи-«ракушки»;
  • сооружения, являющиеся составной частью участка, например, капитальные заборы;
  • сооружения, возведенные до 01.01.1995 года;
  • сооружения, претерпевшие незначительную реконструкцию.

Порядок сноса и легализации самостроев

Право собственности на сооружение, построенное незаконно, констатируется судом при наличии следующих обстоятельств:

  1. Земля, на которой расположен самострой, принадлежит физлицу на праве собственности, праве пожизненного наследуемого владения или праве бессрочного пользования.
  2. Вид допустимого использования надела включает строительство.
  3. Постройка соотносится с документацией по планировке территории и другими регламентами.
  4. Постройка не представляет опасности для других граждан и окружающей среды.

Заинтересованное в сохранении строения лицо должно подать иск в районный суд по месту расположения участка со зданием. Размер госпошлины напрямую зависит от стоимости объекта. Минимальная сумма составит 400 рублей, а максимальная — 60 000 рублей.

Если же заинтересованное лицо желает осуществить снос незаконных построек, ему также необходимо обратиться в суд. Подать иск в районный суд вправе собственник участка, обладатель других вещных прав на надел, а также лица, права и интересы которых затрагивает сохранение самостроя.

Ответчиком по данному делу будет застройщик, а если строение было отчуждено по какой-либо сделке — его приобретатель. Размер госпошлины по делам о сносе составляет 300 рублей для граждан и 6 000 рублей для фирм.

Срок исковой давности на такие дела не распространяется, соответственно, иск можно подать в любой момент.

Судебная практика по сносу незаконных зданий сложна. Если ранее демонтаж можно было произвести только по причине серьезных и неустранимых нарушений строительных регламентов, то с 01.09.

2015 года любое незначительное нарушение может повлечь уничтожение постройки.

Следует отметить, что даже если права на строение были зарегистрированы Росреестром, заинтересованные лица все равно могут инициировать судебный снос незаконных построек.

Если судья принял решение о сносе построек, то истцу сначала необходимо дождаться вступления итогового акта в законную силу. После этого ответчик может снести строение за свой счет. Если же этого не происходит, судебное решение необходимо предъявить в отдел ФССП по месту расположения спорного объекта.

Общий порядок принудительного сноса закреплен в ст.107 ФЗ №229. Он включает следующие этапы:

  1. Возбуждение исполнительного производства, направление лицу постановления, в котором пристав устанавливает срок для добровольного сноса.
  2. Если постройка осталась на участке, пристав взыскивает исполнительский сбор с должника и устанавливает новые сроки для сноса.
  3. Если постройка не демонтировалась, пристав организует принудительный снос здания с привлечением понятых, специализированных организаций, полиции, МЧС и других структур. Все расходы по ликвидации здания ложатся на должника.

Узнать о том, какие документы вам потребуются, как их подготовить и как рассчитать госпошлину, вы можете у специалистов «Правового Петербурга» по номеру +7(812)603-72-21.

Уничтожение постройки без решения суда

Снос незаконных построек без решения суда возможен, если строение находится на участке, которому присущи особые условия использования, либо на наделе общего пользования или на территории нахождения инженерных сетей. Еще одно условие сноса — участок не предоставлялся лицу вообще или предоставлялся, но для других целей.

Принять решение об упразднении самостроя вправе органы местной администрации, в ведении которых находится надел. Последовательность действий следующая:

  1. Принятие постановления о сносе постройки, в котором указывается срок для добровольного демонтажа (срок не может превышать одного года).
  2. Направление документа застройщику в семидневный срок.
  3. Если застройщика установить не удалось — размещение в семидневный срок объявления о сносе, в том числе установление информационного щита вблизи постройки.
  4. Если хозяин постройки так и не был выявлен — демонтаж строения по истечение двух месяцев с даты размещения объявления.

Важно: Перед тем, как снести постройку, местные власти обязаны выяснить, действительно ли она является самостроем. Если администрация совершит ошибку и снесет законно построенное здание, она будет обязана возместить собственнику объекта все понесенные расходы.

С чего начать разрешение спора?

Заинтересованное в сносе постройки лицо должно подготовить доказательства того, что сохранение здания будет ущемлять его права.

Такими доказательствами могут стать пожарные заключения о несоблюдении минимального расстояния между постройками, фотографии расположения объекта, кадастровый паспорт участка, свидетельские показания и т.д.

Если приведенные доказательства будут подготовлены надлежащим образом, выиграть дело о сносе постройки будет нетрудно.

Однако следует отметить, что в каждом конкретном случае требуется разработка индивидуальной тактики. Соответственно, перечень документов будет разниться в зависимости от того, на каких основаниях был подан иск.

Поэтому пытаться отстоять свои права самостоятельно, опираясь на готовую судебную практику, бессмысленно и даже рискованно. Только опытный юрист сможет добиться законного сноса постройки, поскольку суды достаточно неохотно принимают решение о сносе.

Специалистам «Правового Петербурга» известны все нюансы ведения подобных дел, поэтому в 98 % случаев мы добиваемся положительных результатов.

Если проблема самостроя коснулась и вас — позвоните по номеру +7(812)603-72-21 и получите бесплатную консультацию специалиста в Санкт-Петербурге.

«Подводные камни» и риски

Гражданин, которому каким-то образом мешает самовольная постройка соседа, может попытаться снести ее через суд самостоятельно, однако в случае неудачи здание останется на прежнем месте.

А это значит, что в течение долгих лет гражданин будет вынужден испытать неудобства, например, видеть из своего окна глухую кирпичную стену постройки или недополучать урожай из-за тени, создаваемой самостроем.

Если, к примеру, строение заходит на территорию вашего участка, продать в дальнейшем надел с нарушенными границами будет крайне сложно.

Ситуация может осложняться многими обстоятельствами:

  1. Отсутствие у заинтересованного лица прав на участок или документов.
  2. Отсутствие сведений о застройщике.
  3. Затрудненный сбор доказательств по причине напряженных отношений с соседями.
  4. Трудности в определении того, является ли здание самостроем или нет.

Наши специалисты более семи лет успешно разрешают вопросы по сносу самостроев. Приведем два примера.

Пример 1

Ч без всяких разрешений построил деревянную баню вплотную к жилому дому Р.

Юристы «Правового Петербурга» доказали в суде, что Ч при строительстве бани не выполнил СНиПы, в частности, о соблюдении безопасного расстояния между постройками.

Источник: https://sudinformation.com/poryadok-snosa-samovolnoy-postroyki-po-resheniyu-suda/

– все члены группы, были детально проинструктированы Азизовой И. о линии поведения, которой надлежало придерживаться в случае, если проведенная сделка по купле либо продаже иностранной валюты станет предметом разбирательства правоохранительных органов – в такой ситуации, Азизовой И. было определено, что тот член группы, в отношении которого будет установлено проведение незаконной валютной операции, должен сразу и безоговорочно признавать факт совершения административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.15.25 КоАП РФ, и признавать сумму, на которую была проведена данная операция – что бы сотрудники правоохранительных органов ограничились лишь изъятием данной суммы, и не проводили более детальную проверку, результатом которой могло бы стать изъятие более крупных сумм оборотных и незаконно полученных в качестве дохода денежных средств, а так же установление всех обстоятельств и пресечение всей незаконной банковской деятельности группы в целом (приговор вступил в законную силу 07.08.2018 г.)

Правильное ли решение вынес суд о сносе самовольной постройки?
sh: 1: –format=html: not found

ДОКУМЕНТЫ СУДА

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА по результатам изучения судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности в 2018 году, в январе-мае 2019 года

СПРАВКА

Верховного Суда Республики Крым

по результатам изучения судебной практики

по уголовным делам о преступлениях

в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности

в 2018 году, в январе-мае 2019 года

Во исполнение поручения Верховного Суда Российской Федерации № 7-ВС-3550/19 от 29 мая 2019 года проведен анализ судебной практики по уголовным делам о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предусмотренных статьями 159-1593, 1595, 1596, 160, 165, 1701, 171, 1711, 1713-1723, 1731-1741, 176-178, 180, 181, 183, 185-1854, 190-1994, 2001-2003, 201, 210 УК РФ, рассмотренным в 2018 году и январе-мае 2019 года, в ходе которого изучены уголовные дела соответствующей категории, соответствующие судебные решения, в том числе решения вышестоящих инстанций, справки районных судов республики, в том числе по результатам изучения соответствующей практики рассмотрения дел анализируемой категории мировыми судьями республики.

В период с января 2018 года по 31 мая 2019 года судами республики (в том числе мировыми судьями) всего рассмотрено 30 уголовных дел анализируемой категории в отношении 34 лиц, из которых:

– осуждено 22 лица:

– прекращено дел в отношении 11 лиц, в отношении 4 из которых по реабилитирующим основаниям судами апелляционной и кассационной инстанций, в отношении остальных по основаниям, предусмотренным ст. 75 (1 лицо), 762 (5 лиц), 78 (1 лицо) УК РФ.

В отношении 1 лица уголовное дело возвращено прокурору судом апелляционной инстанции после отмены приговора.

Из анализируемой категории дел на рассмотрении судов находились дела о преступлениях, предусмотренных: ч.1 ст. 159; ч. 3 ст. 159; ч. 4 ст. 159; ч.1 ст. 160; ч.3 ст. 160; ч. 4 ст. 160; ч. 1 ст. 171; п.

«а,б» ч. 2 ст. 172; п. «б» ч. 2 ст. 171; ч. 6 ст. 1711; п. «б» ч. 2 ст. 1713; ст. 1714; п. «а» ч. 4 ст. 1741; ст. 1744; ст. 177; ч. 1 ст. 180; ч. 1 ст. 1992 Уголовного кодекса Российской Федерации.

По одному уголовному дело 2 лица совершили преступление, предусмотренное ч. 6 ст. 1711 УК РФ, в группе по предварительному сговору, по другому делу 2 лица совершили преступление, предусмотренное п.п. «а», «б» ч.2 ст. 172 УК РФ, организованной группой.

Судебная практика

Результаты изучения судебной практики рассмотрения дел соответствующей категории показали, что в заданном периоде проблемы у судов возникли лишь при квалификации деяний, предусмотренных ст. 1741 УК РФ. В целом же проблем правоприменения, касающихся уголовно-правовой квалификации, у судей республики не возникало.

При рассмотрении дел указанной категории, кроме Конституции Российской Федерации, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, законодательства в области гражданского, банковского, налогового и иных отраслей права, судьи республики также используют разъяснения, изложенные в постановлениях Пленума Верховного Суда республики Крым от 15 ноября 2016 года № 48 «О практике применения судами законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности за преступления в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности», № 48 от 30 ноября 2017 года «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

При этом вопросов, связанных с применением разъяснений (касающихся уголовно-правовой квалификации), содержащихся в вышеперечисленных постановления Пленума, у судей не возникло.

Как уже отмечалось, вопросы возникли лишь при применении разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 7 июля 2015 г.

№ 32 “О судебной практике по делам о легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, и о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем”, во взаимосвязи с положениями ст. 3 Федерального закона от 7 августа 2001 г.

№ 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», в той части указанных нормативных документов, которые разъясняли – что необходимо понимать под легализацией денежных средств и иного имущества, полученных в результате преступления.

При этом по данному вопросу на сегодняшний день судьи республики трудностей не испытывают, поскольку тщательно изучена и проанализирована соответствующая судебная практика, проведены занятия с судьями (случаи описаны в пункте 1 справки).

По вопросам программы

1.

В ходе изучения судебной практики рассмотрения судами республики уголовных о преступлениях в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, установлен случай изменения (государственным обвинителем в судебном заседании) первоначального обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, в сфере предпринимательской деятельности, в связи с неправильной квалификацией органами предварительного расследования по признаку субъекта преступления.

Так, уголовное дело по обвинению Аксенова поступило в Бахчисарайский районный суд РК с квалификацией его деяний по двум эпизодам части 3 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Источник: http://vs.krm.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=79

Снос самовольной постройки – Юридическая компания

Правильное ли решение вынес суд о сносе самовольной постройки?

Несмотря на то что государство стало активно бороться с самовольно возведенными строениями, зданиями, сооружениями, по сей день их остается огромное количество.

Если посмотреть на статистику, то в последние годы, можно сказать чуть ли не «пачками» сносятся самострои.

Но далеко не во всех случаях такое решение, принятое судом первой инстанции или местными органами власти признается единственно правильным. Даже в таких ситуациях можно и нужно бороться за свое имущество.

Что такое самострой или самовольная постройка

Только при проведении строительных работ на свет может появиться самовольно возведенный объект. В п.1ст.222 Гражданского кодекса законодателем закреплена расшифровка названого термина. В соответствии с названой нормой, чтобы признать строение самовольно возведенным, оно должно быть наделено один из следующих признаков:

  1. Лицо, возвело сооружение, не имея на то соответствующего разрешения, которое должно было получить в соответствующем органе.
  2. При возведении объекта недвижимости были грубым образом нарушены градостроительные и строительные требования, нормы и правила.
  3. Объект был возведен на участке земли, который не принадлежит Застройщику.
  4. Самовольная постройка возведена на участке земли, выделенном лицу для иных целей.

При наличии вышеуказанных признаков, объект недвижимости признается самовольной постройкой. Но, для проведения процедуры сноса, этого еще недостаточно. Необходимо наличие оснований. Это может быть:

    • Решение местного органа государственной власти. Муниципалитет наделен полномочиями, в ряде случаев самостоятельно принимать решение о сносе самостроя. К примеру, жилой дом находится на землях, которые в установленном порядке были отнесены к категории опасных. В этом случае нет необходимости обращаться с иском в суд.
    • По решению суда. По данной категории дел, в качестве Истца может выступать не только муниципалитет, но и прокуратура. К таким лицам также относятся и простые граждане, а также лица, имеющие на земельный участок правоустанавливающие документы, другие граждане, чьи права и свободы, по их мнению были нарушены самовольной постройкой.

Как осуществляется снос

Еще несколько лет назад, т.е. до 2015 года, до внесения некоторых изменений в законодательные акты, снести незаконно возведенное строение можно было исключительно по решению суда. В каждой конкретной ситуации эта процедура может отличаться от себе подобных. Остановимся на двух вариантах сноса:

  1. Застройщик самовольной постройки известен.
  2. Лицо, которое самовольно построило объект недвижимости, неизвестно.

Что касается первого варианта.

К примеру, местный орган власти вынес решение о сносе самостроя и известно лицо, его построившее. В такой ситуации, не позднее семи дней с момента принятия решения должностные лица муниципалитета направляют Застройщику документы о принятом решении.

В нем, помимо самого решения о сносе, в обязательном порядке должны быть причины, послужившие его принятию. Помимо этого виновной стороне устанавливается время, в течение которого оно должно самостоятельно, т.е. своими силами снести незаконно возведенную постройку. Обратите внимание на срок.

Он, в соответствии с требованиями законодательства не может быть более одного. В том случае, когда виновник не пожелал в установленный срок снести строение, оно подлежит сносу местными органами. Некоторые наши соотечественники, чтобы сэкономить деньги так и поступают.

Но это неправильно, поскольку все затраты, связанные со сносом строения, в любом случае будет возмещать Застройщик самовольной постройки.

Что касается сноса самовольных построек, где Застройщик неизвестен, то здесь предусматривается особый порядок.

Как можно отменить, отсрочить сроки сноса самостроя

Этот вопрос интересует практически всех лиц, кто самовольно возвел постройку на земельном участке, принадлежащим ему на праве частной собственности. Здесь потребуется изучить судебную практику рассмотрения подобного рода вопросов.

Как показывает практика, суды первой инстанции, за редким исключением, принимают решение по удовлетворению иска, т.е. по сносу незаконного строения. Что касается Верховного суда, то он избрал другую позицию относительно сноса самостроев. По его мнению, не во всех случаях самовольные постройки необходимо сносить, даже когда у Застройщика нет разрешения на его постройку.

Исходя из судебной практики, Верховный суд отменил достаточное огромное количество решений судов первой инстанции по сносу самостроев. Пленум ВС дает разъяснения, почему не во всех случаях самовольные постройки подлежат сносу. Основным моментом здесь является то, что при рассмотрении дела в суде, необходимо получить ответ на нижеследующие вопросы:

  • Самовольная постройка представляет опасность для жизни и здоровья граждан? Если нет, то вести речь о сносе не имеет смысла.
  • Самовольно возведенный объект недвижимости соответствует предъявляемым к подобным объектам требованиям, стандартам и нормам?

Для наглядности остановимся, в качестве примера на одной ситуации. Лицо, на своем участке возвел гостевой домик. Местные органы власти вынесли решение о его сносе.

При рассмотрении дела Верховным судом было установлено, что строение ни коим образом не угрожает жизни, здоровью третьих лиц.

К тому же, в соответствии с заключением эксперта, он был построен в точном соответствии с предъявляемыми требованиями, не были нарушены стандарты и нормы. Как результат, такое строение не подлежит сносу.

Вывод

Вы возвели на своем участке постройку, и местные органы власти приняли решение о его сносе. Не нужно паниковать, опускать руки и думать, что все пропала. Сразу же обращайтесь в наш «Правовой центр».

Наши земельные юристы имеют богатый опыт разрешения подобных конфликтных ситуаций. Мы подготовим необходимые документы и сделаем все возможное, в соответствии с законом, чтобы, даже самовольная постройка была признана законной и Вы стали ее полноценным собственником.

Источник: https://pravbis.ru/zemelnyj-yurist/snos-samovolnoy-postroyki/

Адвокат24
Добавить комментарий