Муж хочет подать в суд за то, что я не справляюсь с воспитанием ребенка, как быть?

«У девочки были вши, она не знала, что такое краски и пластилин»: как отцы крадут детей у бывших жен

Муж хочет подать в суд за то, что я не справляюсь с воспитанием ребенка, как быть?

С момента вынесения первого решения суда Алина видела дочку только дважды в октябре 2016 года. «Это были километровые переписки в WhatsApp между Григорием и моим переговорщиком.

Удалось договориться о встрече, но муж выдвинул ряд условий… мне нельзя было говорить дочке о том, что я ее мама, нельзя было разговаривать с ней.

Если я вдруг заговорю, то должна была задавать только те вопросы, которые разрешат, мне нельзя было трогать ребенка и фотографировать».

Как рассказывает Алина, на нее вышла бывшая няня, которая работала у них в Испании, она сказала, что девочка растет очень избалованной, потому что все вокруг боятся делать ей замечания. «Говорили, что дочка сразу начинала жаловаться папе, когда он звонит.

Сейчас она живет с новой супругой моего бывшего мужа Анной, в их семье уже четверо детей, трое из которых общие. Возможно, новая жена просто боится вмешиваться в воспитание Арианы — так как она прекрасно понимает, что может попасть в ситуацию, которая случилась со мной.

У меня за 8 лет борьбы на руках уже 12 решений судов, у Арианы стоит запрет на выезд за пределы РФ с 2012 года, в отношении ее отца Григория Казанского вынесено постановление о федеральном розыске, о заочном аресте и о розыске в Интерполе — он обвиняется в мошенничестве и хищении 91 млн рублей из НПП „Салют“ в Нижнем Новгороде, где одно время он был генеральным директором».

За это время создалось целое сообщество мам, которые таким же образом пострадали от отцов своих детей. Собрался алгоритм действий, что делать в таких случаях. Так пришла идея создать организацию. «И успешные кейсы есть. Мы вернули много детей.

За 2019 год около 15 детей вернулись к тем своим родителям, у которых решение суда было в их пользу. Чаще это мамы, — рассказывает Алина Брагина. — С нами работают юристы, психологи, медиаторы.

Когда назначено исполнительное действие по месту нахождения должника по решению суда или местом исполнения назначен один из отделов ФССП, мама приезжает, чтобы забрать своего ребенка, в нашем сопровождении. Приезжаем всегда толпой, с нами — обязательно телевидение.

Задача мамы — взять ребенка на руки. Дальше действуем мы. Мы помогаем, не давая другой стороне подойти к маме с ребенком, чтобы его снова не отобрали».

Кстати, «Стопкиднеппинг» помогает не только мамам. «Мы не за права родителей. А за права детей. У нас есть и пострадавшие папы, но они не очень хотят светиться. Ситуация такая же: место жительства ребенка определено с папой, а мама скрывается с ребенком.

Это обычно случаи, когда у мамы доказанные документально психические отклонения или это выпивающая мама. Сейчас, например, есть такой случай в Краснодаре.

Папа не может даже видеться со своими детьми, так как у мамы хорошие связи и проблемы с психикой (это доказано)».

Другая история — девочка уже много лет живет с папой, и вдруг появилась мама, которая пропадала где-то много лет. Теперь женщина хочет, чтобы дочь жила с ней.

Папа не против встреч, но у 12-летней дочери налажен быт, она привыкла жить с отцом и не хочет переезжать к маме. «Мы пытались поговорить с мамой, что ей никто ничего не запрещает, берите на выходные, встречайтесь.

Но она хочет забрать девочку, хотя та сама против», — рассказывает Алина.

Подобные истории происходят не только в богатых семьях. Это не зависит от экономического статуса семьи.

«Недавно у одной из наших мам бывший муж забрал ребенка. Он никакой не олигарх, ему как раз нечем платить судам, как в других случаях. Просто приехал в садик и увел. Причем уже во второй раз, — рассказывает Алина.

— Ошибка мамы была в том, что она вела тот же образ жизни, что и до похищения. Ей нужно было обезопасить себя: мы всегда рекомендуем менять место жительства, возможно, работу, садик или школу и так далее. У этого ребенка было раздвоение личности.

„Я Маша, а не Катя (имя изменено)“, — говорит девочка, потому что папа звал ее Машей».

Еще был случай, когда мужчина, забравший своего ребенка еще в шестимесячном возрасте, вернул его маме — через 3 года. «Просто позвонил ей и сказал: «Забирай его, я не справляюсь. А у ребенка, оказывается, аутизм. Много можно было сделать сразу, как обнаружился бы этот недуг, поймать момент для реабилитации, но, к сожалению, время упущено».

Алина Брагина замечает, что, выстраивая отношения с мужчиной или женщиной, которые находятся в разводе и живут со своим ребенком, стоит узнавать, а где второй родитель и в каких он отношениях с ребенком.

Это может обезопасить от подобных страшных историй в будущем: «У меня были недолгие отношения с мужчиной, дочь которого жила с ним. Он утверждал, что мама девочки их бросила.

Я уже на своем опыте знала к тому времени, как происходят такие ситуации, и попросила дать возможность пообщаться с мамой девочки. Мне важно было убедиться в том, что это так и есть. Но он отказал мне в этой возможности и очень скоро исчез из моей жизни.

Я удивляюсь женщинам, которые даже не пытаются узнать правду. А ведь, может быть, это именно такая ситуация, и потом вы сами можете оказаться в таком же положении».

Источник: https://chips-journal.ru/reviews/kak-otcy-kradut-detej-u-byvsih-zen

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Муж хочет подать в суд за то, что я не справляюсь с воспитанием ребенка, как быть?

Международные документы по правам ребенка, Конституция Российской Федерации, законодательство РФ наделили школьника довольно обширными правами. В частности, школьник имеет право:

  • на бесплатное образование;
  • на  выбор учебного заведения;
  • на выбор формы получения образования: в школе  и вне школы путем семейного образования и самообразования;
  • на выбор формы обучения: очное, заочное, очно-заочное, на дому, по индивидуальному учебному плану;
  • на перевод в другую школу по желанию ребенка (при согласии родителей);
  • на  бесплатное пользование библиотечной (школьной) литературой;
  • на  участие в школьном самоуправлении;
  • на помощь учителей во время обучения;
  • на свободу совести и выражение личных убеждений;
  • на обучение в безопасных условиях;
  • на добровольное посещение дополнительных кружков, секций, занятий;
  • на помощь школе на добровольных началах;
  • на свободное посещение школьных мероприятий, не входящих в план обучения;
  • на доступ к информации;
  • на защиту от эксплуатации, выполнения работы, которая вредна для физического или психического здоровья ребенка, препятствует получению образования;
  • на предоставление особых условий детям с ОВЗ;
  • на тайну переписки, телефонных переговоров, личных данных;
  • на участие в культурных мероприятиях, занятия творчеством и искусством;
  •  имущественные права.

Нарушать права ребенка, в том числе и в школе,  недопустимо. Вот что сказано на этот счет в Федеральном законе «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24.07.1998 N 124-ФЗ с последующими изменениями:

«При осуществлении деятельности в области образования и воспитания ребенка в семье, образовательном учреждении, специальном учебно-воспитательном учреждении или ином оказывающем соответствующие услуги учреждении не могут ущемляться права ребенка».

Однако, не всегда это бывает так. Приведем несколько характерных ситуаций.

Типичный случай: ученик опоздал на урок, пришел не в установленной школой форме, не с той прической, и  учитель не  допустил его до уроков. Когда ученика  не пустили на урок или удалили с урока, то в этом случае произошло нарушение его права на образование. У учителя нет права решать: пускать или не пускать ученика на урок.

В школе есть Устав, правила поведения, правила ношения школьной формы и т.д. Если же ученик их нарушает, то к нему могут быть применены такие  меры как замечание, выговор, исключение из школы. А вот такой  меры,  как отстранение от урока — нет.

Если ученик не был допущен на урок, то в таких случаях родители или  ученик могут написать жалобу директору школы,  в управление образования с ходатайством о проведении дисциплинарного расследования, в прокуратуру.

Если же действия ученика угрожают жизни и здоровью других обучающихся, учителю, то учитель обязан вызвать администрацию школы, полицию и других специалистов, которые примут к ученику адекватные меры воздействия. Применение педагогическими работниками  мер физического воздействия к ученикам недопустимо.

Бывает, что  учитель, классный руководитель занимаются проработкой ученика в присутствии всего класса, или дежурный учитель на школьной линейке прорабатывает провинившихся школьников в присутствии других учеников.

 Такие публичные проработки входят в противоречие с правом обучающегося на уважение своего человеческого достоинства, наносят детям огромный моральный вред.

Если такие «методы воспитания» практикуются в школе,  то это повод для родителей  обратиться в суд.

Обсудить волнующую учителя проблему с учеником учитель  может только лично, без посторонних. При этом он не должен также оказывать на ученика давление.

Иногда учителя разговаривают с учеником на повышенных тонах, необоснованно критикуют, шантажируют, предъявляют завышенные требования или подвергают чрезмерным наказаниям.

Это ничто иное  как   применение мер психического насилия по отношению к ученику,  унижение его чести и достоинства.

В таком случае  родители вправе не  только обратиться к администрации школы, но и  в прокуратуру, и в суд.

Не единичны факты, когда  школа под разными предлогами принуждает родителей сдавать деньги. Однако ответственность за то, что некоторые родители не сдали деньги, классным руководителем почему-то возлагается на их детей. Этих учеников начинают ругать, преследовать, шантажировать.

Такие действия классного руководителя — прямое нарушение права ребенка на образование, унижение его чести и достоинства. И в этом случае у родителей  есть все основания обратиться  с жалобой к директору школы, в орган управления образованием, прокуратуру и, если потребуется, – в суд.

Бывает, что школа привлекает учащихся к общественно-полезному труду: уборка класса, генеральная уборка школы или ее территории, работа по благоустройству по месту жительства и др.

В ст.34 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» по этому поводу сказано так: «Привлечение обучающихся без их согласия и несовершеннолетних обучающихся без согласия их родителей (законных представителей) к труду, не предусмотренному образовательной программой, запрещается».

Проблема может быть решена следующим образом: чтобы привлечь учеников к общественным работам, школа должна обратится к ученикам, а не приказывать им, обязательно получить согласие учеников на помощь школе своим трудом и письменное согласие родителей. Это относится и к дежурству учеников по классу и по школе. Если эти условия не будут выполнены, то у родителей будут все основания жаловаться на школу.

Следует отметить, что  Министр образования и науки О.Ю.Васильева  считает, что общественно-полезный труд следует вернуть в школу: «Мы должны вернуть и сельские бригады, которые у нас были в сельских школах, мы должны вернуть работу на приусадебных участках, которая была всегда, мы должны вернуть уборку помещений школьных, которая никак не граничит с угрозой жизни и здоровью школьника.

Мы должны вернуть, прежде всего, ответственность маленького человека за то место, в котором он проводит 11 лет. Не потребитель маленький, а созидатель, который в этой школе созидает вместе с нами, с учителями и родителями», — заявила  она на заседании комитета СовФеда по науке, образованию и культуре  26 сентября 2016 года.

Но для этого необходимо изменить вышеупомянутую норму закона об образовании.

Примеры нарушений прав ребенка в школе можно приводить и дальше. В любом случае, если  родитель считает, что права его ребенка нарушены, то он прежде всего должен  обратиться к педагогу или администрации школы за разъяснениями сложившейся ситуации.

Если разъяснения его не удовлетворили, то он имеет право написать жалобу директору образовательного учреждения и получить письменный ответ, который содержит объяснения относительно предмета спора. Если ответ администрации не устроил родителя, то можно обратиться за разъяснениями в вышестоящие инстанции управления образованием.

Также в зависимости от характера нарушения прав ребенка и удовлетворенности принятыми по этому поводу мерами можно обращаться к региональному уполномоченному по правам ребёнка,  в региональный орган Рособрнадзора, во Всероссийское общество защиты прав потребителей образовательных услуг, в местные органы опеки и попечительства, в  Комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав, в прокуратуру, суд, полицию. Главное – не оставлять подобные  случаи без разбирательства.

Следует обратить внимание, что юридическая ответственность, в том числе и уголовная, по определению является индивидуальной, а не коллективной. Поэтому ни возбудить уголовное дело, ни подать гражданский иск на группу граждан, например, на школьный класс или группу педагогов, родителей невозможно. Привлекать к ответственности можно только каждого в отдельности, а не коллектив.

Конечно, права школьника не должны нарушаться. Но помимо прав у ученика есть и обязанности, которые он должен знать и неукоснительно  выполнять.

К примеру, школьник должен добросовестно учиться, посещать обязательные занятия  в соответствии с расписанием, бережно относиться к имуществу школы,  уважать честь и достоинство других учеников и работников школы,  выполнять требования работников школы по соблюдению правил внутреннего распорядка, и т.д. В школе они определены Уставом, правилами внутреннего распорядка, локальными актами   школы, а на федеральном уровне —  законом об образовании.

Примечание

С 2009 года в России действует институт уполномоченных по правам ребенка. На Федеральном уровне уполномоченным по правам ребенка в настоящее время является Анна Кузнецова. Есть такая должность и на региональном уровне. Кроме того, в школе тоже может быть уполномоченный по защите прав детей или по защите прав участников образовательного процесса, к которому также можно обращаться.

В соответствии с Федеральным законом от 02.05.2006 № 59- ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» с последующими изменениями,  ответ на свою жалобу заявитель должен получить  в срок, не превышающий 30 дней.

Основные нормативные документы по вопросам защиты прав детей

Декларация прав ребенка

Конвенция о правах ребенка

Конституция РФ

Семейный Кодекс о правах и обязанностях родителей и детей

Семейный Кодекс о защите прав детей, оставшихся без попечения родителей

Федеральный закон «Об опеке и попечительстве»

Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в РФ»

Федеральный закон  «Об образовании в Российской Федерации»

Также в блоге

Защитим наших детей

Нарушения и наказания — новые правила для обучающихся

Из школы в школу

Защищаем права ребенка в школе

Безопасность ребенка в школе

Школьные конфликты можно урегулировать посредством школьной медиации

Как защитить права ребенка, если они нарушаются школой

Источник: https://eduinspector.ru/2017/02/05/kak-zashhitit-prava-rebenka-esli-oni-narushayutsya-shkoloj/

О воспитании мальчика в неполной семье верующей матерью

Муж хочет подать в суд за то, что я не справляюсь с воспитанием ребенка, как быть?

О воспитании мальчика в неполной семье верующей матерью. (Часть II)

О воспитании мальчика в неполной семье верующей матерью (часть III)

О воспитании мальчика в неполной семье верующей матерью. (Часть IV)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Томясь в ожидании рождения ребенка, каждая женщина вольно или невольно задумывается о том, каким он вырастет. Она дает себе слово,.

что приложит все усилия к тому, чтобы ее чадо стало достойным и порядочным человеком, чутким, добрым, понимающим, искренним, чтобы он был опорой и поддержкой своим родителям в старости, чтобы его миновали беды и несчастья, чтобы не совершал он ошибок, могущих навредить не только ему, но и окружающим его близким людям.

https://www.youtube.com/watch?v=tqM2G_Fl2nA

И как часто в процессе воспитания при столкновении с конкретными жизненными ситуациями у матерей попросту опускаются руки от незнания, что делать.

Как быть? Чем помочь? Кто или что в состоянии разрешить многие проблемы, связанные с воспитанием ребенка, особенно в том случае, когда мать остается (по той или иной причине) «один на один» — с ребенком, растя и воспитывая его без отцовского участия?

Не могу, да и не хочу настаивать на том, чтобы матери, оказавшие мне честь прочтением изложенной здесь нашей с сыном истории, приняли ее как эталон или руководство при воспитании собственных детей. Однако смею надеяться, что некоторые моменты могут служить неплохим подспорьем при решении тех или иных вопросов, связанных с воспитанием мальчика в неполной православной семье.

Добавлю только: в том, что мой ребенок растет неплохим (пока) человеком, не моя только заслуга.

Поскольку я, по милости Божией, человек верующий, то понимаю, что без Господа и без Церкви, без заступничества наших Небесных Покровителей многие проблемы так и остались бы неразрешимыми, и я не -знаю, каким бы подошел мой сын к порогу своего взросления. Кроме того, в те или иные нелегкие моменты нашей жизни с нами рядом всегда оказывались люди, которые помогали всем, чем только могли.

Могу только осмелиться пожелать тем матерям, которые остались с ребенком и без мужа: сестры и матушки, не бойтесь, на все — воля Божья, Господь все управит, Он будет вам и Заступником и Покровителем, и упасет вас и чад ваших, едва вы к Нему прибегнете за помощью.

Моя семья стала «неполной» задолго до того, как я приняла Святое Крещение, поэтому мы с мужем не были венчаны. Окрестилась я уже после того, как мы расстались. Знаю — одно: многие женщины, как и я, приходят к вере уже после того, как развод стал свершившимся фактом. И это также, по-моему, не спроста.

Ибо Господь и здесь протягивает вам Свою милующую и всепомогающую руку, дабы помочь вам «поднять» и воспитать ребенка, прежде всего — вырастить его достойным членом христианского сообщества — Церкви его.

И если вы поможете ребенку именно в этом, если воцерковите свое чадо, то тогда все житейские трудности и преграды будут ему не страшны, он все преодолеет с Божьей помощью. Отношения в христианской семье приобретают особый смысл, мать и дитя родные не только по крови, но и по духу, потому что призваны к вечной жизни во Христе Иисусе.

А это уже нечто особенное, что способно поставить мать и дитя на иную ступень отношений. Ведь как часто взрослые относятся к ребенку (потому что он мал, неопытен и житейски не мудр) как к тому, кому человеком стать еще предстоит.

Но это не так Он маленький и неискушенный житейскими коллизиями, но, безусловно, такой же человек, как и любой взрослый: у него такие же чувства, как и у любого взрослого (если не острее), но гораздо более чистая и хрупкая душа. А кроме прочего, он ваш маленький братец во. Христе. Он не только ваш, он — Христов, Божий.

А это, согласитесь, уже нечто иное, чем простое материнское «Он — мой. Я — мать. Хочу — казню, хочу— милую». Нам, взрослым, нужно стараться сохранить душевную чистоту маленького христианина, не причиняя душевных ран, способных ожесточить душу ребенка и сделать ее невосприимчивой к Любви Божьей. Иначе не будет у нас покойной старости, не знать покоя от тревог за дитя, пожизненно каяться в том, что не привели ребенка к Богу, а, наоборот, отвратили его от Христа и Церкви, своими руками выкопали ему погибельную яму.

Однако жизнь в миру всегда исполнена суеты, она ежедневно воздвигает перед людьми преграды, которые непременно нужно преодолевать.

Как быть, когда к заботам о хлебе насущном на одни и те же плечи ложатся заботы о духовном и нравственном воспитании ребенка, особенно если это — мальчик? Что делать, когда наш «безумный, безумный, безумный» мир рвется в тихую заводь ваших отношений? Что предпринять, если понимаешь: вы разные, он — маленький мужчина, а вы — взрослая женщина, и, в силу этой разности, не всегда способны понять внутренний мир своего растущего мальчика? Одно вас может объединить, одно может дать ключ к взаимопониманию, одно спасет вас от возможных бед и несчастий — вера Христова и Церковь Его. Вера, которую нужно прививать не фанатично, но с любовью во Христе Иисусе, которая, вкупе с материнской любовью, способна творить чудеса.

Мы с сыном бесконечно признательны всем тем, кто принимал и принимает посильное участие в нашей с ним судьбе: нашим пастырям, нашим родным и близким, членам христианской общины, учителям и воспитателям сына и всем. православным христианам за их молитвы о нас. Пусть хранит вас всех Господь на всяком месте и во всякий час.

О ЧЕМ ХОТЕЛОСЬ БЫ РАССКАЗАТЬ

Не помню, кому из великих людей принадлежит известный афоризм о том, как некая мать, придя к нему, спросила: с какого времени нужно начинать воспитывать ребенка. На что последовал вопрос о возрасте ее малыша. Оказалось, что тому две недели от роду.

И тогда этот великий человек ответил матери, что она опоздала ровно на две недели. Признаться, мне не очень нравится термин «воспитывать». Больше по душе: растить, взращивать, подобно любящему и заботливому садовнику.

Из крохотного семечка — в могучее дерево со здоровыми корнями, с роскошной кроной, обильным и хорошим плодом. Растить, следить за тем, чтобы не завелись на растении паразиты, заботиться о том, чтобы не появлялось больных ветвей, удобрять, охранять, лелеять.

Зато потом многие люди смогут воспользоваться плодами рук мудрого садовника, да и само древо сумеет выдержать самые жестокие бури (если таковые случатся).

Бесспорно, гораздо легче растить и воспитывать ребенка вместе с мужем. Но коль скоро произошло иначе, то это вовсе не повод чувствовать себя одинокой и никому не нужной. Конечно же, неизбежна боль, неизбежны страдания, причиненные расставанием. Но все же вы не одна, у вас есть ребенок, и он будет вам утешением, он поможет вам справиться с вашими скорбями, вас двое, и это уже хорошо.

Именно такими мыслями я утешила себя, оставшись одна с маленьким ребенком на руках.

С одной стороны, мне было проще, поскольку сыну было: всего три месяца и он ничего не понимал из происходящего, ему не довелось пережить того мучительного состояния, которое переживают дети в то время, когда разводятся их родители.

С другой стороны, у меня не было ни работы, ни образования; и я не знала, на что мне с сыном жить дальше. Слава Богу, у меня были живы родители, которые души не чаяли во внуке и старались помочь нам во всем, в чем только мы нуждались.

Проблема была не только в том, чем накормить и во что одеть сына. Я очень хотела, чтобы он не чувствовал себя обездоленным, знал, что у него есть я, что он всегда может на меня положиться и что трудности, с которыми столкнется, он сможет преодолеть, поскольку ему всегда будет к кому обратиться за советом и поддержкой.

Хотела, чтобы мой мальчик понял, что в этой жизни, кроме материальных благ (которыми, к сожалению, я не могла его осыпать), есть ценности более важные — духовные, хотела вырастить его добрым человеком.

Я понимала, что для этого мне нужно вместе с ним заново переживать все, с чем сталкивается он, перечувствовать все его чувствования, смотреть на мир его глазами и слышать его ушами. Нужно было стать его единомышленником и верным другом.

Как это ни странно, но самый процесс воспитания зачастую складывается из преодоления трудностей и проблем, возникающих на пути взросления ребенка. Это возрастные кризисы в три, пять и тринадцать-четырнадцать лет, проблемы общения со сверстниками и людьми старшего возраста.

Проблемы, связанные со следованием общепринятым светским нормам (которые сейчас стали, скорее всего, не нормами, а аномалиями). Да и мало ли, с чем придется столкнуться! Всего и не предугадаешь.

О некоторых встречающихся чаще всего трудностях и о том, как мы с ними справлялись, мне и хотелось бы рассказать. Получилось же так, что по милости Божьей сын вошел в Церковь, стал христианином.

Краеугольным камнем его воспитания, неоценимой помощью в этом и поддержкой мне стало его воцерковление.. Произойди иначе, я никогда и- ни с чем не справилась бы.

Сейчас мы с сыном переживаем очередной критический возраст: ему почти тринадцать лет, он становится юношей, не переставая еще оставаться ребенком. С ним все сложнее и сложнее общаться. Не потому, что он становится непослушен, нет. Он становится эмоционально неустойчивым и поэтому особенно ранимым.

И по- рою не знаешь, как подступиться к нему и какие слова найти, чтобы достучаться до него, до его души, до сознания, при этом не обидев и не оттолкнув. Однако, несмотря на просыпающийся так называемый «юношеский нигилизм>, и здесь нам обоим помогает церковное общение, поскольку именно Церковь заняла в нашей жизни главенствующее положение.

Слава Богу за всю Его милость к нам.

ОТ НУЛЯ ДО ЧЕТЫРЕХ ЛЕТ

Первостепенной задачей, которую я поставила перед нами на первом году жизни,— это здоровье ребенка. Именно на первом году жизни закладывается фундамент здоровья на многие годы. Не допустят того, чтобы он болел, закалить, дать полноценное питание — это первое, к чему я стремилась. Но не менее важным считала поддерживать постоянный контакт с ребенком.

Чаще брать на руки, не оставлять его одного играть в комнате, как можно дольше кормить грудью. Улыбаться ему, не взирая на настроение и самочувствие, разговаривать. Не дать ребенку чувствовать одиночество и страх от первых столкновений с неведомым и незнакомым ему миром. Учить играть в игрушки. Мы хорошо с ним справились с поставленными задачами.

На первом году жизни мы не расставались ни на час и выросли, ничем не болея. К году Илья умел есть ложкой (правда, не совсем «по адресу»: кормил и уши, и глаза, но тем не менее знал, откуда брать и куда нести), пить из чашки, знал много игр и потешек («гули прилетели», «сорока-белобока», «ладушки, «колпачок», «прятушки» и др.

), знал многих животных и подражал тому, как они кричат, умел развлечь себя игрушками. С ним было просто; нужно было только оставаться в поле его зрения или быть рядом, играть мог бесконечно, не канючил, не капризничал. Я в это время спокойно управлялась с домашними делами.

Пеленок и штанишек он не пачкал едва не от рождения: мы с мамой приучили его делать все свои «делишки» почти по времени, и когда время подходило, просто освобождали его от одежки, и она оставалась сухой и чистой.

Говорить начал очень поздно, два года обходился тремя-четырьмя словами и набором разнообразных звуков. Когда ему исполнилось два года, он внезапно заговорил и сразу полноценными предложениями.

С этого дня он стал говорить почти без умолку: почемучкал», требовал, чтобы ему читали книжки и рассказывали сказки. Просил петь песни и читать стихи; сам обучался чрезвычайно легко, очень скоро выучил много песенок и стишков.

Играя, сам с собою разговаривал или повторял какой-нибудь стишок Особенно ему нравилось есенинское «Черемуха душистая», это стихотворение он мог повторять бесконечно.

Когда я услышала такую самозабвенную декламацию (а он получал явное удовольствие от повторения вслух «Черемухи»), то призадумалась: а сын мой, вероятнее всего, «тонкокож» и раним, если ему с раннего детства нравится есенинская лирика.

Провела эксперимент, разучили несколько стихов: обычных, веселых и «Белая береза под моим окном». Стал. декламировать «Березу». до самозабвения. Такая же история повторилась и с песнями.

Я обратила внимание на то, что ему нравятся протяжные, напевные мелодии: с удовольствием слушал «Степь да степь крутом», «Ой, да ты калинушка>, различные романсы. Я поняла, что наши отношения с сыном переходят на новую удивительную ступень: он взрослеет и как-то осознает себя. Растерянности не было.

Была огромная радость: мой мальчик растет и развивается, а я умею, пока еще, разбираться в том, что ему близко и понятно. Более того, мы, по своему душевному настрою, оказались с ним несколько похожи.

Не скрою, я очень боялась сделать что-либо не так, повести себя неразумно, а в результате из моего мальчика вырастет жестокий и бездушный человек, с «каменным сердцем», нечуткий и недобрый. Поэтому, когда я уловила в маленьком сынишке своеобразный поэтический наст рой, то сочла это добрым знаком для нас обоих.

С самого рождения я пела ему колыбельные песни, сколько бы раз в день он ни спал. Теперь он сам стал «заказывать» мне музыку. В доме были музыкальные инструменты: шестиструнная гитара, детские пианино и гармошка. Сын занимался тем, что целыми днями заставлял меня извлекать звуки из этих инструментов. И еще я должна была петь.

Пела. Он подпевал. Говорил он все больше, предложения были сложными, мы с моими родителями старались внести в его речь как можно больше эпитетов, описательных слов. Никогда не «сюсюкали» с ним, говорили «взрослыми» словами. Старались привнести в какое-либо повествование о чем-нибудь или о ком-нибудь эмоциональную окраску.

Говорили; «Видишь, как нехорошо поступил мальчик обидел дедушку (бабушку, маму, собачку), дедушка ждал мальчика домой, волновался, дедушка любит мальчика, а мальчик так некрасиво поступил», или что-либо подобное, исходя из ситуации.

Впрочем, многие мамы точно так же учат своих детей начаткам того, «что такое хорошо, а что такое — плохо».

«Плоды» обучения налицо и по сей день: Илья ни единого раза не замахнулся на меня (как часто дети грешат этим), никогда я не услышала от него какого-либо грубого слова. Может быть, это из-за того, что он не ходил в детский сад и не имел возможности общаться с детьми, в чьих семьях бывает «всякое».

Источник: https://www.pravmir.ru/o-vospitanii-malchika-v-nepolnoj-seme-veruyushhej-materyu/

Адвокат24
Добавить комментарий