Как оспорить выселение, если было отменено решение о разделе имущества?

Верховный суд разъяснил сроки давности при разделе имущества супругов

Как оспорить выселение,  если было отменено решение о разделе имущества?

Важное разъяснение сделал Верховный суд, когда пересматривал спор бывших супругов о разделе имущества. Подобные дела всегда по определению сложны и конфликтны.

И, несмотря на то что, казалось бы, всем известно общее правило – все нажитое в браке мужем и женой делится пополам независимо от того, на чье имя записано добро, для граждан и судей в таких делах до сих пор остается немало вопросов и проблем.

Для семейных конфликтов подготовят статьи Уголовного кодекса

Одному из таких сложных моментов подобных споров и было посвящено решение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Речь идет о сроках давности. Применительно к нашему варианту – сроке давности, в течение которого разведенные супруги могут предъявлять бывшей половинке претензии по разделу совместно нажитого имущества.

Решение, которое вынес Верховный суд по конкретному делу, может быть весьма интересным и для других граждан, попавшим в подобные “временные” ситуации. Поскольку в решении разъясняется, какие законы надо применять в аналогичных случаях.

Все началось с того, что гражданка принесла в суд иск к своему бывшему супругу о разделе общей квартиры. В зале заседаний истица заявила, что до 2009 она состояла в браке с ответчиком.

Пока они были семьей, купили однокомнатную квартиру, которую зарегистрировали на мужа. Теперь женщина просила половину от этой квартиры. Районный суд просьбу не уважил и в иске гражданке отказал.

Апелляция с таким решением полностью согласилась.

Отказывая в иске, суд первой инстанции заявил, что гражданка обратилась с иском слишком поздно: с момента развода до предъявления иска прошло больше трех лет. Выражаясь юридическим языком – пропущен предусмотренный статьей 38 Семейного кодекса трехгодичный срок исковой давности, что по статье 199 уже Гражданского кодекса является основанием для отказа в иске.

Суд запретил родителям ограничивать общение детей с бабушкой

Но когда истица дошла до Верховного суда, оспаривая такое решение местных судов, оказалось, что женщина права, а не правы местные суды. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила решение районного суда и велела это дело пересмотреть с учетом следующих моментов.

Так, Верховный суд заявил, что действительно в Семейном кодексе сказано: к требованию о разделе общего имущества супругов, брак которых был расторгнут, применяется трехгодичный срок давности. Но в статье 200 Гражданского кодекса записано, что течение этого самого срока давности начинается с того дня, когда человек узнал или должен был узнать о нарушении своих прав.

По поводу сроков давности, напомнил Верховный суд, было специальное постановление пленума Верховного суда. Оно так и называлось: “О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака”.

И этот пленум специально подчеркнул – течение трехлетнего срока исковой давности для требования о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять не с момента, когда брак прекратил свое существование. Так когда же брак считается расторгутым?

Напомним, брак считается законченным в день государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния. Это если бывших супругов разводили в ЗАГСе. А если брак распался по решению суда, то с того дня, когда это решение вступило в законную силу.

Так вот, пленум Верховного суда подчеркнул – течение срока давности при разделе имущества бывших супругов начинается не с момента, когда брак завершился юридически – печатью и подписью. А с того момента, когда бывший или бывшая узнали или должны были узнать о своем нарушенном праве.

В нашем случае, в районном суде было установлено, что квартиру супруги действительно купили в браке.

ВС: Родители обладают абсолютным приоритетом в воспитании детей

А значит, она по закону (статья 34 Семейного кодекса) – общая собственность. Но когда начался суд, истица неоднократно заявляла, что не требовала своей половины квартиры все прошедшие годы, так как была уверена, что она и так принадлежит ей.

И лишь спустя годы, когда у женщины возникла необходимость распорядиться своей долей, выяснилось, что бывший супруг и не планирует с ней что-либо делить. Пришлось идти в суд.

То есть до момента требования истица и не подозревала, что ей не отдадут ее имущество – половину квартиры.

Эти аргументы, которые есть в материалах дела, показывают, что с того момента, когда истица узнала о нарушении своих прав, и до обращения в суд прошло всего несколько месяцев и никакой трехлетний срок исковой давности гражданкой не нарушен.

А местные суды, рассматривая этот иск, неправильно посчитали сроки и не обратили внимание на объяснения бывшей супруги, что про свою долю в общем имущества она знала с момента развода и не подозревала, что ее право нарушено. Когда же она неожиданно поняла, что ей ее половину не отдают, то сразу пошла с иском в суд.

В итоге Верховный суд оба решения местных судов отменил. И объяснил почему – отказ женщине с формулировкой о пропуске трехлетнего срока давности противоречит Семейному и Гражданскому кодексам. Кроме того, оба решения местных судов также не учитывают разъяснений пленума Верховного суда.

Поэтому дело бывшей супруги местные суды будут пересматривать по новой с учетом тех замечаний, которые сделал Верховный суд РФ.

Такое толкование законов – Семейного и Гражданского кодексов показывает, что бывшие супруги могут предъявлять имущественные требования друг к другу даже спустя годы после развода и раздела общего совместно нажитого имущества. Если, конечно, смогут доказать, что лишь вчера узнали о своем нарушенном праве на него.

Источник: https://rg.ru/2015/12/08/suprugi.html

Прокуратура Ханты-Мансийского автономного округа-Югры

Как оспорить выселение,  если было отменено решение о разделе имущества?

1. Судебная практика по делам о выселении

Поскольку «балок» не относится к объектам капитального строительства, он не может быть признан самовольной постройкой и являться предметом договора социального найма.

М. и члены ее семьи обратились в суд с иском к администрации г. Мегиона о признании права пользования «балком» на условиях социального найма. Администрация г. Мегиона подала встречный иск о признании спорного строения самовольной постройкой и выселении без предоставления другого жилого помещения.

Судом первой инстанции иск М. удовлетворен, во встречном исковом требовании отказано. Судебной коллегией по гражданским делам суда ХМАО-Югры решение Мегионского городского суда отменено в части признания за истцами по первоначальному иску право пользования строением на условиях социального найма. В остальной части решение оставлено без изменения.

Общеизвестным является факт, что в период строительства городов в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре предприятиями для временного проживания рабочих возводились балочные городки, в которых с согласия органа местного самоуправления осуществлялась регистрация граждан. Данные строения не имели статуса жилых помещений, на вселение в них ордера установленного образца не выдавались, договоры найма не заключались.

Поскольку жилищным законодательством «балки» не отнесены к жилым помещениям, пригодным для постоянного проживания, у администрации г. Мегиона не возникли обязательства по приему спорного «балка» в муниципальную собственность, заключению договора социального найма. Факт регистрации по месту жительства, оплата коммунальных услуг правового значения для рассматриваемого спора не имеет.

Кроме того, по смыслу ст. 222 ГК РФ предметом самовольной постройки являются объекты капитального строительства, прочно связанные с землей.

Однако «балок» является движимым имуществом, предназначенным для временного проживания граждан.

Материалы дела также не содержат доказательств возведения кем-либо из ответчиков по встречному иску спорного объекта, что также не позволяет его квалифицировать как самовольную постройку, подлежащую сносу.

По спорам о признании утратившим право пользования жилым помещением, приобретенным в результате возмездной сделки в период брака, действует презумпция совместной собственности на имущество супругов, если брачным договором не установлено иное.

Решением Сургутского городского суда удовлетворен иск П.Е. о признании П.В. утратившим право пользования жилым помещением.

По апелляционному представлению прокурора г. Сургута указанное решение отменено решение, в удовлетворении иска П.Е. отказано.

В судебном заседании истица пояснила, что спорная квартира приобретена ею по договору купли-продажи в период брака с ответчиком, который еще в 2002 году добровольно освободил жилое помещение и больше туда не вселялся. Брак между сторонами прекращен.

Ответчик в суд не явился, о рассмотрении дела не извещен, его интересы представлял адвокат, назначенный судом в порядке ст. 50 ГПК РФ.

Положениями ст. 33 и ч. 1 ст.34 СК РФ и ст. 256 ГК РФ установлена презумпция совместной собственности супругов на имущество, нажитое в период брака. С учётом изложенного, пока не доказано обратное, квартира, независимо от того, что при её приобретении в 2000 году она была оформлена на П.Е., принадлежит не только ей, но и ответчику.

Суд первой инстанции необоснованно применил к спорным правоотношениям трёхлетний срок исковой давности исходя из того, что ответчик в течение данного срока имел возможность реализовать своё право на спорное жилое помещение.

Судебная коллегия с данным выводом не согласилась, поскольку трехлетний срок исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество, а не со времени прекращения брака.

Поскольку предметом настоящего иска раздел спорной квартиры не является, обстоятельства, связанные со сроком исковой давности, правового значения для разрешения спора не имеют.

Переселение нанимателя из одной комнаты общежития в другую не влечет за собой прекращение ранее действовавшего договора найма жилого помещения.

Решением Нижневартовского городского суда удовлетворен иск ООО «Жилтранс» о выселении пенсионерки из жилого помещения.

Судебная коллегия по гражданским делам суда Ханты – Мансийского автономного округа – Югры удовлетворила апелляционное представление прокурора г. Нижневартовска, отменив решение о выселении.

Установлено, что ответчице как работнику государственного предприятия в 1989 году на основании ордера была предоставлена для проживания комната в общежитии.

В 1999 году здание общежития по договору купли-продажи было передано в собственность ООО «Жилтранс», по инициативе которого в 2006 году ответчица была переселена в другую комнату общежития на условиях договора коммерческого найма, срок действия которого истек.

Суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что смена гражданином жилого помещения в общежитии, в результате которой ранее занимаемое им жилое помещение заменяется на другое, не влечет за собой прекращение действия прежнего договора, так как фактические действия не свидетельствуют о предоставлении жилого помещения впервые.

Здание общежития незаконно включено в состав имущества приватизируемого предприятия, подлежало передаче в муниципальную собственность, в связи с чем, у ответчицы, вселенной в общежитие до приватизации, возникло право на занятие спорной комнаты на условиях социального найма.

2. Судебная практика по делам о восстановлении на работе

При удовлетворении иска о восстановлении на работе проценты за нарушение срока выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула взысканию не подлежат, поскольку обязанность по выплате среднего заработка возникает у работодателя лишь на основании решения суда.

Решением Мегионского городского суда отказано в удовлетворении исковых требований Р. к БУ «Мегионская городская больница № 1» о восстановлении на работе.

Истец работал у ответчика как по основному трудовому договору, так и по трудовому договору по совместительству, был уволен из БУ «Мегионская городская больница № 1» по п.5 ч.1 ст. 81 ТК РФ за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей.

Однако, как установлено в суде апелляционной инстанции Р.

допустил нарушение трудовых обязанностей именно по основному трудовому договору, что подтверждается выписками из графика и табеля учета рабочего времени.

При таких обстоятельствах решение Мегионского городского суда отменено, Р. восстановлен на работе по внутреннему совместительству, с работодателя взыскан средний заработок за время вынужденного прогула.

Кроме того, судебной коллегией с ответчика взыскана денежная компенсация за нарушение сроков выплаты среднего заработка за время вынужденного прогула. Президиум суда ХМАО-Югры с таким выводом не согласился, в этой части апелляционное определение отменил, поскольку оно основано на неправильном применении норм материального права.

Начисляя проценты за нарушение срока выплаты на сумму материального ущерба, причиненного в результате незаконного лишения возможности трудится, суд апелляционной инстанции не учел, что применение ст. 236 ТК РФ в данном случае является по существу возложением двойной ответственности на ответчика.

Обязанность работодателя по выплате среднего заработка в соответствии со ст. 234 ТК РФ возникла на основании судебного решения, его установившего, поэтому возложение на бюджетное учреждение данного вида материальной ответственности с взысканием процентов за нарушение срока выплаты указанных сумм не основано на законе.

В остальной части апелляционное определение оставлено без изменения.

Независимо от даты, указанной в срочном трудовом договоре, сроком его окончания будет являться выход основного работника на работу.

Ф. обратилась в суд с иском к муниципальному бюджетному учреждению «Центр молодежных инициатив» о восстановлении на работе, взыскании средней заработной платы за время вынужденного прогула, денежной компенсации морального вреда.

Решением Нефтеюганского районного суда исковые требования Ф. удовлетворены.

Как установлено судом и следует из материалов дела, истица работала у ответчика по срочному трудовому договору на период отпуска по уходу за ребенком основного сотрудника К. Ответчик известил Ф. о расторжении трудового договора в связи с досрочным прерыванием отпуска основным работником, после чего Ф. уволена по ч. 2 ст. 77 ТК РФ.

Источник: http://www.prokhmao.ru/jurisprudence/53227/

Адвокат24
Добавить комментарий