Как оформить дом в собственность дочери после смерти матери, если мать была покупателем этого дома, но сделка не была закончена

Обзор судебной практики по рассмотрению районными (городскими) судами Калининградской области гражданских дел во втором полугодии 2017 года

Как оформить дом в собственность дочери после смерти матери, если мать была покупателем этого дома, но сделка не была закончена

Обзор судебной практики по рассмотрению районными (городскими) судами Калининградской области гражданских дел во втором полугодии 2017 года

Споры, вытекающие из жилищных правоотношений

Внеочередное обеспечение жильем лиц, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, включенных в Перечень

Наличие у гражданина, состоящего в очереди на получение жилья, тяжелых форм хронических заболеваний, указанных в Перечне соответствующих заболеваний, является основанием для предоставления ему жилья во внеочередном порядке.

При этом предусмотренный п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ порядок обеспечения жилым помещением указанной категории граждан не устанавливает в качестве обязательного условия внеочередного предоставления жилья проживание гражданина в квартире, занятой несколькими семьями.

Ш.В.И., обращаясь в суд с иском к администрации ГО “Город Калининград” о предоставлении жилья во внеочередном порядке, указала, что она составом семьи 5 человек состоит на учете нуждающихся в жилых помещениях в общей очереди, а также в льготной очереди, поскольку ее дочь J., ДД.ММ.

ГГГГ рождения, является инвалидом группы и страдает заболеванием, которое подпадает под Перечень тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире. Семья проживает в двухкомнатной квартире, общей площадью кв. м, в которой зарегистрированы 6 человек: она, ее мать, три дочери и бывший супруг.

Квартира находится в долевой собственности ее матери, дочерей и бывшего супруга.

Администрацией города в предоставлении жилья во внеочередном порядке истице отказано со ссылками на то, что ее дочь проживает в квартире, занятой одной семьей.

Считая такой отказ незаконным, Ш.В.И. обратилась в суд.

Принимая решение об отказе в иске, суд первой инстанции, ссылаясь на положения п. 4 ч. 1 ст.

 51 ЖК РФ, исходил из того, что основанием для предоставления жилого помещения вне очереди является наличие в семье больного, страдающего тяжелой формой хронического заболевания, при котором совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, при условии проживания такого больного в квартире, занятой несколькими семьями.

Однако в данном случае J. проживает с членами своей семьи (отцом, матерью, сестрами и бабушкой) в отдельной двухкомнатной квартире, в связи с чем предусмотренных законом оснований для внеочередного предоставления ей жилой площади не имеется.

С такими выводами, основанными на ошибочном толковании норм материального права, не согласился апелляционный суд и, отменяя решение, указал, что в ч. 1 ст. 51 ЖК РФ, установлены основания признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма.

Согласно ч. 1 ст. 57 ЖК РФ жилые помещения по договору социального найма предоставляются гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, в порядке очередности исходя из времени принятия их на учет.

Между тем для отдельных категорий граждан законодатель предусмотрел возможность предоставления жилых помещений по договорам социального найма во внеочередном порядке (часть 2 статьи 57 ЖК РФ).

В силу п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ вне очереди жилые помещения по договорам социального найма предоставляются гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в предусмотренном п. 4 ч. 1 ст. 51 настоящего Кодекса перечне, утвержденном Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 июня 2006 г. N 378.

Таким образом, положения данной нормы устанавливают особый (льготный) порядок реализации жилищных прав указанной в ней категории граждан.

Каких-либо иных (дополнительных) требований для предоставления жилого помещения вне очереди, кроме наличия у гражданина, состоящего в очереди на получение жилья, тяжелых форм хронических заболеваний, указанных в Перечне соответствующих заболеваний, пунктом 3 части 2 статьи 57 ЖК РФ не предусмотрено.

Для предоставления такому гражданину жилого помещения вне очереди, исходя из положений пункта 2 части 2 статьи 57 ЖК РФ, необходимы такие условия, как принятие гражданина на учет нуждающихся в предоставлении жилых помещений и наличие у него тяжелой формы хронического заболевания, указанного в Перечне соответствующих заболеваний.

Поскольку J. в составе семьи матери Ш.В.И. с 2002 года поставлена на учет нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, как в общем порядке, так и в льготном, состоит в очереди и страдает заболеванием, указанным в названном Перечне, она обладает правом на обеспечение жильем во внеочередном порядке.

При этом, предусмотренный п. 3 ч. 2 ст. 57 ЖК РФ порядок обеспечения жилым помещением указанной категории граждан не устанавливает в качестве обязательного условия внеочередного предоставления жилья проживание гражданина в квартире, занятой несколькими семьями.

Отменяя решение и принимая новое об удовлетворении иска, апелляционный суд, сославшись на положения ч. 5 ст. 57, ч. 2 ст.

 58 ЖК РФ, устанавливающих норму предоставления жилья на одного человека и допускающих превышение данной нормы не более чем в два раза, если такое жилое помещение представляет собой одну комнату или однокомнатную квартиру либо предназначено для вселения гражданина, страдающего одной из тяжелых форм хронических заболеваний, указанных в соответствующем Перечне, приняв во внимание имеющееся у J. право на дополнительную площадь, а также наличие у нее в собственности 1/5 доли квартиры, площадь которой в силу ч. 7 ст. 57 ЖК РФ подлежит учету при определении общей площади подлежащего предоставлению жилья, возложил на администрацию города обязанность по предоставлению J. вне очереди жилья в виде отдельной квартиры с учетом приведенных выше обстоятельств (апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Калининградского областного суда N 33-5595/2017 от 6 декабря 2017 г.).

Жилищные права военнослужащих и членов их семей

В силу ст. 13 Федерального закона “О введении в действие ЖК РФ” граждане, проживающие в служебных жилых помещениях, предоставленных им до введения в действие ЖК РФ и состоящие на учете в качестве нуждающихся, не могут быть выселены из указанных жилых помещений без предоставления другого жилья, если их выселение не допускалось законом до введения в действие ЖК РФ.

При разрешении спора о правах на жилье применению подлежат нормы жилищного законодательства, действующие на момент возникновения спорных правоотношений.

Военный прокурор, обращаясь в суд, указал, что М.Л.А.

и члены ее семьи проживают в служебном помещении – комнате N здания штаба войсковой части N , переоборудованном для временного проживания военнослужащих на период прохождения военной службы, которая была предоставлена военнослужащему Д. по договору с командиром войсковой части для проживания на период прохождения им военной службы на состав семьи, включая супругу М.Л.А., сына и дочь.

Источник: http://base.garant.ru/9795232/

«Нас с дочкой выселяют на улицу». Минчанка купила квартиру, а спустя время ее «отобрал» позапрошлый владелец – Недвижимость Onliner

Как оформить дом в собственность дочери после смерти матери, если мать была покупателем этого дома, но сделка не была закончена

У риелторов есть железный аргумент, который они любят припоминать людям, попавшим в сложную ситуацию с недвижимостью: если бы покупка или продажа осуществлялась через агентство, то сделка была бы чиста и прозрачна.

Минчанка Алеся так и поступила, купив квартиру с помощью риелтора, однако это не спасло ее от одновременной потери и купленной квартиры, и денег.

Ее ждал сюрприз: объявился не прошлый владелец квартиры и даже не позапрошлый, а его дочь с требованием вернуть жилье.

Алеся — мать 7-летней девочки. До злополучной покупки она долгое время жила с мужем в квартире в Шабанах. Как только на свет появилась дочка, семья начала копить на расширение площади — чтобы у ребенка была отдельная комната. В прошлом году семейный капитал наконец позволил потратиться на жилье. Было решено продать старую квартиру и купить новую. «Однушку» продали за $48 тыс.

— Начали подыскивать себе двухкомнатную квартиру. Главное условие покупки — отсутствие ремонта, шаговая доступность школы и поликлиники, так как ребенка укачивает в транспорте и далеко ездить нет возможности.

Новое жилье выбиралось долго и тщательно: варианты находились не те, что надо. Однажды на глаза Алесе попалось объявление о продаже «двушки» на проспекте Газеты «Звязда». Квартира продавалась через агентство.

— Мы с супругом приехали на просмотр квартиры, нас все устроило, близкие тоже одобрили. Оформлять квартиру при покупке решили на маму, ведь основная сумма денег была у нее. Да и родители боялись оформлять жилье на меня: я дважды подавала на развод, и в случае окончательного распада семьи супруг мог бы выразить претензии на квартиру…

В июне прошлого года мама Алеси заключила договор с прошлым владельцем — Анастасией. «Обновка» обошлась в $60 тыс.

— На тот момент в квартире никто не был зарегистрирован, лицевой счет был чист. Жилье было подготовлено к продаже риелторами. Мы поехали в РСЦ, переоформили квартиру на маму. Почти сразу мама оформила договор дарения на меня.

Первая тревожная весточка поступила от соседей при случайном разговоре. Они поспешили предупредить: по квартире были судебные тяжбы. Алеся заволновалась и, чтобы успокоить душу, на следующий день поехала в агентство.

— Выяснилось, что до нашей сделки был судебный процесс. Анастасия требовала снятия с регистрационного учета дочери предыдущего владельца — Анатолия.

До сделки агент об этом обстоятельстве умолчал, но после требования разъяснений переслал Алесе на почту решение городского суда. В нем значится, что Анастасия является собственником квартиры, а прошлый владелец и его дочь сняты с учета.

— Прочитав решение, я успокоилась. Квартиру мы купили абсолютно законно у собственника, и в ней никто не был прописан.

Ничто не предвещало беды. Деньги законно переданы прошлому владельцу, квартира законно куплена и оформлена, риелторы довольны заработком. Семья принялась делать ремонт, выделив на это $15 тыс.

— Залили стяжку по всей квартире, положили плитку, ламинат, поставили везде стеклопакеты, выровняли стены, заменили всю электрику, сантехнику, купили встроенную кухню, поставили встроенные шкафы, натянули потолки.

По словам Алеси, первоначально квартира была в ужасном состоянии: отсутствие ремонта, неприятный запах, на стенах трещины, ржавые трубы. Но этот «чистый лист» ее устраивал: в голове давно сидел образ новой квартиры по своему вкусу и разумению.

В декабре 2015 года Алеся внезапно получает повестку в суд и письмо с информацией: квартира арестована. Начались бесконечные судебные тяжбы.

— Оказалось, что Анастасия (прошлый, второй владелец) купила квартиру у Анатолия (позапрошлый, первый владелец), который в это время отбывал наказание за неуплату алиментов. Квартира досталась ему по наследству, но в ней была прописана его несовершеннолетняя дочь, которая при разводе родителей в 2001 году решением суда была оставлена с матерью и все время проживала с ней по другому адресу.

Регистрация дочки была формальной. Это доказала Анастасия в городском суде, который вынес однозначное решение: девочка должна быть снята с учета. Об этом говорят и справки из роддома, детского сада, поликлиники, школы. Местом проживания в этих справках значится только один адрес — адрес проживания матери.

Анатолий продал квартиру Анастасии и на вырученные деньги купил двухкомнатную квартиру на Минина. Он предлагал прописать туда свою дочь, но мать была против. Таким образом, Анастасия была вынуждена обратиться в суд для устранения препятствий к вступлению в право пользования квартирой. Но даже после этого, выходит, дочь первого владельца претендует на мою квартиру.

После множества заседаний суд вынес решение: установить факт ничтожности договоров купли-продажи между всеми владельцами, признать недействительность договора дарения между Алесей и ее мамой. Квартиру полагается вернуть Анатолию и зарегистрировать в ней его дочь. Анатолий должен выплатить Алесе 1 353 540 000 рублей.

— Дочь Анатолия с матерью хотят отсудить у меня мое единственное жилье. Они не имеют никаких имущественных прав на эту квартиру. Истребовать имущество имеет право только собственник, а они третьи лица, в квартире не жили и ни копейки в нее не вложили. Их исковые заявления содержат одни лишь желания проживать в нашей квартире.

Анатолий утверждает, что при продаже квартиры заручился устным согласием бывшей супруги на снятие девочки с регистрационного учета, а сейчас она заявляет, что такого согласия не давала.

Но по закону оно и не нужно, так как отец и мать, являясь равноправными родителями, могут выражать права их совместного ребенка. Достаточно согласия одного из родителей.

Это подтвердила на суде и нотариус, зарегистрировавшая сделку купли- продажи квартиры между Анатолием и Анастасией.

Представители органов опеки приходили ко мне домой, составили акт обследования квартиры, просили суд отказать в иске дочери Анатолия и защитить права моей несовершеннолетней дочери.

Но суд не учел этого… В 2013 году органы опеки тоже составляли акт по этой же квартире и вынесли решение, что она находилась в антисанитарных условиях.

Это же подтверждается и справкой из ЖРЭУ, в которой констатируется, что ребенок проживать там не мог. Эти справки также не были учтены судом.

Не указано, в какой срок он должен это сделать, не учтена сумма, потраченная мной на ремонт! Получается, что у Анатолия будет две квартиры: на проспекте Газеты «Звязда», которую он три года назад уже один раз продал, и на Минина, которую он приобрел на вырученные от этой продажи деньги…

Анатолий на суде говорил, что денег у него нет и возвращать он их не будет, потому как нигде не работает. Он не претендует на мою квартиру, так же как и Анастасия.

Однако решением суда Московского района города Минска он становится собственником, еще даже не выплатив мне деньги. А мы с ребенком будем выписаны на улицу сразу при переходе права собственности…

* * *

Алеся сидит с папкой документов в полном непонимании, что делать дальше. Девушка говорит: если бы она знала, что повлечет за собой покупка этой квартиры, то обошла бы объявление стороной. Дело случая: никогда не знаешь, к чему приведет то или иное действие. Как карточный домик разваливается будущее: Алеся лишается квартиры и, более чем вероятно, потеряет $75 тыс.

У Алеси есть масса вопросов:

— Почему Анатолий должен возвращать деньги? Ведь мы даже не знали о его существовании! Почему он, добровольно продав свою квартиру и выражая свое согласие со снятием с регистрационного учета своей дочери, которая там 15 лет не жила, вынужден платить по чужому счету? Он неплатежеспособен! На данный момент он даже нигде официально не работает!

Почему моя мама не может оставить за собой право на честно приобретенную собственность? Почему из-за такого решения мы сразу теряем право собственности и остаемся на улице без возврата нам денег? Просто по желанию третьих лиц! Получается, что через 15 лет после развода один из супругов может предъявить претензии на наследуемую собственность другого или их ребенок, став совершеннолетним, может требовать своей прописки в чужую квартиру? Это наше с дочкой единственное жилье. Мало того что нас лишают и денег, и квартиры, так нам еще присудили выплатить судебные издержки истцам. Почему так?

Подобных сделок по стране тысячи. Что будет, если каждая из них будет оспариваться таким образом?

Ответов на эти вопросы пока нет. Семья готовит кассационную жалобу в городской суд.

***

Купить или продать жилье в любой точке Беларуси можно с помощью сервиса Onliner.by. В базе данных — около 9 тыс. объявлений.

Источник: https://realt.onliner.by/2016/06/22/sud-zvezda

Адвокат24
Добавить комментарий