Как я могу себя защитить в данной ситуации?

Как защитить свою жизнь и не сесть в тюрьму: адвокаты о «самообороне»

Как я могу себя защитить в данной ситуации?

Советы Джохара Утебекова и Жангельды Сулейманова по интересующему многих вопросу: что рядовому гражданину можно, а чего нельзя делать при самообороне? 

Итак, советы Джохара Утебекова и Жангельды Сулейманова по интересующему многих вопросу: что рядовому гражданину можно, а чего нельзя делать при самообороне? 

1.Нас интересует самооборона с юридической точки зрения. Как защитить себя, свою жизнь, чтобы не сесть в тюрьму? 

Джохар Утебеков: Понятие необходимой обороны дается в Уголовном кодексе. Это обстоятельства, которые исключают преступность деяния. Кроме того, это защита от причинения вреда имуществу, здоровью, в том числе других людей; она позволяет производить действия вплоть до причинения вреда злоумышленнику.

Закон приветствует защиту других людей и имущества. Но, строго говоря, есть термин «необходимая оборона». Уголовный кодекс иного термина не знает. В принципе, внутри можно выделять такой термин как «самооборона», когда человек защищает самого себя, свою жизнь и здоровье.

Какого-то строгого вето на применение этого слова в юридической практике нет.

Жангельды Сулейманов: Понятия «самооборона» в законе нет. Есть понятие «необходимая оборона». Сюда включается защита жизни, здоровья, жилища, земельных участков и иной собственности при преступном посягательстве.

Закон позволяет обороняющимся при угрозе защищать права доступными способами. Есть понятие «самозащита» в Гражданском кодексе, но это нас не касается. А «самооборона» – это бытовое понятие.

Давайте все-таки о необходимой обороне говорить. 

2.Что такое угроза жизни и здоровью? Это только активные действия со стороны оппонента  либо и пассивные – например, демонстрация потенциально опасного предмета – или угрозы, высказанные вслух? 

Утебеков: Понятно, что, когда перешли к конкретным действиям, сомневаться не приходится – например, когда тебя уже начали бить. По закону достаточно приготовительных действий, для того чтобы совершить посягательство. Если человек достал пистолет, а тем более словесно подтверждает эту угрозу, то вопрос уже закрыт – можно хоть убивать. Но все зависит от конкретных ситуаций. 

Сулейманов: Угроза, с точки зрения закона, – это ситуация, которая может причинить вред лицу. При этом пассивные действия могут быть. Например, остановили и пистолет вытащили – угроза же существует. Что касается только словесной угрозы – это другая статья совсем.

Я думаю, в данном случае это не подходит. В таком случае необходимой обороны не может быть однозначно. Если было бы разрешено, появилось бы очень много спорных случаев: человека остановили, а он нападающих убил и оправдывается: «мне угрожали».

Но если при этом есть демонстрация оружия – можно все. 

3.Что такое соизмерение угрозы и собственных действий? Чем эти понятия вообще измеряются и насколько субъективна эта оценка? Как закон регулирует разные оценки угрозы участника конфликта и судьи? 

Утебеков: В учебниках приводят хрестоматийный пример: когда дети воруют фрукты, ягоды, а сторож в них стреляет. Это убийство. Здесь никакой необходимой обороны нет. Это несоразмерные вещи. Конечно, законом предписывается соизмерять угрозу с собственными действиями. Но ни за какое имущество человека убивать нельзя. 

Вопрос сложный. Есть нормативное постановление Верховного суда о применении законодательства к необходимой обороне. И, надо отдать должное, оно весьма детальное: 24 пункта поясняют, что нужно делать в разных ситуациях. 

Сулейманов: Тут нельзя говорить об «угрозе». Соизмерение не только самой угрозы, но и причинения вреда – вот так будем говорить. Есть понятие «предел необходимой обороны». Есть понятие «превышение необходимой обороны». Соразмерность должна быть. Идут три человека, на них нападает один. Три человека же сильнее, чем один.

Тут очень важный момент: при возможности агрессора нужно нейтрализовать. А к уголовной ответственности приводит превышение соразмерности. Если пожилой человек нападает с кулаками – зачем ему руку ломать? Достаточно скрутить руки. Оценка ситуации при этом, конечно, субъективна. Обороняющийся должен соизмерить угрозу причинения вреда со своими действиями.

Если не соизмерять, какие случаи дикие будут… Обороняйтесь, но в пределах соразмерности. 

4.Попытка избежать конфликта и «рукоприкладства» – с юридической точки зрения – насколько это важный аргумент для суда по факту причинения смерти во время самообороны? 

Утебеков: Нет, не важна. Вот в случае с Кузнецовым люди неправильно говорят: он мог избежать, убежать. В законе ясно сказано, что право на необходимую оборону принадлежит человеку вне зависимости от возможности избежать общественно опасного посягательства либо обратиться за помощью к другим лицам или в правоохранительные органы. Человек действует правомерно, защищая себя сам. 

Сулейманов: Эта попытка очень важна. Как и вообще поведение обороняющегося. Например, напали, человек убегает, но его догоняют и сбивают на землю. И тогда он берет камень – у него нет иного способа себя защитить.

Это будет в пользу человека, суд учтет, что он избегал конфликта. Но когда обоюдная драка, когда человек выходит… Тут важное слово «обороняющийся». Оборона всегда носит пассивный характер. Есть нападение, а есть оборона. Это вопрос очень важный.

Если человек шел драться с умыслом нанести вред другому – о какой обороне речь?

5.Может ли нападение без применения оружия и каких-либо опасных предметов расцениваться как угроза жизни? 

Утебеков: Да, но в зависимости от ситуации. Человека, например, могут избивать двое. Но здесь слишком много факторов. Все ситуации описать невозможно. Даже если нападает один человек: голыми руками тоже убивают. 

Сулейманов: Однозначно. Но люди разные. Кто-то 50 килограммов весит, кто-то – 150. Кому-то 20 лет, кому-то – 95. Женщина, мужчина… В законодательстве такого нет: «без оружия, с оружием».

Когда есть угроза причинения вреда или уже вред причиняется, например, человека забивают ногами, – что ему делать? Хватает палку, бьет… Это общая норма.

Но тут не «причинитель» вреда оценивается, а сам вред. 

6.Нападение с предметом, не являющимся холодным оружием – палка, камень, кухонный нож – равнозначно ли нападению без оружия? 

Утебеков: Когда кто-то вытащил оружие, у вас же физически нет возможности сидеть с линейкой, измерять длину клинка. Легче же не будет человеку – зарежут его кухонным ножом или «финкой».

Здесь просто надо соизмерять и понимать, была ли реальная угроза жизни. Надо оценивать ситуацию: поведение человека, предшествующее конфликту, личные отношения. Сомнительно, что брат убьет брата. Но всякое бывает.

Может быть, это пустынное место, соотношение сил неравное, количество нападающих больше. 

Сулейманов: Главное – может быть причинен вред или нет. Оценивается возможность причинить вред. Нужно уравнять шансы обеих сторон. Я полагаю, что необходимая оборона – это и есть уравнивание позиций. У противника кухонный нож – ничто не помешает взять хорошую палку. 

7.Нападающий с ножом мужчина или, например, старая женщина – это с точки зрения закона одинаковая опасность и угроза для жизни и здоровья? 

Утебеков: Вы знаете, какие-то ориентиры можно найти в законе о правоохранительной службе. Там отдельно упоминаются нападение женщин, несовершеннолетних и инвалидов.

И когда обсуждается вопрос применения спецсредств и огнестрельного оружия, сотрудникам органов поясняется, что спецсредства и оружие можно применять только в случаях, когда нападающих было несколько или они были вооружены.

Когда имеется реальная угроза для жизни и здоровья. Опять же – все зависит от конкретной ситуации. 

Хочу сделать важную заметку. Уголовный кодекс четко отмечает: если нападение было внезапным, то человек может просто не успеть трезво оценить ситуацию и превышения необходимой обороны не будет. 

Сулейманов: Нет, конечно. От старой женщины можно, например, убежать. Здесь естественно, разная соразмерность. Представьте, человек идет по улице, к нему подходит бабуля с ножом: «Отдай деньги!» Человек просто может убежать. Не надо убивать и избивать эту бабушку. Если же мужчина крепкий, здесь другая ситуация. 

8.Подойдем к вопросу с другой стороны. Можно ли защищать свою жизнь от безоружного человека с тем же кухонным ножом, который по криминалистическим критериям не является холодным оружием? И равнозначна ли с юридической точки зрения защита с таким предметом защите без оружия? 

Утебеков: Вполне вероятно. Но, к большому сожалению, на практике эта ситуация гораздо хуже трактуется в отношении людей обороняющихся. Представим ситуацию: избивают меня двое-трое. На землю повалили, пинают.

Как я могу быть уверенным, что они остановятся и не убьют меня? Пока я буду размышлять над этим… Не всё упирается в оружие. Всё зависит от каждой конкретной ситуации.

Но в этом случае факт защиты гораздо сложнее доказать.

Сулейманов: Однозначно, можно. Но для уравнения шансов. Если нападающий сильнее, если нападающих больше. Закон говорит: вы можете защищаться. Можно. Законодательство не говорит, что необходимая оборона – это оборона без оружия. Законодатель же не может охватить все варианты. Он дал концепцию. И суд рассматривает ситуацию через призму обстоятельств. Бабушка, дедушка, топор, пять человек…

Сергей Ким

 www.1tv.ru

Больше новостей в Telegram-канале «zakon.kz». Подписывайся!

Источник: https://www.zakon.kz/4725572-kak-zashhitit-svoju-zhizn-i-ne-sest-v.html

Как выйти из себя и вернуться обратно

Как я могу себя защитить в данной ситуации?

Чуть что, мы готовы вспылить, взорваться, высказать все, что накипело, потому что сколько можно сдерживаться, надоело! Кто-то склонен выплескивать гнев громко и сразу, кто-то долго сдерживается, а потом вываливает все, кто накопилось.

Увы, в любом случае, громко выражая негативные эмоции, мы провоцируем скандалы. Можно ли научиться правильно выражать свои эмоции – так, чтобы не навредить ни себе, ни своим отношениям с окружающими? Да, если освоить искусство управления гневом.

Физиология гнева

Вообще-то гнев – это нормально. Разозлиться перед лицом несправедливости или в ответ на оскорбление – что может быть естественнее? Проблема не в том, что мы испытываем это чувство, вопрос в том, как мы его выражаем.

Джудит Орлофф, американский психиатр, автор книг Emotional Freedom («Эмоциональная свобода», 2011) и The Ecstasy of Surrender («Сдавайтесь с радостью», 2014), посвятившая себя изучению того, как эмоции управляют человеком, объясняет, что ярость прежде всего чувство физиологическое.

Что происходит, например, если коллега присвоил себе ваши заслуги? Вы приходите в ярость. В крови поднимается уровень адреналина, кровь приливает к рукам, сердце начинает биться сильнее, давление поднимается, зрачки расширяются.

И вы готовы ответить – накричать, нагрубить, обличить, а то и ударить, то есть показать, что вы сильнее, защитить себя и предотвратить повторение этой ситуации.

Это врожденный механизм самозащиты, и именно поэтому его так сложно контролировать, утверждает Джудит. Однако делать это нужно, иначе наши отношения с окружающими будут безнадежно испорчены.

При этом нужно учитывать, что вспышка гнева будет особенно резка в двух случаях. Во-первых, если мы уже в стрессе – вот почему мы легко выходим из себя после тяжелого дня.

Во-вторых, если мы долго подавляем раздражение.

Современные западные терапевты давно интересуются тем, что стоит за вспышками ярости и как с ними бороться. Курсы управления гневом – популярный современный вид тренингов, участники которых осваивают искусство контролировать свои реакции и держать себя в узде, когда хочется крушить все подряд.

«Прежде чем выплескивать гнев, досчитайте до десяти» – это первая рекомендация, которую получают на тренингах несдержанные люди.

Совет, казалось бы, банальный, но дельный: взяв паузу перед тем, как раскричаться, можно прислушаться к себе и обнаружить, что именно вызвало желание устроить скандал. А это вовсе не разбитая чашка или испачканный ковер.

Доктор Линн Намка, американский психолог, основатель организации под названием Talk, Trust & Feel Therapeutics («Терапия через разговор, доверия, чувство»), которая помогает людям контролировать себя, утверждает, что за гневом стоят совершенно отдельные чувства.

Вот, что, по ее мнению, заставляет нас выходить из себя:

– когда мы не получаем то, в чем особенно нуждались в детстве (ласку, одобрение, сочувствие, похвалу и т.д.);

– когда другие проявляют черты характера, которые мы сами в себе терпеть не можем;

– когда ситуация напоминает нам о старых травмах и разочарованиях;

– когда события текущего момента напоминают нам о не решенных в прошлом проблемах;

– когда мы оказываемся в положении, в котором уже были, и тогда нам было плохо.

Как правильно злиться

Правильно выражать свой гнев нужно по двум причинам.

Во-первых, постоянные скандалы портят отношения с людьми: чтобы не остаться без друзей и работы, стоит научиться выплескивать эмоции так, чтобы никого не обидеть.

Во-вторых, и это уже подтверждают исследования ученых, гневливые люди больше, чем спокойные, рискуют получить сердечный приступ в раннем возрасте. Особенно это касается мужчин.

Итак, что же делать, когда охватывает ярость?

Принять то, что вы злитесь

Люди, которые осознают то, что находятся в ярости, меньше склонны к агрессии и насилию, чем те, кто все отрицает. «Человек, который способен понять, какого рода эмоции испытывает в данный момент, лучше умеет собой управлять», – утверждает Рики Понд, автор исследования, проведенного в Университете Кентукки.

Спастись бегством

В прямом смысле.

Бег – самая естественная реакция человеческого организма на стресс: когда в крови поднимается уровень адреналина и кортизола, человеку имеет смысл сделать то, что предпринимали его далекие предки для самозащиты. Вариантов два – пустить в ход кулаки или сбежать. Что выберет воспитанный человек? Конечно, второе. Заодно смените обстановку и исключите раздражающий фактор из поля зрения.

Оценить свое время

Джудит Орлофф предупреждает: не стоит торопиться выражать свой гнев, если у вас нет на это времени.

Во-первых, есть вероятность, что в спешке вы неправильно оценили ситуацию и разозлились несправедливо, а во-вторых, для экономии времени вы наверняка употребите самые сильные слова и выражения, которые знаете, а это не пойдет на пользу отношениям с людьми.

Пожалеть себя

Если вы устали или хотите спать, не стоит ссориться. В гневе уровень адреналина подскочит до небес, а это вызовет бессонницу. Дайте себе отдохнуть: возможно, когда вы будете бодрее, проблема не покажется столь существенной. А даже если конфликт не будет исчерпан, вы сможете спокойнее все обсудить.

Пять правил доброй ссоры

Выражать свой гнев все-таки нужно, но, чтобы отношения с окружающими от этого не страдали, относитесь к людям с уважением, даже если они не правы. Соблюдайте несколько принципов.

1. Пусть важнее будет сохранить добрые отношения, чем доказать свою правоту.

2. Обсуждайте только текущий вопрос, не припоминайте былое.

3. Оцените, стоит ли предмет спора того, чтобы тратить на него столько сил и энергии.

4. Будьте готовы прощать, в противном случае конфликт не разрешится.

5. Заканчивайте спор вовремя: если чувствуете, что никак не сойдетесь во мнениях, примите то, что не согласны друг с другом.

Источник: https://www.gazeta.ru/lifestyle/style/2014/09/a_6199369.shtml

Шесть правил, которые научат ребенка постоять за себя

Как я могу себя защитить в данной ситуации?

  • Рекомендации специалистов
  • 3-7 лет
  • 7-12 лет
  • подросток
  • драки

Отправляясь в магазин спортивных товаров, родители вместе с беговелами, велосипедами, роликовыми коньками и прочим спортинвентарем сметают с витрин комплекты защиты спины, колен, запястий и даже шлемы для своих активных детей.

В таких “доспехах” ребенок будет защищен от внешних факторов, которые при занятиях спортом смогут нанести физический вред. А как помочь ребенку научиться защищать свое «я»? «Я-Родитель» выделил правила, которые помогут укрепить в ребенке внутренний стержень и воспитать уверенность в себе.

Кстати, вполне возможно, что наши советы пригодятся и многим взрослым в общении с другими взрослыми.

Правило первое. Не бояться признавать свои ошибки и быть оптимистом!

Представим ужин в детском саду. Ваш ребёнок случайно роняет тарелку, и та вместе с морковной запеканкой летит на кафельный пол и разбивается с дребезгом.

Как отреагирует малыш? Испугается, что воспитатель будет его ругать? Убежит с места происшествия или будет уверять, что это сделал не он? Научите своего ребёнка признавать свои ошибки, не прятаться от ответственности, но при этом не делать из произошедшего трагедии и во всём видеть лучшее! Растите оптимиста. Ведь тарелки бьются на счастье! Никто не порезался – разве это не чудо? К малышу-оптимисту обязательно подтянется другой малыш, который и поделится своей морковной запеканкой. Ведь вместе есть гораздо веселее. И когда ребенок станет старше, умение нести ответственность за свои поступки и оптимизм будут всегда помогать ему отстаивать свое «я» и находить выходы из самых сложных жизненных ситуаций.

Правило второе. Не реагировать на попытки тебя унизить!

Разумеется, от дразнилок, кличек и обзываний еще никому не удавалось сбежать. Другой вопрос – как на них реагировать. Кого-то коверкание собственной фамилии или имени может довести до плача в школьном туалете, а кого-то может заставить улыбнуться.

Научите своего ребёнка игнорировать дразнилки и самому не придумывать кличек другим людям, потому что у каждого есть имя. Нужно просто усвоить эту истину, но не зацикливаться на ней.

Если ребёнок начнёт каждому объяснять с трясущимися губами, что на самом деле «У меня есть имя!!!», это только раззадорит толпу. «Не реагировать или улыбнуться в ответ», – неожиданный, но приятный взгляд доморощенного оптимиста на обзывание.

Вы только представьте, как эта простая философия поможет ребенку в дальнейшем, когда люди будут говорить ему вещи куда более обидные, чем дразнилки в детском саду.

Правило третье. Не показывать страх.

Ребенок возвращается из школы. По дороге встречаются дети постарше и начинают угрожать. Никто не имеет права заставлять человека действовать против его воли, а также угрожать или причинять боль, – вот что обязательно должен усвоить ваш ребенок. Стоит объяснить ему, что себя нужно уметь защищать, правда, не всегда с помощью кулаков.

Нужно уметь найти в себе силы сгладить конфликт и не показать страха, даже если страшно так сильно, что дрожит голос. Держаться и вести уверенный диалог – вот, что самое важное. Ну а если не поможет, и обидчик начнет драку, то ваш ребенок должен уметь защитить себя. Научите его простым приемам самообороны. На всякий случай.

Если он будет знать, что сможет ответить на физический удар, то ему в таких ситуациях будет проще «бить» словами.

Правило четвертое. Уметь говорить «нет».

Сосед по парте просит вашего ребенка донести его портфель, и ребенок соглашается. Маша из параллельного класса постоянно клянчит конфеты, и ваш сын отдает ей все сладости, которые вы положили ему с собой.

Конечно, отзывчивость и доброта – это хорошие качества, друзьям обязательно надо помогать и делиться с ними, но ребенку надо показать разницу между дружбой и манипуляцией. Ребенка надо научить говорить «нет», если он не хочет что-либо делать.

Иначе он, заодно со всеми, или просто по привычке во всем уступать приятелю не сможет сказать «нет», когда ему предложат «давай попробуй сигарету» или «иди, ударь этого мальчика».

Научите малыша тому, что у него всегда есть выбор и не надо бояться отказываться от чего-либо. Нужно быть добрым, но нельзя позволять другим пользоваться этой добротой.

Правило пятое. Не надо бояться просить о помощи.

У вашего ребенка не получается сделать поделку из пластилина, и, устав бороться с неподатливым материалом, он оставляет затею и больше к ней не возвращается.

Просить о помощи взрослых – стыдно, ведь он и сам уже большой, а сверстники могут застыдить, потому что у них все получилось. Научите вашего ребенка не стыдиться того, что он чего-то не умеет, и просить о помощи. Но просить о помощи – не значит переваливать все на других.

Пусть ему покажут, как правильно держать пластилин в ладонях или вылепят одну из деталей, ну а с остальным он уже справится сам. Таким образом, ребенок почувствует, что он тоже может и умеет и не будет комплексовать из-за неудач.

И если сегодня вы научите его правильно просить о помощи в таких мелочах, то завтра это поможет ему справляться с гораздо более сложными жизненными задачами.

Правило шестое. Привить любовь к спорту.

Вернёмся в тот же спортивный магазин, с которого всё началось. Помните о том, что утренняя пробежка вместе с мамой, зимние прогулки на лыжах с папой или серьёзное увлечение плаванием помогут в формировании уверенности в себе. Заражайте ребёнка любовью к спорту. Это хорошо и для вас, и для него.

Спорт развивает терпение и выдержку, мотивирует на достижение цели в соревнованиях и обязательно приведёт к победе. Ребенок, который испытывал вкус побед в спортивных состязаниях, будет побеждать по жизни и уж совершенно точно всегда сможет постоять за себя в трудных ситуациях.

Кроме того, физически сильного ребенка непросто обидеть, унизить или заставить что-то сделать помимо его воли.

Тип темперамента вашего ребенка

Данный тест позволит получить представление о преобладающем типе темперамента вашего ребенка. Ведь разница в темпераментах между родителями и детьми может привести к глубоким конфликтам, если вовремя не осознать, в чем проблема.

Пройти тест

Источник: https://www.ya-roditel.ru/parents/base/experts/shest-pravil-kotorye-nauchat-rebenka-postoyat-za-sebya/

Агрессия (гнев, злость, ярость) глазами психоаналитика |

Как я могу себя защитить в данной ситуации?

Хотя, наверное, более правильное название для этой статьи было бы: «Гнев, злость и ярость. В чём разница?»

Часто в обычной жизни люди считают эти слова синонимами и не видят между ними никакой существенной разницы, а хотя разница, конечно, есть. И порой она оказывается весьма весомой. На самом деле психологический смысл гнева и злости оказывается почти противоположным.

Давайте разберемся, почему это так:

Агрессия неотъемлемая часть человеческой природы. Она помогает нам приспособиться к окружающей действительности.

Я думаю, не стоит говорить о том, что без агрессии как отдельно взятый человек, так и всё человечество в целом, не выжило бы.

В общей психологии под агрессией понимается поведение, форма коммуникации, — «действия», наносящие различный вред, себе или окружающим.

Психологи выделяют много видов агрессии: вербальная и невербальная, косвенная и прямая, открытая и подавленная, пассивная и активная, конструктивная и деструктивная.

Важно понимать, что подойти на улице к человеку и спросить, сколько времени это тоже агрессия, хотя и конструктивная.

На нее мы можем получить скрытую вербальную агрессию: «Нужно иметь свои часы!» Или пассивную: Молчание, игнорирование или другое поведение, презрительный взгляд, например. И все это будет различной формой проявления агрессии.

Но, как мы знаем, мотором для нашего поведения являются чувства. Основные чувства, стоящие за агрессией и являющиеся ее частями, это гнев, злость, ярость и ненависть.

Теперь давайте в рассмотрим природу этих чувств и постараемся понять разницу.

По своей сути гнев — это подавленная смещенная злость (Или ярость). Гнев может как кипеть внутри человека, и тогда мы можем наблюдать лишь холодность, отстраненность, игнорирование, высокомерие, презрение и пренебрежение к окружающим, так и изливаться наружу в виде брани, крика, битья посуды, обвинений и склок.

Гнев приносит разрядку психического напряжения и дает быстрое, но временное облегчение, если выражается открыто. Если этого не происходит, гнев накапливается тяжелым грузом обиды, перерастает в психосоматику, деформирует характер, остаётся в подавленном состоянии.

Единственное, что важно отметить, что эмоции гнева и все другие пассивные агрессивные чувства ни к чему не ведут, ничего не меняют в жизни человека, кроме того, что ухудшают его здоровье и качество жизни.

Гнев можно сравнить с работающим на больших оборотах мотора на холостом ходу. Мотор ревет, а машина стоит на месте. Чтобы это метафора было более понятной, я приведу пару примеров. Один из обычной жизни, а другой из клинической практики.

Пример А.

Женщина добирается на работу до города на переполненном автобусе, ругается на работу общественного транспорта, практически каждый день вступает в конфликты с другими пассажирами. Дело доходит чуть ли не до драк. Она переполнена гневом и каждый день выплескивает его через край. Но изо дня в день продолжает ездить на том же автобусе. Ничего в жизни не меняется.

Если бы она могла позволить себе действительно разозлиться, она смогла бы задуматься, зачем она ставит себя в такую ситуацию и нашла бы из неё выход. Разозлившись, она могла бы начать лучше работать, продвинуться по карьерной лестнице, купить себе машину или скооперироваться с соседями, ездящими в город на работу.

Когда агрессия перестает быть пассивной, она помогает нам начать думать и действовать. Но все же остается вопрос: почему именно гнев? Для чего эта женщина изо дня в день ставит себя в такую ситуацию? Допустим, у нее дома сидит престарелая мать, которая мотает ей нервы, «запрещает» устраивать личную жизнь, требует и контролирует.

Это, конечно, изматывает и вызывает злость, но злиться на больную престарелую мать, являющуюся центральной фигурой ее внутреннего мира, оказывается невозможным. Тогда злость подавляется и смещается на другой объект (людей в автобусе), превращающийся в праведный гнев, который дает возможность скинуть избыточное напряжение и ничего не менять в своей ситуации.

Если бы эта женщина не была бы столь сильно эмоционально зависима от своей матери, более зрелой и имеющей внутри себя опору, она могла бы позволить себе злиться на нее. Злость могла бы, например, выражаться в одной спокойно сказанной фразе: «Я ухаживаю за тобой, как могу, и я буду строить свою личную жизнь, и, если тебя это не устраивает, ты можешь переехать в дом престарелых».

Злость в данной ситуации более зрелое чувство, предполагающее внутреннею готовность к действиям и изменениям, направленную на защиту себя. Возможно, в этой ситуации до реального разъезда дело бы и не дошло, и отношения имели бы шанс измениться, впустить в дом третьего — мужчину.

Пример Б.

Женщина 42 лет обратилась в терапию по поводу неблагоприятной семейной ситуации. А в ходе психотерапии она постоянно опаздывала, часто пыталась забыть оплатить сессию, могла пропустить сессию без предупреждения.

Это была ее пассивная агрессия ко мне (как к отцовской фигуре, которая устанавливает правила). Этой агрессии она не осознавала. Терапию она порой находила полностью бесполезной, но как и в семейной ситуации, чувствуя свою зависимость и беспомощность, держалась за нее.

Со временем она смогла понять свой гнев, а главное — его причины (зависть и ненависть к отцу, потребность в контроле), и постепенно начать выражать свою агрессию в мой адрес словами. Это произошло тогда, когда бессознательное доверие стало более устойчивым.

Гнев превратился в злость. Она смогла открыто говорить о том, что ее бесят правила терапии, раздражает моя внешность (напоминающая внешность отца). После этого ее опоздания и пропуски прекратились.

Терапевтические отношения стали более открытыми и доверительными. Это позволило ей посмотреть на себя в другом свете. Благодаря открытому выражению чувств, отношения в семье стали постепенно налаживаться.

Итак. Мы подошли к тому, что, когда бесплодный гнев, сохраняющий зависимую позицию, превращается в злость, как готовность действовать, ситуация начинает меняться.

Важно сказать, что злость и ненависть, как это ни парадоксально, лежат в основе любви.

Если ненависть не ведёт к уничтожению, этот сильный эмоциональный заряд помогает людям понять друг друга и сблизиться, найти общие точки соприкосновения, ощутить взаимное проникновение в эмоциональный мир друг друга.

Не зря в народе говорят: «Бывшие враги могут стать лучшими друзьями».

Злость, если она удерживается в приемлемых рамках, сближает людей, меняет ситуацию.

«Я на тебя злюсь — это значит, ты мне не безразличен».

Злость, как правило, предполагает аспект неудовлетворенности собой, готовность меняться самому. По сути, злость — это готовность к внутренним действиям и решениям.

В Советской системе воспитания злость считали плохим чувством. Ее не принимали. «На родителей злиться нельзя. Если ты будешь злиться, мы тебя не будем любить». Это заставляло ребенка терпеть, подавлять свою злость, превращая ее в беспомощный гнев, разрушающий себя, подспудно портящий все отношения.

Психологически здоровый ребенок имеет возможность сказать: «Мама, я тебя ненавижу». И получить улыбку мамы в ответ, и слова: «Да, ты на меня злишься за то и то…»

Злость — это то чувство, которое способствует отделению — психологической сепарации, которая необходима для развития самостоятельной зрелой личности.

Одна из основных задач психоаналитической терапии является интеграция агрессии в отношении, превращении гнева в злость.

Гнев принимается и выдерживается аналитиком до тех пор, пока не формируется доверие выражать свою агрессию в его адрес словами. Это помогает понять бессознательные причины гнева и получить новый более благоприятный опыт выражения агрессии.

В психоанализе есть правило: «Все чувства должны быть высказаны словами, а не отреагированы в действиях».

Если злость отреагируется в действиях (обрывание терапии: что я буду платить деньги, тратить время на то, чтобы злится? Или развестись вместо того, чтобы приложить усилия к налаживаню отношений, будучи готовым к любому исходу) то злость становится невозможно интегрировать в отношения. Это примерно тоже самое что и спускание всего пара из паровоза через свисток, который этот паровоз должен начать двигать.

В этой статье мы должны особое место уделить аффекту ярости.

Ярость — это крайне сильное чувство. Его психологический смысл заключается в том, чтобы младенец мог смести препятствия на своём пути. Яростный крик младенца трудно выносим, он заставляет мать изменить свое поведение в отношении ребенка.

По сути ярость — это защита от чувств отчаяния и беспомощности. Проявление ярости приводит к удовлетворению жизненно важных потребностей (с яростью речь всегда идет о фрустрации жизненно важных потребностей), и ярость ослабевает и превращается в конструктивную злость.

Если препятствие оказывается непреодолимым, то чувство отчаяния и бессилия превращают агрессивный импульс в пассивный беспомощный гнев.

Важно отметить, что в ходе психотерапии мы проделываем обратный путь: от гнева через ярость к злости. Проявление ярости в психоанализе мы называем «аффективным штормом».

Лучшее, что мы можем сделать для человека, это выдержать его. Как правило, после ярости злость уже кажется не столь опасной и может быть интегрирована в отношения.

 Дмитрий Басов

 ЗАДАТЬ ВОПРОС ПСИХОЛОГУ                    ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ     

Источник: http://psiholog-moskva.com/agressiya-glazami-psihoanalitika/

Адвокат24
Добавить комментарий