Как добиться наказания виновных в смерти?

Смерть младенца в России возмутила таджикское общество

Как добиться наказания виновных в смерти?

Анора Саркорова Русская служба Би-би-си, Душанбе

История пятимесячного Умарали Назарова, сына таджикских трудовых мигрантов, скончавшегося в Петербурге спустя сутки после того, как он был изъят у родителей российскими полицейскими, вызвала в Таджикистане огромный общественный резонанс.

Эксперты отмечают небывалую солидарность граждан страны и их откровенную критику российской политики, непривычную для Таджикистана в последние годы.

Тысячи таджикских интернет-пользователей призвали официальный Душанбе выразить решительный протест против действий российских полицейских и потребовали от таджикских властей добиться наказания виновных в смерти ребенка.

Многие интернет-пользователи в знак солидарности с семьей погибшего Умарали Назарова разместили в фотографиях профиля изображение малыша.

В понедельник новый номер единственной ежедневной таджикской газеты “ИмрузNews” был окрашен в черный цвет в знак траура по погибшему мальчику.

В статье под названием “Осуждаем. Россия должна ответить за смерть пятимесячного Умара Назарова” смерть ребенка назвали трагедией всех таджиков, а не только отдельно взятой семьи.

Журналисты призвали Душанбе более решительно бороться за права таджикских граждан в России, а также предпринять меры для поиска альтернативных стран, куда могли бы выезжать на заработки мигранты из Таджикистана, чтобы значительно сократить число таджиков в России.

Во вторник к акции “”ИмрузNews” присоединились и другие ведущие печатные издания Таджикистана и известные журналисты страны.

“Почему ребенок был изъят? Свидетельство о рождении у ребенка имелось. У полицейских были все доказательства, что задержанные являются родителями малыша. Нелегальный статус – не повод забирать ребенка.

На каком основании его отобрали? Сидеть и молчать нельзя. Мы готовы оказать помощь семье погибшего.

Если даже ребенок болел, почему не учли интересы младенца и не оставили мать с ним? Права ребенка были полностью нарушены”, – говорит Гулчехра Рахманова, национальный эксперт по правам ребенка.

Пятимесячный Умарали Назаров скончался при невыясненных обстоятельствах в ночь на 14 октября, после того как был изъят в отделении полиции УМВД по Адмиралтейскому району Петербурга у своей матери – 21-летней Зарины Юнусовой, задержанной за нарушение миграционного законодательства.

Женщину поместили в камеру временного содержания, отобрав у нее малолетнего ребенка. В тот же день судебные органы оштрафовали Зарину Юнусову на 5 тысяч рублей и приняли решение о выдворении таджикской мигрантки из России.

По словам родных Зарины Юнусовой, женщина пыталась найти своего сына, однако в отделении полиции адрес медицинского центра, куда был доставлен малыш, ей не назвали.

Спустя сутки родителям сообщили о смерти Умарали Назарова.

Известно, что Зарина Юсупова уже прибыла в Таджикистан, но от общения с журналистами она категорически отказывается. Родные женщины рассказывают о том, что она находится в подавленном психологическом состоянии. Пятимесячный Умарали Назаров был первенцем молодой семьи.

Image caption Файзинниссо Вохидова считает, что в смерти Умара Назарова повинна и таджикская сторона

“В смерти Умара Назарова виновна и таджикская сторона. Халатное и наплевательское отношение МИД Таджикистана, миграционной службы и таджикского посольства в Москве к своим гражданам способствует тому, что и российская сторона ведет себя соответствующе.

Ежегодно тысячи грузов-200 отправляют из России в Таджикистан, и Душанбе молчит. Если бы таджикские чиновники реагировали на каждый трагический случай с гражданами страны в России, отношение бы изменилось.

Однако сегодня таджикский мигрант – это по сути бесправный раб, не защищенный своим государством”, – говорит известная таджикская правозащитница Файзиниссо Вохидова.

Нужно показать всему миру отношение к мигрантам в России. Показать положение трудовых мигрантов, которое не лучше положения тех же сирийских беженцев. Не нужен нам такой стратегический партнёр, не нужны такие союзники, которые наших детей убивают!!!интернет-пользователь Хайри Гиесов.

“Нужно успокоиться и действовать строго в рамках закона. Пройти все российские судебные инстанции, а потом обратиться в международные суды, но виновных в смерти малыша нужно наказать. Нельзя молчать. Нельзя бояться”, – пишет пользователь сети Бобо Солехзода.

“Необходимо, чтобы родители провели независимую судебно-медицинскую экспертизу. Только тогда станет ясна причина смерти. Я даже не представляю, как его могли убить”, – говорит Куруш Сухроб.

МИД Таджикистана и посольство страны в Москве направили ноту российским коллегам с просьбой содействовать в проведении объективного расследования этого трагического случая. К МИД страны присоединился и уполномоченный по правам человека Таджикистана, который также выразил надежду на справедливое расследование трагического случая.

Российское внешнеполитическое ведомство в ответ на просьбу таджикских коллег заявило о готовности выяснить обстоятельства случившегося, разослав соответствующие запросы в МВД, ФМС, минздрав и генпрокуратуру России.

Тон таджикской ноты возмутил многих правозащитников.

“Текст ноты, отправленный таджикскими госслужбами, несерьезен и смешон. Они просят тщательной проверки. Не надо просить, надо требовать. Пока каждый гражданин Таджикистана за пределами страны не будет находиться под реальной защитой своего государства, так и будут убивать, истязать, эксплуатировать”, – заявила Файзиниссо Вохидова.

“Скорее всего, родителей признают виновными в неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего и осудят с отбыванием срока наказания в Таджикистане”, – пишет Умед Джайхони, пользователь социальной сети “Фейсбук”.

“Убить и обвинить, из потерпевших превратить в подсудимых, – это в стиле российского суда, это норма, это безумие!” – возмущается Зулайхо Нажмидинова.

“Вот и результат нашего терпения и молчания… Как обычно, мы все свои проблемы у себя дома обсуждаем, и это всё, на что мы способны… Нужно и необходимо всё это выносить на международную арену.

Нужно показать всему миру отношение к мигрантам в России. Показать положение трудовых мигрантов, которое не лучше положения тех же сирийских беженцев.

Не нужен нам такой стратегический партнёр, не нужны такие союзники, которые наших детей убивают!!!” – пишет интернет-пользователь Хайри Гиесов.

Во вторник следственный отдел по Невскому району Главного следственного управления СКР по Санкт-Петербургу возбудил уголовное дело по факту смерти пятимесячного ребенка, изъятого полицией у родителей-граждан Таджикистана.

Российские следователи возбудили уголовное дело по статье 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

По официальной версии, родители малыша, граждане Таджикистана, были доставлены с ребенком в отдел полиции 13 октября, после того как их обнаружили сотрудники УФМС РФ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в расселенном доме 5 по Лермонтовскому проспекту.

“Мужчина и женщина с ребенком были доставлены в 1-й отдел полиции УМВД России по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга, откуда мальчик врачами скорой помощи был перемещен в Центр медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей, им. В.В. Цимбалина”, – говорится в официальном заявлении СК России.

По предварительным данным российских врачей, ребенок умер от острой респираторной вирусной инфекции. Однако его родители утверждают, что малыш был абсолютно здоров.

В настоящий момент российские следователи проводят проверку лиц, имевших отношение к изъятию ребенка. Кроме того, у российской стороны также имеются претензии к родителям умершего мальчика, которые могли быть виновны в ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего.

“Похожее изъятие уже было в Санкт-Петербурге. В начале апреля стараниями таджикских организаций дети были вызволены в течение несколько дней. Одному ребенку был год, второму три. Самое интересное, что папу не выдворили, а вот мать выдворили.

Один и тот же суд, правда, разные судьи, и разница между судами в три дня.

Куда только бедные родители ни обращались, но почетный таджикский консул в Санкт-Петербурге попросил с них 6000 рублей за три справки о возвращении на родину”, – отмечает Каримджон Еров, президент российского некоммерческого партнерства “ЭТМОС”.

Правозащитные организации сообщают о многочисленных фактах нарушения прав таджикских трудовых мигрантов в России.

Ежегодно число пропавших без вести таджикских мигрантов составляет 150-200 человек в России, а количество отправленных в Таджикистан грузов-200 остается неизменным – от 300 до 600 гробов таджикских трудовых мигрантов.

Таджики умирают от болезней, несчастных случаев и убийств, в том числе и от рук российских ультранационалистов.

Между тем, Россия по-прежнему остается самой желанной страной, где хотели бы жить и чье гражданство хотели бы иметь таджики. Хотя, как показывают данные соцопросов, отношение к ней в последнее время меняется.

Все больше людей испытывают страх и недоверие по отношению к российским государственным структурам, в особенности к российским правоохранительным органам.

Все чаще мигранты по возвращении на родину стараются оплатить учебу своих детей в школах, где изучается английский язык, чтобы потом у ребенка была возможность выезда за рубеж, в европейские государства.

По данным ФМС, в России трудится около миллиона таджикских граждан. Число трудоспособных жителей Таджикистана составляет около 4 миллионов человек.

Большинство таджикских мигрантов – сезонные рабочие, традиционно приезжающие на родину зимой, а в начале весны возвращающиеся на работу. Средства, перечисленные на родину мигрантами, поддерживают внутренний потребительский спрос и особенно рынок услуг, на который приходится до 40% экономики.

Положение таджикских трудовых мигрантов значительно осложнилось после принятия российскими властями новых миграционных правил и начала экономического спада в России. Как только заработали новые поправки, 325 тысяч таджиков были лишены права въезда в Россию за нарушения правил пребывания в этой стране.

Рост числа невъездных становится для Таджикистана серьезнейшей проблемой, которую Душанбе не раз пытался решить в ходе переговоров с российской стороной.

Таджикские власти пока не могут обеспечить работой большинство мигрантов, поэтому официальный Душанбе пытается добиться от Москвы миграционной амнистии сотен тысяч таджиков, которым запрещен въезд в Россию, и реальных миграционных льгот для граждан страны, о чем стороны договорились в обмен на соглашение о пребывании в Таджикистане российской военной базы.

Источник: https://www.bbc.com/russian/international/2015/10/151020_tajikistan_umarali_death_reax

В краснодаре мать скончавшегося в больнице годовалого ребёнка пытается добиться наказания для врачей

Как добиться наказания виновных в смерти?

В Краснодаре СК расследует смерть годовалого ребёнка в детской инфекционной больнице. Мальчик поступил в учреждение 16 июля с бронхитом, а спустя два дня скончался.

Мать ребёнка считает, что смерть наступила из-за бездействия врачей. По её словам, мальчика долго не обследовали, при этом ему без анализов давали огромные дозы сильнодействующих препаратов.

Как выяснил RT, это уже не первый за год случай гибели ребёнка в краснодарской детской инфекционной больнице.

Жительница Краснодара Маргарита Крикун почти два месяца пытается добиться наказания для врачей ГБУЗ «Специализированная детская клиническая инфекционная больница» (ГБУЗ «СДКИБ»), где в июле скончался её годовалый сын Лев.

Женщина считает, что смерть ребёнка наступила из-за некорректного лечения, назначенного врачами.

По словам Крикун, малышу назначили сильнодействующие обезболивающие в огромных дозировках, из-за чего у него могла не выдержать печень. 

Накануне трагедии семья Крикун вернулась с моря, в поездке мальчик простудился. Мама обратилась в частную клинику, где у него диагностировали бронхит. Врач заверила Маргариту, что заболевание не опасно, но та решила поехать в городскую больницу, чтобы ребёнок находился под наблюдением врачей.

«Рентген показал бронхит, в платной клинике врач сказала, что на начальной стадии, что госпитализации наше состояние не требует, — вспоминает Маргарита. — Но я всё-таки отвезла сына в больницу — побоялась высокой температуры. Там нам ни разу не сделали рентген, не взяли никакие анализы, а сына положили прямо в коридоре».

Ухудшение после лекарств

По словам матери, при поступлении в ГБУЗ «СДКИБ» малышу вкололи жаропонижающие и преднизолон. После этого ребёнку стало только хуже. Женщина подчеркнула, что в первую ночь в больнице мальчику ещё несколько раз делали инъекции и ставили капельницы с сильнодействующими препаратами.

Ночью 17 июля после очередного укола гормонального препарата «Преднизолон» с антибиотиком Лев вдруг начал задыхаться, вспоминает мать.

«Начался настоящий ад. Прямо у меня на глазах ребёнку резко стало хуже, у него начало бешено стучать сердце, он хрипел, очень сильно кашлял, начал синеть. Он на меня смотрел, цеплялся за меня ручонками, это такой страх, это просто ад. К нам никто не подходил, дежурного врача не было на месте — говорили ждать утреннего обхода», — рассказывает она.

Как рассказала Маргарита, на обходе заведующая инфекционным отделением Татьяна Плисецкая сказала ей, что ничего серьёзного с ребёнком не происходит, якобы он просто «психует», потому что ему не нравится в больнице.

Только когда матери из соседних боксов тоже начали кричать, что малыша надо срочно спасать, Плисецкая пошла за врачом-реаниматологом. Тот, по словам Крикун, сразу возмутился, что пациента довели до такого состояния.

Мальчика срочно перевели в реанимацию.

«Нас с мужем прогнали домой, даже в коридоре остаться не разрешили. В 10 утра (18 июля. — RT) звонок из больницы — сказали срочно приезжать, состояние сына ухудшилось. Оказалось, что произошло сжатие левого лёгкого. Я думаю, что на самом деле они уже тогда знали, что мой сын обречён», — вспоминает женщина.

Через несколько часов мальчик скончался. Сейчас по факту смерти несовершеннолетнего возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ.

  • ГБУЗ «Специализированная детская клиническая инфекционная больница»
  • © Скриншот с Яндекс.Карты

На вскрытие в коробке

После смерти тело ребёнка забрали из ГБУЗ «СКДИБ» и повезли в другое учреждение, хотя морг и патологоанатом есть и в детской больнице. Позднее в краснодарском Минздраве пояснили, что вскрытия детей, умерших от инфекционных заболеваний, якобы проводятся именно во взрослой больнице.

Тело повезли не на спецтранспорте, а в коробке в багажнике обычной легковушки, утверждает Маргарита.

«Тело моего сына два часа возили, привезли на вскрытие в багажнике, в коробке. И вскрытие было платное, причём деньги я переводила почему-то на карту патологоанатому. Мне уже звонили из прокуратуры, интересовались, почему вообще за вскрытие деньги взяли», — говорит женщина.

В заключении патологоанатома в качестве причин смерти значатся полиорганная недостаточность и синдром Рея (острая печёночная недостаточность). Однако женщина считает, что врачи должны были заметить такие серьёзные отклонения ещё при поступлении мальчика в больницу.

«Знакомые врачи говорят, что синдром Рея не может так быстро развиться, ему нужно минимум две недели. То есть при поступлении было бы видно уже невооружённым глазом, что раздут живот, была бы постоянная рвота, желтизна кожных покровов и склер», недоумевает Маргарита.

После смерти сына женщина обошла множество врачей, чтобы понять, что привело к гибели малыша. По её мнению, причиной могло стать в том числе назначенное без всяких анализов крайне агрессивное лечение.

«Анальгин сыну пять раз кололи за ту ночь, мне врачи из Санкт-Петербурга говорят, что даже у взрослого человека от такого количества анальгина развалилась бы печень! Что говорить о ребёнке, которому ещё нет и двух лет, который весит 10 кг, он был такой маленький, худенький», — говорит мать.

Расследование продолжается

Пока в уголовном деле по факту гибели Льва Крикуна в ГБУЗ «СКДИБ» нет обвиняемых или подозреваемых. Следователи ещё допрашивают свидетелей по делу, была изъята медицинская документация. Однако Маргарита Крикун опасается, что виновных в смерти её сына не накажут: Минздрав Краснодарского края уже провёл в больнице внутреннюю проверку и не нашёл нарушений в действиях сотрудников.

«Служебной проверкой ГБУЗ «СКДИБ» нарушений в действиях сотрудников не установлено», — сообщили Маргарите в ведомстве (запись разговора и копия ответа есть в распоряжении RT).

На запрос RT в СК и региональном Минздраве не прокомментировали ситуацию, сославшись на то, что следственные действия ещё ведутся.

Адвокат Маргариты Крикун Денис Григорьев считает, что краевое ведомство защищает подконтрольное ему учреждение. 

«По словам Маргариты, дежурный врач отсутствовал на рабочем месте всю ночь (16 июля. — RT), не провели своевременно рентгены и другую диагностику. То, что тело везли на вскрытие в багажнике, тоже является нарушением.

Минздрав же говорит, что не нашёл никаких нарушений, и ссылается на то, что следствие ещё идёт. Врачи не были отстранены от работы, поскольку дело возбуждено по факту (смерти ребёнка. — RT).

Если в результате проверки будут установлены элементы вины, в деле уже появятся подозреваемые или обвиняемые», — пояснил юрист.

Не единственный случай

На Специализированную детскую клиническую инфекционную больницу, где скончался Лев Крикун, жалуются многие жители Краснодара. После смерти своего ребёнка Маргарита Крикун выяснила, что только за последние полгода в этой же больнице умерли ещё трое малышей. Теперь их родители тоже собираются требовать провести расследование.

Другие родители также жалуются, что в учреждении категорически не хватает мест и врачей: за последнее время население Краснодара значительно выросло, и больница уже не справляется с таким потоком пациентов.

«Больница рассчитана на 600 тыс. населения, а у нас город год назад стал миллионником. Детей кладут постоянно в коридоре, это уже как визитная карточка этой больницы, это все знают.

Моего ребёнка положили при инфекционном заболевании там же, а не в бокс, как положено.

Так он за неделю в этом коридоре столько заразы собрал, что попал в реанимацию», — рассказывает RT жительница Краснодара Лилия.

Ещё одна женщина, столкнувшаяся с проблемами в ГБУЗ «СДКИБ», рассказала, что несколько лет назад из-за неверного лечения, назначенного сотрудниками учреждения, у её годовалого ребёнка развился перитонит: «В желудке у ребёнка было 15 дырок, был полный живот гноя».

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/665834-krasnodar-mat-bolnica-gibel-rebyonok

В курске экс-милиционеров осудили за гибель задержанного через 8 лет

Как добиться наказания виновных в смерти?

В Курске вынесен повторный приговор бывшим милиционерам, признанным виновными в смерти задержанного мужчины. Приговором Ленинского районного суда города Курска бывшие сотрудники патрульно-постовой службы горУВД Игорь Золотушников и Александр Романенко осуждены на 12 лет лишения свободы каждый.

Такое наказание им назначили за то, что восемь с половиной лет назад они “превысили служебные полномочия с применением насилия и тяжкими последствиями”, а также совершили “умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего”.

Этим обвинительным приговором в Курске завершился судебный процесс, подобного которому участвовавшие в нем юристы не могут припомнить ни по собственной практике, ни по рассказам коллег.

Само преступление было совершено в отделе милиции № 1 УВД Курска в ночь с 19 на 20 сентября 2007 года.

Поздним вечером экипаж патрульной машины в составе командира первого взвода роты №1 отдельного батальона ППС капитана милиции Золотушникова, заместителя командира второго взвода старшего лейтенанта Романенко и милиционера-водителя старшего сержанта Лыткина (последнему обвинение не предъявлялось) в центре города на остановке общественного транспорта задержал двух мужчин, которые якобы нетрезво покачивались, и доставил их в ОМ-1. Приятели, действительно, возвращались домой из кафе, где отметили день рождения, но, как видно из материалов уголовного дела, никаких оснований для задержания у правоохранителей не было.

Одного из этих двух задержанных из отдела в тот же вечер “забрал” прибывший ему на выручку чин из областного УВД. А вот для второго, 41-летнего инженера по банкоматам местного банка Александра Полякова, вынужденный визит в милицейский отдел оказался трагическим.

Медицинская экспертиза, сделанная на следующий день, не обнаружила в организме Александра Полякова следов опьянения.

В рапортах и протоколе было указано, что Поляков задержан за административное правонарушение – якобы он бросил на асфальт пустую пачку из-под сигарет.

Однако Александр был некурящим, и даже один из ныне осужденных в разговоре с автором этих строк признал, что, возможно, это была и не пачка, а нервно смятый при контакте с милицией и брошенный листок бумаги.

Из отдела Полякова вскоре выпустили, но неподалеку от входа в милицейское здание на глазах у нескольких стоявших на крыльце офицеров между ним и Романенко с Золотушниковым вспыхнул словесный конфликт, быстро переросший в жестокое избиение. Мужчину вновь водворили в отдел, там “добавили”, поместили за решетку, а второе задержание оформили уже как неповиновение представителям власти.

Дежурная смена вызвала к избитому бригаду скорой помощи только около 7 часов утра, когда он уже был мертв. Судмедэкспертиза впоследствии зафиксировала полученные им повреждения: закрытую черепно-мозговую травму, повреждения легких, тела во многих местах, 16 переломов ребер.

Костромского гаишника уличили в торговле правами

По милицейской версии, изложенной в протоколах допроса свидетелей, эти переломы ребер объясняются “реанимационными действиями” сотрудника ОМ-1, который, не имея медицинской подготовки, якобы усердно делал задержанному искусственное дыхание.

– уникальность курской правовой оценки произошедшего состоит в том, – сказал корреспонденту “РГ” адвокат потерпевшей, сестры погибшего Натальи Емельяновой, Юрий Чурилов, – что обычная гражданка сумела спустя восемь с половиной лет после гибели брата добиться более сурового и справедливого наказания виновных.

В июне 2009 года Ленинский суд приговорил Александра Романенко к восьми с половиной годам заключения, а Игоря Золотушникова – к восьми в колонии общего режима по статье о превышении полномочий, с применением насилия и тяжкими последствиями. Оба отсидели по половине срока и вернулись домой по УДО.

А затем – 17 апреля 2014 года – уже исполненный приговор был полностью отменен Верховным судом России. Это позволило Романенко и Золотушникову после колонии на какое-то время стать “не судимыми” и даже заниматься, по сути, правоохранительной деятельностью – работать в частном охранном предприятии, в том числе в должности заместителя директора (Золотушников).

Однако поводом для отмены приговора стала не невиновность осужденных, а новые обстоятельства, не известные суду при вынесении первого приговора, а именно – выводы повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы, проведенной в Москве, в специализированном федеральном госучреждении Минздравсоцразвития России. Из этих выводов следовало, что причиной смерти явилась закрытая черепно-мозговая травма, обусловленная нанесенными ударами.

В Заполярье избиение лежачего полицейскими засняла камера

На момент вынесения первого приговора экспертиза допускала, что роковая закрытая черепно-мозговая травма возникла у погибшего в результате того, что от толчка милиционера он сам упал и получил повреждения.

Более суровая статья 111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) у Золотушникова отпала на стадии первого предварительного следствия, Романенко по этой статье был оправдан первым судом.

А Верховный суд, располагая уже заключениями московских экспертов, исключившими смерть в результате падения, по сути, констатировал, что обвиняемые были посажены не за то, за что надо.

Уголовное дело было направлено в Ленинский районный суд Курска на новое рассмотрение в новом составе суда. По нынешнему приговору Александр Романенко и Игорь Золотушников признаны виновными и по части 3 статьи 286, и по части 4 статьи 111 УК РФ.

Осужденных в зале суда взяли под стражу и поместили в следственный изолятор.

Судя по тому, что своей вины по предъявленному обвинению они не признали, приговор суда первой инстанции еще будет обжалован.

Источник: https://rg.ru/2016/03/24/reg-cfo/v-kurske-eks-milicionerov-osudili-za-gibel-zaderzhannogo-cherez-8-let.html

МОСКВА, 23 дек — РИА Новости, Виктория Дубовская. Три разных диагноза и четыре вида ДНК в анализах одного пациента — в Волгоградской области уже три года пытаются выяснить причину смерти 33-летнего Виталия Кептюхи.

Родители молодого человека во всем винят врачей: хотя Виталия привезли в больницу на скорой, помощь ему не оказывали в течение нескольких часов, а потом вообще пытались выписать. Кроме того, проверяющие выяснили: при вскрытии патологоанатом подменила образцы органов.

РИА Новости разбиралось в подробностях запутанной истории.

Три диагноза

Днем 2 января 2016-го житель города Волжский Виталий Кептюха пожаловался матери на слабость и боль в животе. Обеспокоенная пенсионерка вызвала скорую, больного доставили в Городскую клиническую больницу № 1.

По словам родственников, Виталий около трех часов дожидался в приемном покое. Когда его все-таки осмотрели, дежурный хирург заподозрил острый панкреатит и посоветовал обратиться в поликлинику по месту жительства. Вскоре состояние Виталия резко ухудшилось, он впал в кому и на следующее утро умер.

В реанимации поставили диагноз “инфаркт миокарда”. Однако после вскрытия патологоанатом вынесла совсем другой вердикт: токсический шок и пневмония. И это никак не совпадало с результатами исследований, проведенными врачами перед кончиной Виталия. Родители обратились с жалобой в правоохранительные органы, в больнице началась проверка.

“Отец Виталия долго добивался возбуждения уголовного дела. Родители уверены: в смерти сына виновны врачи, проявившие халатность, — говорит адвокат семьи Ольга Забелова. — Если бы ему вовремя оказали медицинскую помощь, возможно, все бы обошлось”.

В конце концов следователи также заинтересовались профессионализмом местных врачей и возбудили уголовное дело по статье “Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей”. Проверки и экспертизы продолжались почти два года. За это время, по словам Забеловой, произошло много странного: например, таинственным образом исчезла кардиограмма Виталия, сделанная в реанимации.

Силовики наведались не только в больницу, но и в морг, где в “мокром” архиве хранились образцы органов Виталия, взятые при вскрытии. Повторное исследование подтвердило диагноз “пневмония”. Однако при более детальной проверке выяснилось: биоматериалы принадлежат совсем другим людям. Эксперты насчитали четыре образца разных ДНК: частички органов были взяты у двух мужчин и двух женщин.

“Забыла вскрыть мозг”

“В апреле этого года мы добились эксгумации, — продолжает Забелова. — Когда гроб открыли, стало очевидно, что патологоанатом, вопреки инструкциям, не вскрыла череп, при этом среди образцов тканей значились материалы якобы из головного мозга”.

В СК возбудили новое уголовное дело по части 2 статьи 292 УК России “Служебный подлог, повлекший существенное нарушение прав и законных интересов граждан”. Максимальное наказание — четыре года тюрьмы.

Через три дня после эксгумации бывший патологоанатом Волгоградского областного патологоанатомического бюро 67-летняя Анна Абрамова сама явилась с повинной. Она уже вышла на пенсию и переехала к детям в Москву. Арестовывать пенсионерку не стали, ограничились подпиской о невыезде.

“Вину признала частично. По ее словам, она просто забыла вскрыть череп, — рассказывает Забелова. — Когда обнаружила ошибку, было уже поздно — тело забрали.

Абрамова также утверждает, что подменила только образец головного мозга. Что случилось с остальным — не знает. При этом экспертиза установила: образец мозга и еще несколько тканей взяты у одного человека.

То есть второй, неизвестный ей преступник брал образцы у тех же трупов”.

По версии следствия, причина служебного подлога — личный непрофессионализм. Предполагают, что Абрамова вообще не исследовала фрагменты внутренних органов Виталия и указала ложную причину смерти. Когда началась проверка, она собрала образцы органов других людей, которые подходили под придуманный диагноз.

Сейчас в обстоятельствах дела Абрамовой разбирается суд. По мнению экспертов, учитывая возраст и отсутствие судимости, реальный тюремный срок ей не грозит.

При этом родители погибшего продолжают настаивать на привлечении к ответственности врачей больницы. За три года первое уголовное дело так и не продвинулось: обвинения никому не предъявили. Расследование осложняется тем, что прошло слишком много времени — установить реальную причину смерти фактически невозможно и это не позволяет оценить степень вины конкретных медиков.

Семья погибшего в ближайшее время собирается попасть на прием к руководству СК.

“Настоящая мафия”

Стоит отметить, что это не первая история с подменой органов в Волгоградской области.

В январе 2017-го в больнице умерла 27-летняя жительница Волгограда Елена Мачкалян, беременная вторым ребенком. У нее поднялась высокая температура, а потом возникло сильное внутреннее кровотечение. Через несколько дней молодая женщина скончалась.

Вскрытие проводили все в том же Волгоградском областном патологоанатомическом бюро. По версии следствия, сотрудники бюро установили, что смерть наступила от инфекции, однако, чтобы не портить статистику по материнской смертности, диагноз заменили на “аутоимунный гепатит”. И использовали для подтверждения образцы печени другого человека.

Было возбуждено уголовное дело по статье “Служебный подлог”, арестовали бывшего главврача бюро Вадима Колченко. В ходе расследование вскрылись и другие интересные детали: от откатов за платные ритуальные услуги до незаконных премий. Предстоит суд.

Источник: https://ria.ru/20191223/1562657171.html

Адвокат24
Добавить комментарий