Как быть, если органы опеки говорят что неизвестно когда будут выдавать квартиры сиротам?

Бесплатного жилья в Казахстане пока нет

Как быть, если органы опеки говорят что неизвестно когда будут выдавать квартиры сиротам?

Большую часть очередников, много лет ожидающих бесплатное жилье, составляют представители самых социально уязвимых слоев общества: ветераны, дети-сироты, инвалиды, матери-одиночки.

Эти люди чаще всего не могут рассчитывать на собственные силы, и единственное, на что они надеются, — это помощь государства. Но пока многотысячные жилищные очереди говорят о том, что государство не в силах обеспечить жильем всех, кто имеет на это право.

В рамках программы «Доступное жилье — 2020» в Казахстане должно быть построено 69 миллионов квадратных метров жилья. Только в Астане на ближайшие два года разработаны и уже утверждены проекты по строительству жилья общей площадью более 250 тысяч квадратных метров — на 4 661 квартиру.

Многообещающая государственная программа призвана решить в республике наболевший жилищный вопрос и уже в недалеком будущем обеспечить казахстанцев столь желанной жилплощадью. Однако получить ее по этой программе в реальности не так-то просто.

Претенденту необходимо соответствовать множеству критериев, главным из которых является платежеспособность.

Очередь длиною в годы

Карагандинке Христине Гордеевой 21 год. Будучи сиротой, до своего совершеннолетия она жила в детском доме. Сейчас девушка кочует по съемным квартирам. По словам Христины, ей хочется создать семью, но, не имея собственной жилплощади, воплотить в жизнь столь смелые для нее планы пока не получается.

— В 2011 году, через полгода после того, как вышла из детдома, я встала на очередь в акимате, в отделе ЖКХ, на получение жилья от государства. Мне тогда было 19 лет.

Я сама оформляла все документы — ходила несколько раз в акимат, в ЦОН. В прошлом году, я была 4135-я, за год очередь немного продвинулась, и теперь я 4127-я.

Сейчас никто из чиновников мне ничего не обещает, ничего не объясняет, ни на какие собрания меня тоже не приглашают.

Тот факт, что Христина Гордеева, после того как покинула детский дом, по сути, оказалась бомжем, для самой девушки стал большой неожиданностью.

— Вообще, я думала, что у меня есть дом в Пришахтинске. Я после смерти мамы жила с дедушкой в его доме, но когда он сильно заболел, руководство школы, в которой я училась, оформило документы, и меня забрали в детдом.

После того как я вышла из детского дома, сразу поехала в родной дом, дедушка к тому времени давно умер. В этом доме жили другие люди — женщина с пятью детьми.

Я сходила и выяснила, что дом моего покойного дедушки теперь действительно принадлежит этим людям, они его уже приватизировали. Никто в ЦОНе не объяснил мне, как именно такое произошло.

На вопрос, почему не стала дальше предъявлять права на дом дедушки или хотя бы не попыталась узнать, на каких основаниях он перешел в собственность чужих людей, Христина пожимает плечами. Возможно, такое поведение можно назвать безответственным, но тогда ей было 19 лет.

И как рассказывает сама девушка, нужно было сиюминутно решать множество проблем — где жить, на что жить и как получить профессию. Кочуя по знакомым и друзьям, все свои силы Христина тогда положила на поступление в медицинский колледж. Когда поступила, ей дали общежитие.

К тому же девушка верила, что как сирота обязательно получит квартиру, это всего лишь вопрос времени. Да и перспектива эта казалась ей более заманчивой.

— Я взяла справку в ЦОНе о том, что дом деда сегодня действительно принадлежит той женщине. И стала оформлять документы, чтобы встать на очередь в ЖКХ. Теперь вот жду!

Проблему Христины усугубляет и то, что сегодня сироты могут стоять в очереди на получение жилплощади, по сути, неограниченное количество лет.

В июле 2011 года президент подписал закон, снимающий возрастное ограничение для детей-сирот, претендующих на жилье из государственного фонда. С одной стороны, это дало им право встать на очередь до 29 лет, а не до 23 лет, как было ранее.

С другой, именно этот возрастной порог давал им право надеяться на скорое получение жилплощади.

Молодые люди тогда старались как можно раньше, сразу по выходе из детдома, встать в очередь. По достижении сиротами 23-летнего возраста они должны были получить квартиры и выбыть из очереди. После этих поправок в законодательстве сироты оказались равными с другими представителями социально уязвимых слоев населения, числящимися в очереди на получение жилья.

Ничуть не лучше ситуация с предоставлением жилья детям-сиротам в Астане. В столичном управлении жилья сообщили, что за прошедший год квартиры от государства в Астане получили только одиннадцать человек.

Между тем своей очереди на получение жилья ждут 13 883 представителя социально уязвимых слоев населения, два участника войны, 44 человека, чье единственное жилье признано аварийным, и 13 143 бюджетника.

Астанчанин Ербол Жамкеев лишился родителей в 15 лет. Так как своего жилья у его семьи не было, ему, как и Христине Гордеевой, да и многим другим сиротам, сегодня приходится снимать квартиру или, когда наступают проблемы финансового характера, кочевать по друзьям и знакомым.

— Я встал на очередь на получение жилья еще в 2006 году, — поясняет Ербол. — Уже семь лет регулярно прихожу в управление жилья узнать, насколько она продвинулась. Пока значительных изменений нет. Приходится жить то у двоюродного брата, то у друзей.

Я к тому же инвалид 3 группы, и с работой у меня тоже не всегда хорошо — не каждый работодатель готов принять на работу не совсем здорового человека. Поэтому снимать квартиру мне чаще не по карману. Слышал, что в прошлом году в Астане жилье было предоставлено только 11 сиротам.

Если так, то я, судя по всему, получу квартиру не раньше, чем лет через десять.

Около 80% детей-сирот Казахстана нуждаются в жилье

Сегодня в Казахстане из 34 тысяч детей-сирот в жилье нуждаются более 27 тысяч. Начиная с 2006 года из 14 тысяч выпускников детских домов только 849, или 6%, получили жилплощадь.

Одной из основных причин существования столь удручающих цифр, по мнению вице-министра образования и науки РК Мурата Абенова, является недоработка местных исполнительных органов.

Из введенных в эксплуатацию более 300 тысяч квартир детям-сиротам было выделено только 849.

Между тем по программе жилищного строительства в республике планируется строительство 69 миллионов 50 тысяч квадратных метров жилья на сумму в 2 триллиона тенге. Прогнозируемое количество нуждающихся в жилье выпускников детских домов до 2020 года составит 21408 человек. Чтобы обеспечить их жильем, необходимо около 856 тысяч 320 квадратных метров.

Это всего 1,2 процента от того, что запланировано построить по программе «Доступное жилье». Таким образом, при выделении однокомнатных квартир площадью 40 кв. м с учетом первоочередного права потребность выпускников детдомов в жилище до 2020 года может быть удовлетворена.

По словам Мурата Абенова, ежегодно из детских домов выпускается около 2 тысяч детей, из которых только около 100 человек имеют собственное жилье.

О том, что проблема с обеспечением жильем детей-сирот требует особого внимания, не раз говорилось на совещаниях самого высокого уровня.

И первым шагом в решении этой проблемы стал законопроект, одобренный в Мажилисе Парламента РК, согласно которому дети-сироты, как и ветераны войны, будут первыми среди претендентов на получение квартир, несколько отодвинув при этом от заветной цели представителей других социально уязвимых слоев населения.

— Ни в одном законодательном акте РК не установлена какая-либо ответственность за невыполнение нормы закона по обеспечению жильем данной категории — детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В связи с этим в Кодекс РК об административных правонарушениях вносится серьезное дополнение, которое существенно повысит ответственность должностных лиц местных исполнительных органов в данном вопросе, — сказал Мурат Абенов, представляя новый законопроект на пленарном заседании палаты.

Вице-министр подчеркнул, что согласно статье 6 закона РК «Об образовании» местные исполнительные органы обязаны в установленном порядке обеспечивать жильем сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Однако сегодня из более чем 34 тысяч детей этой категории, проживающих в Казахстане, нуждаются в жилье более 27 тысяч, то есть около 80%.

— Помимо этих изменений в законодательстве, должна быть разработана четкая специальная программа правительства по обеспечению жильем детей-сирот, уже стоящих в очереди, — говорит депутат Мажилиса Парламента РК Розакул Халмурадов. — Иначе тысячи человек так и будут оставаться бездомными. Кроме государства, помочь сиротам сейчас никто не в силах.

Источник: https://www.kn.kz/article/7495/

Дети-сироты Бичурского района о выделенном им жилье: «Наши проблемы никому не интересны»

Как быть, если органы опеки говорят что неизвестно когда будут выдавать квартиры сиротам?

Жильцы дома для сирот не могут добиться ответов на свои вопросы. За них решил вступиться экс-директор детского дома, подполковник в отставке и общественник Махир Гасанов. 

Корреспондент infpol.ru отправился в село Бичура, чтобы увидеть сиротский дом своими глазами и найти тех, кто так красиво когда-то вручал детям ключи от квартир. 

Песни, пляски, буклеты и памятки

1 августа 2014 года детям-сиротам Бичурского района подарили квадратные метры в новеньком 26-квартирном доме. Открывали двери дома, как и полагается, громко и торжественно. На раздаче тогда присутствовали представители Минсоцзащиты населения Бурятии, районной администрации, специалисты отдела соцзащиты, центра занятости, отдела опеки и попечительства, а также управляющие компании. 

Детям рассказали о субсидиях на оплату услуг ЖКХ, мерах соцподдержки и вакансиях в поселке. Раздали всевозможные буклеты и памятки. Новоселы подписали договор найма жилого помещения, а также договоры с РЭС, ЖКХ и службой «Гарант», сообщила тогда газета «Бичурский хлебороб». 

Через некоторое время поутихли жизнерадостные мотивы песен, и дом на окраине села остался никому не нужным. На унылом пустыре он сиротливо глядит на заброшенное здание напротив. Сегодня в нем живут только три сироты, остальные – квартиросъемщики. Часть комнат пустует, так как их владельцы не переезжают в них жить. Потому что тесно и дорого платить за электричество. 

«Сиротам нужен патронаж»

В редакцию «Информ Полис» обратился Махир Гасанов Сардар оглы – в прошлом директор детского дома и подполковник милиции, теперь председатель Общественного совета Бичурского района. 

– Бывшая воспитанница дома-интерната пожаловалась мне на огромную плату за электроэнергию, – рассказывает Махир Гасанов. – Потом выяснилось, что сироты не знают, куда вообще платить за свет, и смогут ли они приватизировать квартиры через два года, как им обещали. Ведь главное условие было – исправно платить. 

Тогда Махир Гасанов был зампредом Общественного совета и решил помочь сиротам разобраться, что к чему. 

– Сходил в органы опеки и попечительства – по словам главного специалиста, никаких проблем нет, ребята просто должны платить и смогут приватизировать квартиры. После я поехал в этот дом. Он стоит на пустыре, снаружи красивый, обшитый профилем.

Но в нем нет кладовки для инвентаря, как и самих участков под огороды, нет ограждения. Вошел в подъезд – там зловонный запах, так как прорвало подвал. Я отправился в энеросбыт, где мне сказали, что дети не платят, что ни с кем не заключен договор.

В доме множество проблем, да и комнаты чрезмерно маленькие, отчего хранить хотя бы картошку в них негде, – рассказывает общественник. 

По его словам, властям изначально следовало обратить внимание на эти моменты, а не выдавать жилье «для отчетности». К тому же должен быть патронаж, ведь дети-сироты – это особая категория граждан, считает он. 

«Сироты сдали свои квартиры, а арендаторы не платят»

Одну из жительниц дома Олесю Арефьеву мы застали на рабочем месте, в детском саду. Она поделилась своей невеселой историей о том, как ей «посчастливилось» получить квартиру в этом доме. 

Зимой, говорит девушка, в доме на Ключевской довольно дорого жить, а коммунальные проблемы то и дело дают о себе знать.

– Постоянно замыкает проводка, протекает канализация. Когда протекала вытяжка, мы обращались в прокуратуру, к нам приехали и починили ее. Но весной все повторяется снова.

За свет раньше платила исправно в течение двух лет в «Бурятэнергосбыт», но теперь поговаривают, что нашего дома нет на балансе, и мы отдавали деньги в никуда, так я и перестала платить. Дом, конечно, теплый, но электрические батареи накручивают много денег. Зимой выходит особенно дорого. Чтобы прогреть помещение, нужно ставить батареи на максимум.

В месяц из кошелька уходило тысячи две, а у меня ребенок и зарплата на тот момент была восемь тысяч. На откачку воды из канализации – по полторы тысячи в месяц, – рассказывает девушка. 

Олеся отвечает за сбор средств на оплату коммунальных услуг в доме. Но, по ее словам, платят далеко не все: 

– В нашем доме живут не только сироты, как изначально оговаривалось и должно было соблюдаться, но и квартиросъемщики. Сироты сдали свои квартиры и им все равно, а арендаторы не платят ни за что. Я с ними постоянно воюю, – говорит она.

На протекающую вытяжку девушка жаловалась в органы опеки и попечительства. Однако там ее отправили в ресурсный центр «Семья», который якобы отвечает за сиротский дом. Специалисты центра приезжали к Олесе, но снова направили ее в местные органы опеки. 

Девушка уже мечтает об обычном домике с огородом, хоть и не большом. Ведь через два года закончится срок договора найма, и неизвестно, сможет ли она приватизировать свою квартиру, и купит ли ее кто-нибудь с такими проблемами. 

Трещины, тонкие двери и лед на окнах

Мы побывали в доме для сирот, и он действительно оказался почти пустым, как нам рассказывала Олеся. Участок не огорожен и существует только на словах. В нескольких метрах от дома мусорка. 

После торжественного вручения квартир ребятам сказали – можно сажать огороды. Но делать этого жильцы не рискуют, ведь в любой момент их заборы могут снести новые собственники участков. К тому же почва здешняя сплошь камень, и все труды будут напрасны. 

Молодая мама Наталья Кричигина, живущая в одной из комнат, провела нас по коридору здания. По стенам и потолку уже поползли трещины. В подъезде стойкий запах продуктов жизнедеятельности – недавно протекла канализация, говорит Наташа. На полу, вопреки правилам пожарной безопасности, лежит ковролин. Некоторые двери погнуты, в одной вырван замок. 

– Мы живем здесь уже три года. У меня в ванной вытяжка тоже протекает, зимой на окне в комнате нарастает лед. В коридорчике мы храним картошку и все вещи, так что тут тесно, – показывает хозяйка. 

«Мы не контролируем, как они там плодятся»

Для того, чтобы дети-сироты могли исправно платить за свет, нужны техпаспорт, акт ввода в эксплуатацию и протокол собрания жильцов, говорит начальник БСУ Юлия Алексеева, к которой мы отправились после осмотра дома. 

– Когда эти документы будут готовы, мы будем считать ОДН по нормативу. Поедем совместно с РЭС и в каждой квартире снимем показания счетчиков. Каждый житель дома должен будет прийти к нам со своими документами, и мы заключим договор.

Со стороны «Читаэнергосбыт» мы будем принимать те показания, которые будут на тот момент, когда мы поедем их снимать – за прошлые годы с детей не вычтут.

Но, опять же, неизвестно, как решит «МРСК» – они могут не пойти на это, – предполагает Юлия Алексеева. 

Кто же всё-таки отвечает за сиротский дом? И почему от проблем жильцов все дружно отворачиваются? С этими вопросами мы обратились в орган опеки и попечительства районной администрации. 

– Все от этого дома открещиваются, и неизвестно, у кого он на балансе стоит, – разводят руками в приемной. – Нашей администрации он не принадлежит, сельской – тоже. Квартиры выкупило Минсоцзащиты, земля принадлежит Минстрою. Минсоцзащиты эти квартиры детям и выделило, получается, ответственность за него несет ресурсный центр «Семья». 

На вопрос, почему комнатки для сирот настолько малы, ведь в них образуются семьи и рождаются дети, специалист органов опеки и попечительства отвечает вполне однозначно: 

– Квартира выдается на одного ребенка-сироту, не подразумеваются его будущие дети, муж и так далее. Мы же не можем их контролировать, насколько они там плодятся, извините. Это ее проблемы. Если она рожает, то, значит, от кого-то же рожает. Подразумевается, что у него должно быть что-то.

Слова специалиста, только более сухо, подтверждает выдержка из раздела «Обеспечение жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» на сайте Министерства социальной защиты населения Республики Бурятия: 

«Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие жилья, имеют право на обеспечение жильем из специализированного жилищного фонда. Общая площадь предоставляемых жилых помещений составляет 24 кв. метров. Жилые помещения должны соответствовать условиям благоустройства конкретного населенного пункта и предоставляются без учета членов семьи».

С сиротами могут расторгнуть договор

В Министерстве социальной защиты населения Бурятии, куда мы обратились с запросом, сообщают, что жильцы дома, с которыми утеряна связь, объявлены в розыск. На некоторых готовятся иски о расторжении договоров из-за неисполнения ими условий. 

– 26 жилых помещений для формирования специализированного жилищного фонда для детей-сирот были приобретены в соответствии с Госконтрактом Минстроем Бурятии и предоставлены 26-ти гражданам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

По некоторым гражданам, с которыми утеряна телефонная связь, ГБУ РБ «Семья» направлен запрос в отдел МВД России по Бичурскому району и администрацию района о проведении розыскных мероприятий.

Кроме того, в отдел МВД России по Бичурскому району направлены письма о внеплановых рейдах на дом в целях профилактики правонарушений, – сообщают в ведомстве.

А также добавляют, что Республиканский ресурсный центр «Семья» готовит исковые заявления о расторжении договоров с сиротами, которые не исполняют условия договора.

Что касается участков под огороды, определение границ придомовой территории входит в компетенцию сельского поселения «Бичурское», сообщают в Минсоцзащиты Бурятии.

– Площадь жилых помещений составляет 26,4 кв.м. В квартирах установлены электрические батареи. Вывоз жидких бытовых отходов осуществляется по мере наполнения, твердых – дважды в месяц.

Постройки или помещения для хранения инвентаря по условиям Госконтракта в доме не предусмотрены. В 26-ти квартирах проживают четыре нанимателя, 12 родственников нанимателей, 10 нанимателей периодически приезжают и проверяют свои квартиры.

Многие выехали на работу по семейным обстоятельствам в другой район, кто-то в Улан-Удэ.

Конкурс по определению управляющей компании, которая могла бы обслуживать дом, проводился 29 сентября, но не состоялся из-за отсутствия заявок. Повторно торги объявлены 13 ноября. Единственная обслуживающая организация в сельском поселении ООО «Мегалит» прекратила обслуживать дом сирот. 

Также, как следует из ответа министерства, с жалобами на качество жилья наниматели не обращались. Трещины, о которых сообщали хозяева двух квартир, были устранены застройщиком (но, по-видимому, трещины оказались настойчивее, – прим. автора). 

В ближайшие две-три недели «Читаэнергосбыт» откроет нанимателям лицевые счета, чтобы они могли платить за электроэнергию.

Источник: https://www.infpol.ru/108642-deti-siroty-bichurskogo-rayona-o-vydelennom-im-zhile-nashi-problemy-nikomu-ne-interesny/

Сироты в Кабардино-Балкарии рассказали о многолетнем ожидании квартир от государства

Как быть, если органы опеки говорят что неизвестно когда будут выдавать квартиры сиротам?

Судебные решения о незамедлительном предоставлении жилья сиротам не выполняются, рассказали “Кавказскому узлу” жители Кабардино-Балкарии, ожидающие обещанных квартир 10-12 лет. Очередь на квартиры для сирот растет быстрее, чем строится жилье, сообщили в Минобразования республики.

Как писал “Кавказский узел”, в начале марта житель Кабардино-Балкарии Рустам Фарзалиев опубликовал видеообращение к главе республики, раскритиковал местных чиновников за равнодушие к проблемам сирот, которые, как и сам Фарзалиев, не могут получить положенные им квартиры. Проблема обеспечения сирот жильем остается для республики острой, констатировал уполномоченный по правам человека.

Житель Нарткалы Иван Панов рассказал корреспонденту “Кавказского узла”, что в очереди стоит 10 лет, хотя еще в 2011 году добился в суде решения о незамедлительном предоставлении жилья.

Сейчас он с двумя малолетними детьми живет на съемной квартире. “Мне сказали, чтобы я не рассчитывал на получение жилья до 2021 года, так нет якобы застройщиков, которые бы строили социальное жилье”, – рассказал Панов.

Иван Панов, по его словам, вновь обратился к адвокату, чтобы добиться исполнения решения суда.

Жительница Прохладного Елена Мерлушкина сообщила, что стоит в очереди на жилье для сирот 12 лет, у нее двое несовершеннолетних детей. Шесть лет назад, по словам Мерлушкиной, ей предложили жилье в поселке Янтарный, расположенном в 18 километрах от Прохладного. С этим поселком нет автобусного сообщения, и женщина отказалась.

“И вот с тех пор тишина. Про меня как будто забыли. Периодически звоню в Минобразования. Обещают. Единственное, чего удалось на данное время добиться – это включения в список на получение жилья по городу Прохладному”, – рассказала Елена Мерлушкина корреспонденту “Кавказского узла”.

Надежда Ткачева, которая стоит в очереди с 2007 года, рассказала, что ей предлагали жилье в поселке Лесной, но квартира была плохого качества.

“Я не стала заключать договор и написала заявление о предоставлении квартиры в городе Прохладном. С тех пор вот жду”, – сказала она корреспонденту “Кавказского узла”.

Женщина, по ее словам, живет вместе с десятилетним сыном на съемной квартире.

В Кабардино-Балкарии строится недостаточно жилья для сирот

В этом году для детей-сирот в Кабардино-Балкарии планируется приобрести 185 квартир.

При этом в очереди на жилье значатся 1466 человек, сообщила корреспонденту “Кавказского узла” начальник отдела социальной защиты детства, коррекционного образования, опеки и попечительства Министерства образования и науки Кабардино-Балкарии Мадина Хучинаева. По ее словам, 309 человек из числа детей-сирот имеют на руках судебные решения о незамедлительном предоставлении жилья.

Будет ли увеличено финансирование программы строительства жилья для детей-сирот, пока неизвестно, отметила чиновница. “Мы обратились во все инстанции, но пока положительного ответа ниоткуда не получили”, – сказала Мадина Хучинаева. Чтобы обеспечить всех нуждающихся, нужен миллиард рублей, добавила она.

Всего, по данным Минобразования, в 2017 году сиротам-очередникам предоставили 90 квартир, в 2018 году – 93 квартиры. Однако общее количество нуждающихся за эти два года сократилось всего на шесть человек, поскольку списки постоянно пополняются. Общая расчетная потребность на 100% обеспечение, указанной категории лиц жильем составляет более 1 млрд рублей, проинформировала Хучинаева.

Сироты могут жаловаться в службу судебных приставов

Сироты, которые имеют решение суда о предоставлении квартир, но жилье так и не получили, могут пожаловаться в суд на бездействие судебных приставов, сообщила корреспонденту “Кавказского узла” сотрудник прокуратуры Прохладненского района Элеонора Марзоева.

Согласно федеральному конституционному закону о судебной системе, решение суда, вступившее в силу, имеет общеобязательный силу, отметил корреспонденту “Кавказского узла” адвокат коллегии адвокатов Pen & Paper Вадим Клювгант.

“То есть оно обязательно для всех без исключения, в том числе и для органов власти и управления, и подлежит к исполнению. А где искать средства для выдачи положенной законом квартиры – это проблема местных властей.

То есть предмет и способ исполнения – это уже задача тех, на ком лежит соответствующая обязанность по исполнению”, – сказал он.

Если решение не исполняется, повторно обращаться в суд не нужно, отметил Вадим Клювгант. “Гражданин или его представитель могут написать заявление в службу судебных приставов. У приставов есть полномочия от имени государства добиваться исполнения судебных решений. За неисполнение судебных решений есть ответственность, вплоть до уголовной”, – пояснил адвокат.

В Москве у сирот нет проблем с получением квартир, сообщил корреспонденту “Кавказского узла” Вадим Меньшов – директор московского Центра содействия семейному воспитанию “Наш дом”. “Все сироты после 18 лет получают отдельное благоустроенное жилье.

Если в регионе возникли проблемы, то следует обращаться сначала в Министерство образования РФ, а если проблему решить не удалось по линии министерства, то при правительстве Российской Федерации есть Общественный совет по вопросам социальной сферы, который возглавляет вице-премьер Татьяна Голикова.

Надо написать письмо в этот совет”, – сказал Вадим Меньшов.

Людмила Маратова, Гор Алексанян; источник: корреспонденты “Кавказского узла”

Источник: https://www.kavkaz-uzel.eu/articles/333411/

Меняются правила предоставления жилья для детей-сирот

Как быть, если органы опеки говорят что неизвестно когда будут выдавать квартиры сиротам?

Москва, 12 апреля 2018, 14:13 — REGNUM Правительственный законопроект, прописывающий новые правила для получения жилья детьми, оставшимися без родителей, Госдума приняла в первом чтении, передает корреспондент ИА REGNUM12 апреля.

Новые правила получения жилья позволят эффективно решать проблемы с обеспечением детей-сирот жильем и исключить многочисленные случаи обращения таких граждан в суд за защитой своих прав, ожидают авторы инициативы.

Сегодня список по получению детьми-сиротами жилья составляют органы исполнительной власти субъектов РФ. Однако, отмечают авторы законопроекта, такой порядок далеко не всегда позволяет включить в список всех детей, оставшихся без родителей.

Так, по их данным, местонахождении более 10 тыс. детей-сирот (из почти 130 тыс. сирот, которые имеют право на получение жилья) неизвестно. В частности, установить местонахождение некоторых из них становится затруднительным, поскольку такие граждане не всегда обращаются в уполномоченные органы за предоставлением им жилья, отмечают авторы инициативы.

В связи с этим авторы законопроекта предлагают позволить законным представителям детей самостоятельно подавать заявление о включении сирот в список предоставления жилья. При этом органы опеки и попечительства должны будут проконтролировать, чтобы опекуны вовремя подали заявление о включении детей-сирот в список.

«В случае неподачи законными представителями соответствующего заявления орган опеки и попечительства обязан принять меры по включению детей в список», — отмечают авторы законопроекта.

Порядок формирования списка определит правительство в подзаконном акте. При этом, как объяснил замминистра образования РФ Павел Зенькович в ходе обсуждения законопроекта на пленарном заседании Госдумы, законопроект также уточняет случаи исключения детей-сирот из этого списка.

Заявления на выдачу квартир для детей-сирот уже направили более 258 тысяч граждан или их представителей, заявил в ходе пленарного заседания Госдумы замминистра образования РФ Павел Зенькович.

«У нас на самом деле на 1 января 258 тыс. детей-сирот, из которых достигли совершеннолетия 166 тысяч. То есть мы, когда называем цифру 258 тысяч, мы говорим о тех, кто уже достиг (совершеннолетия) и кому исполнилось 14 лет, на кого уже поданы заявления», — рассказал замминистра.

Таким образом, по его словам, на разрешение вопроса у правительства и местных органов власти осталось четыре года. При этом на обеспечение всех этих детей-сирот жильем потребуются средства из бюджета.

«Это довольно финансовоемкий вопрос, его стоимость, по нашим оценкам, не менее 200 млрд рублей. Мы ежегодно выделяем субсидии субъектам законом о бюджете.

На 2017 год предусмотрено 6,6 млрд рублей, на 2018 — 7 млрд рублей, 7,5 млрд рублей и 7, 7 млрд рублей — на 2019 и 2020 годы.

Мы, конечно, будем просить вас и коллег увеличить это финансирование с тем, чтобы оказывать дополнительную поддержку субъектам на решение этого вопроса», — подчеркнул Зенькович.

Правительство также прописывает нормы, которые позволяют в случае судебного решения о лишении родителей родительских прав предоставлять им для жизни место в общежитии. Как рассказал в ходе пленарного заседания замминобразования Павел Зенькович, сегодня такие граждане по решению суда могут быть выселены из квартиры, в которой проживает ребенок, без предоставления другого помещения.

Между тем, как отметил в ходе пленарного заседания первый зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике Валерий Гартунг («Справедливая Россия»), такие нормы противоречат Конституции РФ.

«Когда были обращения о расселении, выселении родителей, которые лишены родительских прав, фактически на улицу суды их не выселяли, и правильно по большому счету делали, потому что есть Конституция.

Поэтому в данном случае мы как раз вносим поправку — возможность их переселения в общежитие для того, чтобы не выселять на улицы.

Чтобы можно было в этом вопросе добиться, так сказать, справедливости», — объяснил Зенькович.

Правительство также предлагает обязать органы исполнительной власти следить за тем, чтобы жилые помещения, которые выделяются детям-сиротам, были закреплены за ними.

«В настоящее время субъекты РФ обязаны осуществлять только контроль за использованием жилых помещений или распоряжением этими жилыми помещениями.

Имеется в виду тот жилой фонд, который закреплен за ребенком, который остался без попечения родителей, живет в детском доме и который по достижении 18 лет вернется в эту квартиру.

Так вот, сейчас мы обязываем субъекты следить за сохранностью этих помещений, чего раньше не происходило», — заявил в ходе обсуждения законопроекта на пленарном заседании замминистра образования РФ Павел Зенькович.

Законопроект также вносит изменения в порядок предоставления детям-сиротам жилых помещений по договору найма. Так, сегодня они могут получать такое жилье на пять лет.

В случае, если сиротам необходимо содействие в преодолении трудной жизненной ситуации, договор найма специализированного жилого помещения может быть заключен на новый пятилетний срок, но не более одного раза.

По истечении соответствующего срока жилое помещение исключается из специализированного жилищного фонда и с его нанимателем заключается договор социального найма. В этом случае жилое помещение может быть приватизировано.

Между тем, отмечают авторы законопроекта, такие меры всё же не способны обеспечить сохранность жилья для детей-сирот. Поэтому они предлагают разрешить органам опеки и попечительства принимать решение о том, что перезаключение договора найма по истечении первого пятилетнего срока должно быть неоднократным.

«Анализ правоприменительной практики по вопросу использования детьми-сиротами и лицами из их числа жилых помещений, предоставленных им по договору найма специализированного жилого помещения, показал, что некоторые граждане указанной категории относятся к предоставленным жилым помещениям небрежно, своими действиями или бездействиями приводят жилое помещение в непригодное для проживания состояние, используют жилое помещение не по назначению», — отмечают в правительстве.

В связи с этим законопроект также вводит норму, согласно которой если договор найма с ребенком-сиротой расторгается, то ему необходимо предоставить другое благоустроенное помещение для жизни в границах населенного пункта. При этом размер этого помещения должен соответствовать нормам, установленным для вселения граждан в общежитие.

Источник: https://regnum.ru/news/2403414.html

«Вышел — квартиры нет. Что хочешь, то и делай». Выпускники интерната из Коми снова пожаловались на то, что им не дают жилье

Как быть, если органы опеки говорят что неизвестно когда будут выдавать квартиры сиротам?

В редакцию «7×7» обратились несколько выпускников школы-интерната №15 из Пажги Сыктывдинского района, которым не предоставили жилье после выпуска из заведения.

Они убеждены, что в этой ситуации виноваты сотрудники интерната, которые недостаточно занимались этим вопросом: директор заведения Алексей Будний переложил ответственность на Минтруда Коми, которое занимается оформлением документов, и администрации городов и районов региона, которые обязаны покупать квартиры.

Ситуация с выделением жилья сиротам в республике не меняется. В очереди на получение квартир уже несколько лет стоят более 1500 человек. Власти находят возможность купить или предоставить квартиры около 200 выпускникам интернатов в год, но очередь пополняют новые.

«7×7» на примере ситуации, в которую попали воспитанники интерната из Пажги, рассказывает о том, как сироты решают свои проблемы в ожидании квартир и что делают чиновники для решения вопроса.

«Будешь выпускаться, сама все будешь делать»

Владимир Дрангелис прожил в интернате в Пажге 12 лет. Мать лишили родительских прав, отец умер. В июле 2017 года после 18-летия он выпустился, но квартиру ему так и не предоставили. Он рассказывает, что «не помнит никого из ребят, кто бы получил квартиру при выходе из интерната».

— Я подходил к педагогам, спрашивал. Они говорили, что заявки отправили. Но я вышел — квартиры нет. Что хочешь, то и делай. Все без толку, — рассказывает Владимир.

У Владимира была прописка в квартире родителей в селе Южном Княжпогостского района. Пока он был в интернате, она сгорела, жить там невозможно. Поэтому он сам стал собирать документы на предоставление другой жилплощади в Южном. Хотя жить там не хочет.

— В квартире все сломано, жить там невозможно. А само село, как Припять. Там работы нет, молодежи нет. Пока я в Сыктывкаре, стою на бирже труда. Хочу найти себе работу — грузчиком, строителем. Мне главное — чтобы платили, хотя бы 15 тысяч рублей.

Виктория Лобанова, которая прожила в интернате шесть лет, называет директора заведения «безответственным человеком». Рассказывает, что детям поздно выдавали положенную одежду. Например, зиму они могли проходить в ветровках, а новая обувь была редкостью.

Похожая ситуация и с квартирой. По ее словам, социальные работники в интернате не спешили помогать в сборе документов для оформления жилья. Подсказывали только педагоги, которые советовали быть готовыми к тому, чтобы самостоятельно обращаться в суд.

После 18-летия Вику забрала тетя, у которой она прожила год. За это время она сама собрала все документы и встала на очередь в администрации Емвы. Там у нее прописан отец, но жить в одной квартире с ним она не может по закону (отец лишен родительских прав).

Сейчас Виктория снимает квартиру в Сыктывкаре, работает в баре, куда часто приходят ее одноклассники из интерната. Самая популярная тема для обсуждений — кто и как собирает документы на жилье.

Анастасия Попова прожила в интернате 10 лет, выпустилась в 2016 году, квартиру ей так и не дали. Говорит, что писала заявление на предоставление жилья, но его потеряли.

— А потом мне сказали: «Будешь выпускаться, сама все будешь делать». В итоге я выпустилась и поехала к подружке. Если бы ее не было, то куда бы я пошла? — вспоминает Настя.

Девушка обратилась в суд, заседание состоялось без нее. О результатах она пока не знает.

«Виноват и интернат, и органы опеки»

По словам бывшего воспитателя интерната в Пажге Натальи Прощенко, в ситуации, когда дети не получают квартиру сразу после выпуска, виноваты и работники заведения, и сотрудники органов опеки при Министерстве труда, занятости и социальной защиты Коми.

— В интернате говорили детям: «Вот выпустишься, тогда и решим твои вопросы». Но ребенок находится в интернате 11 лет.

Социальные работники должны были съездить [за это время], выписать его и прописать потом в школе-интернате. Буквально со всеми детьми такой вопрос. Это недоработка руководства школы.

Соцработник свою работу не сделал, директор не проверил. Им проще закрыть глаза. И такое делалось из года в год, — отметила Прощенко.

Такого же мнения придерживается и правозащитница из Воркуты Ольга Зуева.

— Виноваты и интернат, и органы опеки. Но интернат — больше. Они же опекуны, должны контролировать, обращаться. Они должны узнавать, какие бумаги собраны и так далее. А органы опеки плевать на все хотели, потому что там работают не педагоги. Сотрудники органов опеки должны были обратиться в администрацию, чтобы детям предоставили квартиру, — сказала Зуева.

По словам уполномоченного по правам человека Надежды Быковской, к которой неоднократно обращались дети из республиканских интернатов, такие ситуации неоднократно возникают из-за того, что подросткам плохо объясняют их права.

— Самая большая проблема — юридическая неграмотность, — сказала Быковская.

Директор школы-интерната №15 из Пажги Алексей Будний в беседе с корреспондентом «7×7» обвинения в бездействии и плохой работе коллег отверг. Он заявил, что вопросами жилплощади занимаются исключительно органы опеки.

— У меня функционал — воспитание и обучение детей. Перед тем, как они выпускаются, мы делаем шаги, чтобы они получили жилье. Но ведь не мы даем это жилье. Этим занимаются органы опеки, руководители администраций городов и районов, откуда эти дети.

Мы работаем в этом направлении — и с органами опеки, и с администрациями районов. В суды, если надо, подаем документы. Но дальше это не наша задача.

Очень просто рассуждать так — «интернат ничего не делает, органы опеки ничего не делают, руководители администраций ничего не делают», — сказал директор.

Алексей Будний предложил корреспонденту «7×7» обратиться в правительство региона с вопросом о том, почему дети не получают квартиры.

«Очередь уменьшилась, но проблемы прежние»

В Министерстве труда, занятости и социальной защиты населения Коми отказались устно отвечать на вопросы корреспондента «7×7», не смогли организовать встречу журналиста со специалистами органов опеки, попросили прислать запрос и порекомендовали посмотреть справочные материалы на сайте.

В порядке обеспечения детей-сирот жилыми помещениями говорится, что ребенку положена квартира, если он нигде не зарегистрирован, или жилплощадь, оставшаяся ему от родственников, в плохом состоянии (сгорела или находится в ветхом доме; площадь квартиры маленькая и другие).

Квартиры выпускникам должны предоставлять власти городов и районов, где они родились или прописаны. Но у них не хватает на это денег, поэтому правительство Коми в последние годы перечисляет в бюджеты муниципалитетов деньги из региональной казны.

Обычно воспитанники интернатов встают в очередь в администрации городов или районов Коми с 14 лет. Если это произошло после 23 лет, то по закону квартира им не положена.

Как рассказала «7×7» выпускница интерната в Пажге, 19-летняя Ольга Макарова, когда она более год назад попала в очередь, то была 122-й. За год очередь продвинулась только на 10 человек.

Некоторые подростки подают в суд, чтобы быстрее получить квартиру. Если они выигрывают, то жилье им выделяется в приоритетном порядке. То есть они отодвигают в очереди тех, кто не судился. Региональный омбудсмен Надежда Быковская считает, что это не совсем правильно, так как не каждому выпускнику интерната подсказывают обратиться в суд и собрать все бумаги.

В ноябре 2016 года в очереди на получение квартир стояло более 1700 детей из интернатов. Министр труда, занятости и социальной защиты Коми Илья Семяшкин тогда заявил, что в 2016 году жилье получат 184 человека, а в 2017 — 118.

— Несмотря на то, что в этом году нам удалось достичь уменьшения очередности, проблемы в обеспечении детей-сирот жильем остаются прежние. Это нехватка подходящих квартир в сельских районах и их слишком высокая цена в городах.

Справиться с этим в некоторых районах удалось благодаря тому, что мы позволили муниципалитетам вкладывать деньги, выделенные на жилье сиротам, в строительство домов, готовящихся для переселенцев из ветхого и аварийного жилья, — цитировало Семяшкина агентство «КомиОнлайн».

Чтобы обеспечить жильем только тех, кто уже стоит в очереди, потребуется от 5 до 10 лет (при примерно таком же финансировании). Но к этому времени саму очередь пополнят те, кто выпустится из интернатов в ближайшие годы. 

Реклама. Думаете о покупке новой квартиры? Вы можете смотреть варианты недвижимости. Более детально ознакомиться с предлагаемыми услугами можно на сайте https://harkov.krysha.ua.

Максим Поляков, «7х7»

Источник: https://7x7-journal.ru/articles/2017/09/28/vyshel-kvartiry-net-chto-hochesh-to-i-delaj-vypuskniki-internata-iz-komi-snova-pozhalovalis-na-to-chto-im-ne-dayut-zhile

Адвокат24
Добавить комментарий