Имеют ли право судебные пристывы оставлять без соредств к существованию?

Вс разъяснил, чем надо руководствоваться, забирая деньги у должников

Имеют ли право судебные пристывы оставлять без соредств к существованию?

Очень интересное разъяснение сделала Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ, когда пересмотрела дело семьи должников-пенсионеров. У них был долг перед банком и по требованию приставов у пожилой четы банк стал списывать 50% их пенсий.

По мнению пожилой пары, пристав слишком много постановил брать денег со стариковских пенсий. Приставы на жалобу супругов не отреагировали.

Местные, екатеринбургские суды, ничего предосудительного в действиях своих приставов не заметили. А позже не хотели еще и отправлять их жалобу дальше – в Верховный суд.

Но пенсионеры оказались упертыми и добились проверки правильности решения местных судов.

Судам разъяснили, как при разводе делить дареное имущество

Верховный суд РФ дело о долгах, которые берут с пенсий, пересмотрел, все решения местных судов отменил как неправильные. Но главное – Верховный суд объяснил своим коллегам-судьям и приставам, чем они должны руководствоваться, снимая деньги с пенсий в счет долга.

Подобное разъяснение может оказаться полезным и гражданам, столкнувшимся с такой бедой.

Все началось летом, когда пристав-исполнитель Кировского районного отдела Службы судебных приставов Екатеринбурга возбудил исполнительные производства о взыскании с должников – супругов пенсионеров денег в пользу банка. Эти бумаги пристав отправил в Пенсионный фонд, чтобы там удерживали из пенсии каждого супруга по 50 процентов.

Через месяц пенсионеры написали приставу ходатайство, что им тяжело жить на средства, которые остаются после взыскания, и попросили снизить планку и брать с них хотя бы по 20% с пенсий.

В ответ, как выяснится много месяцев спустя, на их имя была подготовлена бумага от старшего судебного пристава района, что если им что-то не нравится – они могут обратиться в суд.

В этом же послании старикам напомнили, что есть 99 статья Закона “Об исполнительном производстве”, и она не ограничивает сумму удержания величиной прожиточного минимума.

Если пенсия для должника – единственный источник существования, то судебные приставы обязаны обеспечить баланс интересов кредитора и должника. Кирилл Кухмарь/ТАСС

Прошел еще месяц, и супруги вновь обратились с жалобой к приставам. Теперь уже просили районных начальников приставов признать незаконным бездействие подчиненных, которые им не отвечают и вновь ходатайствовали об уменьшении суммы удержания.

В конце концов устав от бессмысленной переписки, супруги пошли в суд с жалобой на приставов. Пенсионеры, они же инвалиды 2-й группы посчитали, что решение о том, чтобы забирать у них половину пенсий, нарушает их права и не соответствует закону.

Пожилые люди сослались на то, что установленный приставом размер удержания в 50% противоречит 446 статье Гражданского кодекса. А значит, нарушает их конституционные и гражданские права.

И все потому, что оставшихся после удержания средств им не хватает ни на лекарства, ни на еду.

Размер удержания у должника не должен оставлять его голодным и без необходимых лекарств

Старики проиграли суды и в районе, и в области. Зато в Судебной коллегии по административным делам Верховного суда после проверки жалобы сказали, что аргументы пожилых людей заслуживают внимания, а местные суды разобрали их дело неправильно.

В законе о приставах сказано (статья 64.1), что заявления граждане могут подавать на любой стадии исполнительного производства.

Чиновник службы судебных приставов должен аккуратно и вовремя реагировать на заявления граждан – соглашаться с ними или им отказывать, и копию своего решения отправлять заявителям на следующий день после вынесения решения.

По мнению Верховного суда, пристав на просьбу пенсионеров уменьшить процент изъятия денег прислал им фактически отписку, то есть письмо, в котором на их вопрос не ответил.

Верховный суд: Договор купли-продажи жилья можно отменить

Вот главный аргумент Верховного суда – в законе об исполнительном производстве есть открытый перечень действий пристава, чтобы принудить должника своевременно и правильно вернуть долг. Но при этом, указывает Верховный суд, пристав обязан соблюдать некие правила.

Например, проверить, сколько он оставляет должнику на жизнь. Так в нашем случае пристав не стал запрашивать информацию, на которую ссылались заявители, – что им трудно после вычета половины пенсии сводить концы с концами.

А по своему же Закону “Об исполнительном производстве” он был просто обязан проверить доводы пенсионеров.

И тут Верховный суд сослался на неоднократные указания Конституционного суда, который в шести своих решениях заявлял следующее. Если пенсия является для гражданина-должника единственным источником его существования и существования его близких, то необходимо обеспечить баланс интересов кредитора и должника, с тем, чтобы не оставить должника и его родных “за пределами социальной жизни”.

Верховный суд для коллег судей и приставов подчеркнул: по смыслу статьи 99 Закона “Об исполнительном производстве”, размер удержания у должника “подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств, при неукоснительном соблюдении принципов исполнительного производства: уважение чести и достоинства гражданина, неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника”.

Судебная коллегия по административным делам ВС объяснила, что при определении размера удержания из пенсии должника, если она для него единственный источник существования, приставу надлежит учитывать размер пенсии, чтобы обеспечить должнику и его близким условия для нормального существования.

Все решения местных судов Екатеринбурга отменены, и дело должников-пенсионеров они пересмотрят заново.

Источник: https://rg.ru/2017/03/30/reg-urfo/vs-raziasnil-chem-nado-rukovodstvovatsia-zabiraia-dengi-u-dolzhnikov.html

Должников не оставят без средств к существованию

Имеют ли право судебные пристывы оставлять без соредств к существованию?

В России разрешено взимать с должников 50 процентов их ежемесячного дохода. Но в этом случае многие граждане остаются без средств к существованию. Чтобы учесть интересы всех лиц, депутаты предлагают ограничить взыскания таким образом, чтобы после них у должника оставалась сумма не меньше прожиточного минимума.

У граждан забирают последние деньги за долги

Читайте по теме В соответствии с Законом «О прожиточном минимуме в РФ», семья или одинокие граждане, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, считаются малоимущими и вправе получить социальную помощь. Поддержание материальной обеспеченности на уровне не ниже величины прожиточного минимума является одной из важнейших задач государства в рамках его социальной политики. Но эта задача не всегда должным образом реализуется.

В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на продукты питания и деньги, если в случае взыскания у должника останется средств меньше прожиточного минимума. Но эта норма действует лишь при единовременном взыскании и не применяется в тех случаях, если суммы взыскиваются периодически. Это касается, например, должников по кредитам.

По общему правилу, с должника может быть удержано не более 50 процентов заработной платы и иных доходов, например пенсии. Но при этом не учитывается, сколько денег у него остаётся. Практика показывает, что зачастую оставшаяся сумма оказывается меньше прожиточного минимума.

Конституционный суд неоднократно отмечал, что это недопустимо, поскольку у граждан, даже если они задолжали, есть имущественный иммунитет — то есть им и лицам, находящимся на их иждивении, должно быть обеспечено нормальное существование и неприкосновенность минимума имущества.

Судебная практика свидетельствует, что с января 2016 года по сентябрь 2017 года в районные суды различных регионов обратились более 500 россиян с заявлениями о снижении размера удержаний. Большая часть обратившихся — пенсионеры, которые получают в месяц не больше 15 000 рублей. Но суды редко идут им навстречу.

Заёмщики имеют право на достойную жизнь

Читайте по теме В ноябре 2017 года депутаты — активисты ОНФ Наталья Костенко и Ольга Савастьянова, а также депутаты Евгений Шулепов и Илья Осипов внесли законопроект, который сохраняет за должниками право сохранения прожиточного минимума. Под законопроектом подписались почти 150 коллег инициаторов. Авторы законопроекта считают, что сложившаяся практика взыскания долгов не соответствует ни принципам социального государства, ни экономическим интересам страны.

«Существующее законодательство не защищает интересы должника и его конституционное право на достойную жизнь, — отметила зампред Комитета Госдумы по контролю и Регламенту Наталья Костенко.

— Наш законопроект, направленный на решение поставленной Президентом РФ в Послании Федеральному Собранию задачи по борьбе с бедностью, призван оградить людей от обнищания».

Она подчеркнула, что сегодня в стране около 47 миллионов заёмщиков, долг которых составляет более 12 триллионов рублей, при этом более чем семи миллионов граждан имеют просроченную задолженность на общую сумму примерно один триллион рублей.

По словам руководителя проекта Общероссийского народного фронта «За права заёмщиков» Виктора Климова, государство последовательно принимает меры, чтобы защитить потребителей финансовых услуг от возможного дефолта. Но эта работа идёт медленно, и пока россияне защищены недостаточно. «Наиболее уязвимыми являются люди с низким доходом», — сказал эксперт.

По данным Национального бюро кредитных историй, показатель долговой нагрузки у заёмщиков с доходами ниже 20 тысяч рублей растёт, и в конце прошлого года показатель достиг 30 процентов от общего числа должников.

«Это означает, что средний такой заёмщик тратит на обслуживание долговых обязательств треть своего и без того невысокого месячного дохода. Это тревожные симптомы.

Введение имущественного иммунитета к взысканию на прожиточный минимум — важная составляющая комплексного решения этой непростой проблемы», — отметил Климов.

Прожиточный минимум будет неприкосновенным

Читайте по теме Соответствующий законопроект на заседании Комитета Госдумы по финансовому рынку был рекомендован к принятию в первом чтении.

Один из авторов инициативы, член Комитета по финрынку Евгений Шулепов отметил, что к депутатам поступают обращения от граждан, которые не могут полностью исполнить свои долговые обязательства. В основном это пенсионеры, многодетные семьи, ветераны.

«Идея законопроекта заключается в том, чтобы гарантировать должнику минимальный доход, — подчеркнул депутат. — Существующее законодательство лоббирует интересы взыскателя и не гарантирует должнику права на достойную жизнь». 

Вместе с тем в случае принятия законопроекта есть риск, что должники станут намеренно занижать свои доходы.

«У меня достаточно отрицательное отношение к этому законопроекту, так как речь идёт в том числе и о долгах физлицам», — констатировал «Парламентской газете» первый зампред Комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Михаил Тарасенко. Он считает, что законопроектом будет поощряться теневая занятость и занижение доходов недобросовестных граждан.

Против законопроекта также выступили Правительство и Администрация Президента. Но Центробанк поддерживает инициативу. Кроме того, Банк разрабатывает концепцию предельной долговой нагрузки — соответствующий законопроект будет внесён в Госдуму.

Если эта концепция будет принята, банки-кредиторы не смогут списать все средства до последней копейки — придётся оставить заёмщику деньги на жизнь.

Представители регулятора на заседании комитета согласились с тем, что прожиточный минимум должен оставаться неприкосновенным и что гражданам надо дать шанс выбраться из долговой ямы.

Источник: https://www.pnp.ru/economics/dolzhnikov-ne-ostavyat-bez-sredstv-k-sushhestvovaniyu.html

Не оставить должника за чертой бедности

Имеют ли право судебные пристывы оставлять без соредств к существованию?

Настоящая битва в высших эшелонах власти разгорелась относительно законопроекта № 303743-7, в котором предлагается ограничить размер взысканий по судебным долгам из доходов должников таким образом, чтобы совокупный размер удержаний не лишал гражданина прожиточного минимума. Для этого депутаты хотят ч. 2 ст. 99 Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» изложить в следующей редакции:

«При исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более пятидесяти процентов заработной платы и иных доходов, при этом совокупный размер денежных средств, получаемых должником-гражданином после удержаний из всех видов доходов, должен составлять не менее установленной в субъекте Российской Федерации по месту жительства должника-гражданина величины прожиточного минимума для соответствующей социально-демографической группы населения. Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований».

Минимальные гарантии для должниковВ Госдуму внесен законопроект о сохранении  в рамках исполнительного производства за гражданами-должниками минимальных денежных доходов

Правительство РФ направило в Госдуму отрицательный отзыв, в котором сделало вывод, что если законопроект будет принят, то станет невозможно обеспечить баланс интересов кредиторов и должников.

В свою очередь депутаты парируют: «…о каком балансе интересов тогда можно говорить сейчас, когда гражданина по закону оставляют практически ни с чем? Тем более что наши поправки не запрещают приставам изымать имущество – счета, недвижимость, автомобили, – если должник скрывает доходы».

Давайте попробуем разобраться, на чьей стороне правда.

В ст. 6 Федерального закона от 24 октября 1997 г.

№ 134-ФЗ «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» указано, что семья (одиноко проживающий гражданин), среднедушевой доход которой (доход которого) ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации, считается малоимущей (малоимущим) и имеет право на получение социальной поддержки. Таким образом, поддержание материальной обеспеченности граждан на уровне не ниже величины прожиточного минимума является одной из важнейших задач государства в рамках его социальной политики.

К сожалению, судебный пристав-исполнитель имеет возможность обратить взыскание на доходы должника – физического лица без учета принципа сохранения величины прожиточного минимума. В результате должник может оказаться за чертой бедности.

Размер удержания из заработной платы и иных доходов должника и порядок его исчисления регулируются ст. 99 Закона № 229-ФЗ. По общему правилу при исполнении исполнительного документа (нескольких исполнительных документов) с должника-гражданина может быть удержано не более 50% заработной платы и иных доходов.

Удержания производятся до исполнения в полном объеме содержащихся в исполнительном документе требований.

Данное ограничение размера удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не применяется при взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, возмещении вреда, причиненного здоровью, вреда в связи со смертью кормильца и ущерба, причиненного преступлением.

В этих случаях размер удержания из заработной платы и иных доходов должника-гражданина не может превышать 70%. В ст. 99 Закона № 229-ФЗ не содержится положений, которые бы обязывали судебного пристава-исполнителя обращать взыскания на доходы должника таким образом, чтобы не нарушать право последнего на прожиточный минимум.

Следует отметить, что в ст.

446 ГПК РФ, устанавливающей виды имущества, на которое не может быть обращено взыскание, содержится ссылка на то, что под таким имуществом следует понимать в том числе продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении. Во всех иных случаях гарантии сохранения за должником доходов в пределах величины прожиточного минимума на отношения, связанные с исполнительным производством, не распространяются. Более того, правоприменительные органы специально подчеркивают, что судебный пристав-исполнитель не обязан соблюдать при обращении взыскания на заработную плату должника требования в части гарантированности прожиточного минимума.

Так, в решении Арбитражного суда Тверской области от 7 мая 2009 г. по делу № А66-2745/2009 содержатся следующие выводы. В соответствии со ст.

446 ГПК РФ к имуществу, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам, относятся продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении.

Эта норма права не имеет распространения на вклады в банке, а также на удержания с заработной платы, поскольку порядок удержания и обращения регламентирован Законом № 229-ФЗ. Суд апелляционной инстанции и ВАС РФ согласились с выводом суда первой инстанции (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25 августа 2009 г.

, Определение ВАС РФ от 12 апреля 2012 г. № ВАС-3473/2010). Иными словами, пристав при обращении взыскания на доходы должника руководствуется лишь 50%-ным (в исключительных случаях – 70%-ным) порогом, но не учитывает то обстоятельство, что доходы должника не должны становиться ниже величины прожиточного минимума.

Представляется, что подобная практика не соответствует основополагающим принципам социального государства. К счастью, на данную проблему неоднократно обращал внимание Конституционный Суд (определения КС РФ от 28 февраля 2017 г. № 305-О, от 17 января 2012 г. № 14-О-О, от 22 марта 2011 г. № 350-О-О, от 15 июля 2010 г.

№ 1064-О-О, от 13 октября 2009 г. № 1325-О-О, Постановление КС РФ от 12 июля 2007 г. № 10-П).

Суд отметил, что в случае когда пенсия является для должника-гражданина единственным источником существования, необходимость обеспечения баланса интересов кредитора и должника-гражданина требует защиты прав последнего путем не только соблюдения минимальных стандартов правовой защиты, отражающих применение мер исключительно правового принуждения к исполнению должником своих обязательств, но и сохранения для него и лиц, находящихся на его иждивении, необходимого уровня существования, с тем чтобы не оставить их за пределами социальной жизни. По смыслу ч. 2 ст. 99 Закона № 229-ФЗ во взаимосвязи с его ст. 4 конкретный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника при исполнении исполнительного документа подлежит исчислению с учетом всех обстоятельств данного дела, при неукоснительном соблюдении таких принципов исполнительного производства, как уважение чести и достоинства гражданина и неприкосновенность минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи. Таким образом, при определении размера удержания из пенсии должника-гражданина, являющейся для него единственным источником существования, судебному приставу-исполнителю надлежит учитывать в числе прочего размер этой пенсии, с тем чтобы обеспечить должнику и лицам, находящимся на его иждивении, условия, необходимые для их нормального существования. При этом зачастую после произведенных удержаний оставшаяся у должника-гражданина сумма денежных средств оказывается меньше прожиточного минимума, что не позволяет ему и членам его семьи удовлетворить базовые потребности.

Суды общей юрисдикции в большинстве случаев игнорируют позицию КС РФ и не находят оснований незаконности в действиях пристава, не соблюдающего гарантии сохранения доходов должника не ниже величины прожиточного минимума.

Процитирую выдержку из апелляционного определения Пермского краевого суда от 11 февраля 2015 г.

по делу № 33-1216-2015: «…низкий размер пенсии, его несоответствие размеру прожиточного минимума не исключает возможности обращения взыскания на пенсию должника и не является обстоятельством, освобождающим должника от исполнения судебного решения».

Судебные акты, благодаря которым должники нашли защиту и не оказались за чертой бедности, можно пересчитать по пальцам (Постановление ФАС СЗО от 10 декабря 2012 г. по делу № А05-9010/2011, апелляционное определение Сахалинского областного суда от 28 мая 2015 г. по делу № 33-1125/15).

Необходимо отметить, что Верховный Суд фактически закрепил право должника на прожиточный минимум в исполнительном производстве. 12 января 2017 г. ВС РФ восстановил справедливость и конституционные права должников на достойную жизнь в Кассационном определении № 45-КГ16-27.

Верховный Суд подчеркнул необходимость соблюдения принципов уважения чести и достоинства гражданина и неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи.

Несмотря на то что речь в определении ВС РФ шла о пенсионерах, не имеющих иных источников дохода, суть его такова: размер денежных средств, которые ежемесячно остаются у должника после удержания судебными приставами, не должен быть меньше величины прожиточного минимума должника и его иждивенцев.

Таким образом, право должника на сохранение величины прожиточного минимума при обращении взыскания на его доходы признано на уровне высших судебных инстанций, которые привели убедительное обоснование своей позиции, основанной на убежденности в верховенстве прав и свобод человека и гражданина на достойную жизнь.

Несмотря на позицию высших судов нижестоящие суды продолжают придерживаться формального подхода.

Исследование судебной практики посредством изучения текстов вступивших в законную силу судебных актов, размещенных на сайтах районных судов Российской Федерации, а также на информационном ресурсе «Судебные и нормативные акты РФ», показало, что только в период с января 2016 г. по сентябрь 2017 г.

в районные суды различных субъектов страны обратились более 500 должников-граждан с заявлениями о снижении размера удержаний со ссылкой на тяжелое материальное положение. Большая часть обратившихся граждан являются пенсионерами с размером пенсии, не превышающим 15 тыс. руб. в месяц.

При этом в более чем 80% случаев (свыше 400 судебных актов) суды отказали заявителям в снижении размера удержаний, ссылаясь на законодательный пробел, содержащийся в ст. 99 Закона об исполнительном производстве.

Инициатива депутатов по законодательному ограничению размера взыскания величиной прожиточного минимума является актуальной и необходимой.

Однако в официальном отзыве Правительство заявляет, что законопроектом не определено, кем и в каком порядке будут производиться расчеты, необходимые для определения размера совокупного дохода, остающегося у должника после удержания, в том числе в отношении граждан, имеющих несколько источников дохода или сдельную оплату труда. При подготовке законопроекта не учтено, что действующая редакция ч. 2 ст. 99 Закона об исполнительном производстве предусматривает максимально возможный размер удержания из заработной платы и иных доходов должника, что предоставляет возможность судебному приставу-исполнителю устанавливать такой размер удержания, который необходим для обеспечения существования должника и членов его семьи. Кроме того, в случае возникновения затруднения в исполнении судебного решения должник вправе обратиться в суд с заявлением об отсрочке или рассрочке его исполнения. Таким образом, согласно выводам Правительства, реализация законопроекта в случае его принятия не позволит обеспечить баланс прав и интересов сторон исполнительного производства.

Представляется, что доводы Правительства в части возможности должника использовать механизмы отсрочки или рассрочки исполнения судебного акта необоснованны, поскольку на практике они практически не работают. В большинстве случаев суды отказывают должникам в удовлетворении подобных заявлений.

Что касается доводов Правительства о неопределенности способов реализации законопроекта в части того, кем и в каком порядке будут производиться расчеты для определения размера совокупного дохода, остающегося у должника после удержания, то такой порядок может быть установлен на уровне подзаконных актов уже после того, как будет принят основной закон, предложенный депутатами.

В завершение хотелось бы отметить, что традиционно жесткое антиотмывочное законодательство более гуманно относится к физическим лицам, включенным в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, чем Закон об исполнительном производстве – к должникам, которые нередко становятся таковыми в силу социальных обстоятельств (болезнь, инвалидность, потеря работы и т.д.). Так, в подп. 1 п. 2.4. Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» указано, что физическое лицо, включенное в перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму, в целях обеспечения своей жизнедеятельности, а также жизнедеятельности совместно проживающих с ним членов его семьи, не имеющих самостоятельных источников дохода, вправе осуществлять операции с денежными средствами или иным имуществом, направленные на получение и расходование заработной платы в размере, не превышающем 10 тыс. руб. в календарный месяц из расчета на каждого указанного члена семьи.  Причем заметьте, что 10 тыс. руб. гарантируются каждому члену семьи. 

Таким образом, проблема сохранения величины прожиточного минимума при обращении взыскания на доходы должника в силу своей актуальности требует скорейшего решения. Не хотелось бы, чтобы из-за несогласия формального характера важный законопроект годами оставался в недрах законодательного органа. 

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/ne-ostavit-dolzhnika-za-chertoy-bednosti/

Верховный суд защитил пенсионера-должника от приставов

Имеют ли право судебные пристывы оставлять без соредств к существованию?

Показательное решение вынесла Судебная коллегия по административным делам Верховного суда РФ, когда разъяснила, каким законом необходимо руководствоваться судам и приставам, если приходится брать долги с пенсии гражданина.

Этот спор должника-пенсионера и приставов рассматривали астраханские суды и дружно встали на сторону приставов. Но Верховный суд РФ с решением не согласился и привел аргументы, которые могут оказаться полезными для граждан, попавших в сложную ситуацию.

Итак, в Астраханской области в районный суд пришел пенсионер с иском к Службе судебных приставов. Он хотел с помощью суда повлиять на сумму, которую с его пенсии списывает пристав. Истец в суде объяснил, что получает пенсию немногим больше 10 тысяч рублей.

Из этих денег пристав в счет долга списывает ровно половину, оставляя ему на жизнь, пять тысяч рублей. А это совсем мало, уверял пенсионер, ведь даже прожиточный минимум в области – семь тысяч. До суда пожилой должник обращался с письмом в Службу судебных приставов и просил брать 25 процентов, а не 50.

Но приставы на письмо не отреагировали. Истец надеялся, что в суде к его просьбе отнесутся внимательней.

Но Советский районный суд Астрахани должнику в иске отказал. А областной суд возражать не стал. Определением судьи Астраханского областного суда истцу отказано было и в передаче кассационной жалобы на рассмотрение суда кассационной инстанции. Но пенсионер все же дошел до Верховного суда РФ и попросил все предыдущие решения отменить.

На Урале мошенница обманула пенсионерку на 1,5 миллиона рублей

По мнению судей Верховного суда, “существенные нарушения норм материального и процессуального права допущены судами первой и апелляционной инстанции”.

Вот как пересматривал спор Верховный суд. Из материалов дела видно, что истец – получатель пенсии по старости. В 2016 году, когда началась эта история, его пенсия составляла 10 тысяч 149 рублей. По словам старика, это единственный источник его существования.

В это же время, судя по постановлению областного правительства, прожиточный минимум в области составлял 7 тысяч 220 рублей. По постановлению пристава из пенсии ежемесячно удерживали 50 процентов.

Через пару месяцев после начала вычетов должник написал заявление, что ему совсем туго, и попросил брать 25 процентов, но приставы ему письменно отказали. Суды тоже отказали.

В местных судебных решениях сказано, что действия пристава правомерны, так как соответствуют законам “Об исполнительном производстве” и “О страховых пенсиях”. По ним предусмотрена возможность брать даже больше: до 70 процентов страховой пенсии в возмещении ущерба.

Как свердловские приставы выбивают долги у алиментщиков

Вот с этими доводами Верховный суд и не согласился, заметив, что они “основаны на неправильном применении норм материального права”.

Высокий суд заявил, что в том же законе “Об исполнительном производстве” сказано, что исполнительное производство осуществляется, в том числе, на основании принципа неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника и членов его семьи.

В этом же законе записано, что с должника можно удерживать не более 50 процентов зарплаты и “иных доходов”. А еще в этом законе приведены ограничения размера удержания – не больше 70 процентов, если речь идет об ущербе от преступления.

По закону о страховых пенсиях также можно брать не более 50 процентов, и в редких случаях, прописанных в законах, – не больше 70. Но это максимальные параметры, заметил Верховный суд, а пристав вправе устанавливать такой размер удержания, который бы учитывал материальное положение должника.

Местные суды не стали выяснять, является ли пенсия единственным источником существования должника

Верховный суд особо подчеркнул – Конституционный суд неоднократно (шесть раз) высказывал свою правовую позицию по такому поводу.

По ней, если для должника пенсия – единственный источник существования, то необходимо обеспечить баланс интересов кредитора и должника.

Требуется защита прав должника пенсионера путем сохранения для него и тех, кто находится на его иждивении, “необходимого уровня существования, чтобы не оставить их за пределами социальной жизни”.

В нашем случае судебный пристав, получив письмо от пенсионера, не проверил его материальное положение, что обязан был сделать. В Кодексе административного судопроизводства сказано, что именно надо проверять суду, рассматривая такие дела. В этом списке пунктов много. Часть из них доказывает тот, кто обратился в суд, а часть – организация или лица на то уполномоченные.

Местные суды, рассматривая иск пенсионера, не стали выяснять, действительно ли человеку так плохо и является ли пенсия его единственным источником существования, не спросили, обеспечен ли должник “необходимым уровнем существования после удержания платежей”. По мнению Верховного суда, это существенные нарушения, которые и повлекли за собой принятие незаконных судебных постановлений. Дело пенсионера-должника велено пересмотреть по новой.

Источник: https://rg.ru/2018/04/10/verhovnyj-sud-zashchitil-pensionera-dolzhnika-ot-pristavov.html

Адвокат24
Добавить комментарий