Еще нет 18, но есть 16

Автовокзал раздора

Еще нет 18, но есть 16

Очередной вопрос наделал много шума в нашем северном городе. И это на самом деле не так плохо. Значит, сургутяне, вопреки устоявшемуся мнению, радеют за свой город.

Значит, есть у нас пресловутая территориальная идентичность и никакой мы не «город вахтовиков». У нас были, есть и будут люди для которых Сургут ценен как социокультурный организм, а не только как место зарабатывания денег.

Речь, конечно же, о планируемом месте строительства автовокзала.

Я тоже каждый день езжу на работу через Грибоедовскую развязку. И прекрасно понимаю чувства людей, которые выступают против выбранного местоположения будущего автовокзала. У меня были абсолютно такие же чувства в конце 2016 года – начале 2017 года, когда я узнал об этом. Однако, эмоции эмоциями, а требовалось разобраться в ситуации на холодную голову. И вот, что получилось.

Транспортная ситуация

Начнем с нагрузки. Проектируемая мощность будущего автовокзала 2,2 млн. пассажиров в год. Парадокс заключается в том, что каким бы не был пассажиропоток автовокзала, почти весь он ИДЕТ и будет идти через западный и северный подъезды к Сургуту.

Где бы мы не проектировали автовокзал, этот поток пассажиров в город пойдет через два самых узких «горлышка»: перекресток Югорского тракта с улицы Игоря Киртбая и перекресток проспекта Ленина и улицы Профсоюзов.

И как многие отметили, соединение продолжения улицы Игоря Киртбая с Тюменским трактом пока не даст ровным счетом ничего, так как все-равно приведет на перекресток Югорского тракта и улицы Игоря Киртбая.

Поэтому с самого начала своего депутатского срока я настаивал на том, чтобы в первоочередном порядке проектировать улицу 4 «з».

Это единственный возможный подъезд к Сургуту с запада, который ведет в обход указанных мной «горлышек». Выход планируется на Югорский тракт напротив газпромовской базы «Здоровье».

Сейчас проектирование уже заканчивается. Нужно в ближайшее время изыскивать средства на ее строительство.

Вернемся к автовокзалу. Межмуниципальные перевозки предусматривают, что маршруты идут из точки А в точку Б с промежуточными остановками в населенных пунктах. Соответственно, если автовокзал будет расположен ближе к центру города, то транзитный транспорт еще больше создаст нагрузку на дороги. Сейчас такой транспорт идет через ж/д вокзал и аэропорт. Так зачем его заводить в город?

Расположение на Грибоедовской развязке позволяет распределить транзитные потоки и потоки, направленные в город. А вот улучшить ситуацию можно. Для этого необходимо увеличить количество маршрутов больших автобусов, связывающих центр северного жилого района с остальными частями города.

Заместив, тем самым, маршрутки, останавливающиеся на импровизированном «автовокзале» на проспекте Ленина. Простой пример. Транзитный автомобильный транспорт в Сургут из других населенных пунктов Югры – это 1-3 пассажира в машине. Большой комфортабельный автобус заменяет 10-15 легковушек, 3-4 маршрутки.

Представьте освободившееся место в заторе, особенно в выходные дни. Так, почему автобусы будут увеличивать пробки? Совсем наоборот.

Поэтому, а еще по причине отсутствия подходящих земельных участков, недостаточно аргументов строить автовокзал в районе речного вокзала, как это предложил Сергей Антонов (http://www.siapress.ru/blogs/91946).

Депутаты уже спрашивали, и мы еще раз зададим вопрос разработчику проекта комплексной программы транспортной инфраструктуры и комплексной схемы организации дорожного движения о том, как повлияет размещение автовокзала на Грибоедовской развязке на транспортную ситуацию в городе.

Лес

Вообще в новых микрорайонах Генеральным планом города запланировано достаточно много озелененных территорий. Центр северного жилого района не исключение. Здесь предусмотрены парки почти в каждом микрорайоне (38, 39, 40, 42, 43, 44, 45).

Что касается развязки, то, на самом деле, хороший лес был как раз на прилегающих к развязке территориях. На территории 42 микрорайона и 36 коммунального квартала рос отличный кедровый лес. Некоторые сохранившиеся его частички еще можно там увидеть.

А непосредственно внутри внешнего кольца развязки преимущественно смешанный очень загущенный лес. Для того, чтобы там получить приличный парк или лесопарк, необходима большая вырубка и несколько десятков лет, чтобы остальные деревья подросли.

По этой причине, а еще по причине того, что у водозабора, расположенного в 36 коммунальном квартале есть охранная зона, предложение Евгения Ярового (http://www.siapress.ru/blogs/91907) невозможно реализовать.

Более того, в эскизном проекте инвестора половина земельного участка оставлена под парк. И если он ее благоустроит и будет содержать за свой счет, то это будет только лучше городу.

Соседство с жилыми микрорайонами

Здесь может быть два нюанса. Первый – транспортная составляющая, достаточно подробно рассмотренная выше. Стоит только добавить, что нужно не забывать о безопасности дорожного движения и удобстве пешеходов. У меня есть предложения, о которых напишу ниже.

И второй нюанс – неудобство для местных жителей, связанное с распространенной в таких местах уличной торговлей, загрязненностью прилегающей территории.

Как мне кажется, разграничение со всех сторон автовокзала и жилых кварталов оживленной дорогой будет благом в данной ситуации.

Конечно же, принимая решение, нужно учитывать мнение жителей города, пусть поздно, спустя пять лет и после множества общественных обсуждений.

Но вдруг власти что-то упустили и существует лучшее решение?! Только нужно дать на сбор предложений совершенно определенный небольшой срок и рассмотреть предложения по существу.

Пока же, из множества предложенных и рассмотренных вариантов, считаю, что Грибоедовская развязка пока остается наилучшим расположением автовокзала.

А жителям города, по моему мнению, стоило бы задать властям следующие вопросы:

– Половина участка осталась свободной, на эскизе там лесопарк. Что на этой половине сейчас или в перспективе планирует делать инвестор?

– Если будет парк, то будет ли инвестор его облагораживать и содержать?

– Что позволяют ему там строить градостроительные регламенты, как мы можем защитить жителей от того, что там появится дополнительный объект?

Также предлагаю требовать от городских властей:

1.Сделать полноценную полосу для выезда транспорта с центрального кольца развязки на улицу Билецкого. Сомневаюсь, что даже сейчас этот поворот удовлетворяет нормативам. Выезжая на улицу Билецкого абсолютно не видно транспорт, поднимающийся со стороны Югорского тракта. Да, это потребует затрат, прежде всего, на перенос сетей. Но это делать необходимо в любом случае.

2.Сделать надземный или подземный пешеходный переход, как минимум со стороны улицы Билецкого, а лучше и со стороны улицы Есенина.

3.Изменить маршрутную сеть городского транспорта. Чтобы больше маршрутов с района ж/д шли в разные части города и очень желательно, чтобы это были полноценные автобусы, а не маршрутные такси.

4.К моменту окончания строительства автовокзала постараться достроить дорогу 4 «з».

Источник: http://www.siapress.ru/blogs/92052

Им еще нет 18 лет, но у них уже есть стартапы

Еще нет 18, но есть 16

Наши герои еще несовершеннолетние, но уже сумели открыть образовательные стартапы и начали на них зарабатывать. Секрет прост — школьники лучше взрослых знают, как хотят учиться их ровесники.

“Не надо бояться ошибок”. Стивен Темкенг, 15 лет, Ижевск 

“Свои первые деньги я заработал, раздавая листовки на морозе, — рассказывает Стивен Темкенг. — Я тогда только получил паспорт, мне было 14. Простоял час, обморозил руки, заработал 100 рублей. Это были такие сложные деньги! И после этого я решил: надо что-то придумать, чтобы мне никогда не приходилось этого делать”. Вскоре Стивен придумал бизнес — школу английского языка.

По имени Стивена может показаться, что английский язык для него едва ли не родной. На самом деле это не так: отец юноши — камерунец, говорящий по-французски.

Сам Стивен с детства знает только русский язык, а на английский до шестого класса он вообще “не обращал внимания” и стабильно получал в школе четверки. А потом как будто что-то щелкнуло: “Мне стало нравиться его слушать, говорить на нем. На каком-то физическом уровне.

Я учу его все время!” Однажды, когда он дома учил английский, в гости зашла мама подруги. Посмотрела на него и попросила давать уроки ее дочке-второкласснице.

Я думал: страшно же, я ведь маленький мальчик, мне всего 15. Что я ей скажу? Но решил: ладно, это мой первый раз, я могу сделать пару ошибок, а потом подумать о них и идти дальше. Я понял, что не надо бояться ошибок вообще

Возможно, Стивен остался бы репетитором, если б не попал на обучение в венчурный акселератор — школу, где учат создавать технологичные стартапы и привлекать инвестиции (создана при содействии Фонда развития интернет-инициатив).

Там он понял, как его знания и умение преподавать можно преобразовать в бизнес. И придумал школу английского языка MAKISH (Make your English better — “сделай свой английский лучше”).

Сейчас уже работает офлайн-школа — в ней преподают сам Стивен и две девушки-студентки. В разработке — сайт и приложение. Заработок Стивена пока не велик: 9 тыс. рублей в месяц.

Но iPhone без помощи родителей он себе уже купил.

Стивен объясняет: большинство школ английского заточены под взрослых. А с детьми надо учить язык по-другому — с играми и весельем. Хотя в его школу ходят и взрослые — есть одна супружеская пара, а есть и женщина, которой за 60.

“А еще мы специально совместили он- и офлайн, — объясняет Стивен. — После занятия учитель дал вам домашнее задание — оно сразу идет в телефон. И ты его можешь сделать, пока едешь в автобусе.

А в приложении у нас будут игры с героями, там нужно будет собрать слово, найти слово…”   

Несколько лет назад Стивен чуть было не стал профессиональным спортсменом: он сумел пробиться в юношескую баскетбольную команду ЦСКА.

Бросил, потому что понял: при всей любви к баскетболу ему все-таки хочется иметь возможность сходить в кино с друзьями. Но хотя бизнесом — особенно на первых порах — надо заниматься 24/7, Стивена это не пугает.

“Когда я бросил спорт, спрашивал себя: кто ты, раз не спортсмен? И понимал, что никто”. Теперь правильный ответ на этот вопрос, кажется, найден.    

“Я первооткрыватель, который прокладывает дорогу”. Елена Куляева, 16 лет, Сочи

Елене Куляевой 16 лет, она легко читает со скоростью 500 слов в минуту, играет на фортепиано, за три месяца освоила гитару, написала книжку и окончила первый курс РУДН.

Еще она с восьми лет занимается тхэквондо и недавно стала кандидатом в мастера спорта: “Когда я в последний раз пересчитывала медали, насчитала 59. Но после этого прошло много времени, так что их уже больше”. Лена не записывает номера телефонов — она их запоминает с первого раза. И каждый день встает в 6.30 утра, чтобы позаниматься спортом.

И ведет дневник: “Прописываю, какой я должна быть и к чему стремиться”. Лена похожа не то на Электроника из советского фильма, не то на человека будущего из книг тех времен, не то на идеального пионера. А весь секрет — папа-коуч, который сначала “прокачал” дочку, а потом вместе с ней создал стартап, чтобы “прокачивать” всех, кто захочет так же.

 

Куляевы жили в Новосибирске, пока 2,5 года назад не “устали мерзнуть” и спонтанно не переехали в Сочи. Идея создать стартап Евгению Куляеву пришла в голову так же внезапно: “Папа проснулся ночью и говорит: “Лен, смотри, что я придумал”. Так появился “Самолет” — обучающий курс по развитию памяти, скорочтения, мотивации и целеполагания.

Прежде всего он придуман для детей, но туда могут ходить и взрослые: старшей студентке — 63 года, младшей — семь. Методика — авторская, Евгений разработал ее специально для дочки, соединив все полезное, что успел встретить за время работы коучем.

“После этого курса вы станете очень эффективным человеком, который знает, что ему нужно”, — говорит Елена.

Звучит наивно — но только если не знать, что сама она за два года окончила пять классов и поступила в вуз в 15 лет. Хотя начала двигаться “по ускоренной программе” только в 6-м классе: “Мы с папой записали мои цели, и я поняла, что если двигаться как сейчас, то в 20–25 лет я не буду тем, кем хочу быть. Я решила, что надо быстрее поступать в университет и получать профессию”.

Лена учится на журфаке, но это для нее только первый этап — она хочет позже стать режиссером и снимать кино, в том числе — по собственным книгам. Да и университет она планирует окончить “побыстрее”: хочется уделять максимум времени бизнесу. “Самолет” — бизнес семейный, в нем “все делают всё”. Сама Лена занимается организацией, пиаром и преподаванием. Первый “рейс” прошел в июле 2017 года.

Я очень боялась: вдруг что-то пойдет не так? Все программы, которые были на “рейсе”, мы пробовали на знакомых. Но был страх, что люди не знают, кто я такая вообще, и надо объяснять, что я все-таки школу окончила в 15 лет…

Сейчас заканчивается уже пятый “рейс”. Бизнес уже приносит доход, но Елена не считает, сколько зарабатывает лично она. Достаточно того, что на свои деньги она может себе позволить купить билет на концерт за 13 тыс. рублей. Лена вообще зарабатывает с детства — в 14 уже делала переводы и писала тексты на заказ.

И ее младшая сестра, которую сейчас растят по той же программе, явно будет такой же. “Она будет еще круче, — улыбается Лена. — Она уже сейчас точно круче, чем я была в ее возрасте. Иногда я думаю: ну как так, блин. Но понимаю: просто я первооткрыватель, который прокладывает дорогу. А дальше идти намного проще”.

“Учителя не понимают, чего хотят школьники”. Азат Хасаншин, 16 лет, Альметьевск

“Мы ехали из Сколкова на вокзал, я уже собирался спать. И тут нам звонят и просят вернуться, — рассказывает Азат Хасаншин. — Оказалось, нашим проектом заинтересовался инвестор. Шел дождь, мы прямо на улице, под зонтом, перед ним выступили. И по итогам он посчитал нужным инвестировать в мой проект”.

Азат начинал с инвестиций в 50 тыс. рублей, потом получил уже 500 тыс. А началось все с того, что он просто любит и знает русский язык. Участвовал в олимпиадах и конференциях, написал для одной из них 30 страниц исследования о слове “монитор”.

А параллельно интересовался программированием — как-то даже на заказ создал сайт, заработав 5 тыс. рублей. Потом он прошел венчурный акселератор в родном Альметьевске, и все сошлось: Азат создал онлайн-школу русского языка “Как правильно”.

А дальше уже пошло — поездка на стартап-конференцию в Сколково, инвестиции и ученики.

Как ясно по имени, Азат — татарин. Но татарский стал изучать только в школе: в семье на нем никогда не говорили. А русский для него — родной. Зубрить правила ему не требовалось — все давалось легко. А вот тем, кому повезло меньше, Азат решил помочь. И сделать так, чтобы изучать правила было нескучно.

Учителя не понимают, чего хотят школьники, как они хотят учиться. А мы в свои уроки включаем мемы. Мы вместо монологов Онегина разбираем речь Юрия Дудя. Мы дарим призы за успешную сдачу экзаменов

“Как правильно” помогает и изучать язык, и готовиться к ЕГЭ. Как объясняет Азат, от похожих ресурсов их отличают низкие цены и “легкая” подача.

В этом году устроили месячный марафон для подготовки к экзамену — почти каждый день проводили трехчасовые онлайн-уроки. “А летом будем фокусироваться на видеоконтенте, снимать бесплатные уроки для 5–9-х классов, — говорит он.

— А для старших классов готовим годовые курсы с подготовкой к экзаменам”.  

Проект уже приносит небольшую прибыль, но Азат всю ее вкладывает в развитие: “Сейчас я сижу на шее у родителей, мне пока что деньги не нужны, и поэтому я их не трачу”. Недавно он окончил 9-й класс с красным аттестатом.

О будущем точно знает только то, что будет развивать бизнес. А вот в университет отличник и олимпиадник поступать пока не планирует. “Опять тратить свои драгоценные четыре-пять лет жизни на учебу? Я не вижу смысла в образовании. Вот в самообразовании — вижу.

Лучше я сам книги по программированию почитаю”.

Бэлла Волкова, Габриэла Чалабова

Источник: https://tass.ru/obschestvo/5307660

Адвокат24
Добавить комментарий