Действуют ли сейчас статьи 173.1 и 173.2 УК РФ?

Риски альтернативной ликвидации

Действуют ли сейчас статьи 173.1 и 173.2 УК РФ?
версия для печати

Недавно Уголовный кодекс РФ пополнился новой статьей.:
 

Статья 173.1. Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица

1. Образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок. 2. Те же деяния, совершенные: а) лицом с использованием своего служебного положения; б) группой лиц по предварительному сговору, – наказываются штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Под подставными лицами в настоящей статье понимаются лица, являющиеся учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица, путем введения в заблуждение которых было образовано (создано, реорганизовано) юридическое лицо.

 

Но наши бизнесмены с богатым опытом “открытия и закрытия фирм” сейчас этого или не знают или не осознают новую опасность, которая таится за простой сменой на номинала – физическое лицо и действуют по накатанной “слил и забыл”.

Раньше все было просто – принесли фирму на ликвидацию, сменили учредителя и директора на бомжа-номинала-инвестора  и все, ответственности никакой, так как за все “отвечает” новый директор. Все “прокатывало”, значит все и теперь будет так же. По деньгам недорого, по срокам быстро, директора одни и те же.

Сейчас, с появлением статей 173.1, 173.2  ситуация изменилась. Уже сейчас есть практика и обвинительные приговоры. Но самое интересное будет дальше, когда директор номинал превысит критическую массу своего участия в фирмах. Рано или поздно, появиться очень экономичный заказчик, который решит ликвидировать свою фирму самым дешевым способом, при этом умолчав о проблемах в фирме.

Далее все просто, вызывают нового директора номинала по фирме, где проблемы, на котором, как оказывается еще сто фирм, который конечно же “ничего не знает, деятельности вести не собирался и был нагло введен в заблуждение раз так сто или двести“.

А в заблуждение он был введен бывшими учредителями и директорами фирмы, вместе с юристами – т.е. группой лиц по предварительному сговору. До пяти лет лишения свободы.

И показания от бывших учредителей, дескать “мы просто продали фирму”,  звучат тут очень не убедительно и главное – не уместно.

То есть, только на показаниях одного нового директора номинала возможно возбуждение по ст. 173.1 УК РФ. Наивно полагать, что новый директор номинал окажется личностью принципиальной и возьмет все на себя, так как в противном случае он пойдет по 173.2 за предоставление документов, где тоже вполне возможен реальный срок лишения свободы. Так что он напишет все, что нужно.

Далее, карточный домик начинает рушится. Ведь если новый директор номинал дал показания, что он был введен в заблуждение по фирме ООО “Василек”, то соответственно и по ООО “Снежинка” и по всем другим сотням фирм он тоже был введен в заблуждение.

Что подразумевает под собой успешную и плодотворную работу правоохранительных органов с бывшими учредителями и директорами этих фирм, которые воспользовались альтернативной ликвидацией на номинала.

Особо отчаянные бизнесмены, которые  ухитрились таким образом ликвидировать фирмы с долгами, переписав все на подставное лицо, рискуют при этом к 173.1 УК РФ прицепить еще парочку статей из уголовного кодекса.

Поэтому, по нашему мнению использовать альтернативную ликвидацию на номиналов не только не законно, но и экономически не целесообразно.

Единственным законным способом альтернативной ликвидации видится смена собственников и директора на Управляющую компанию, юридическое лицо, которое не является подставным лицом и которое не возможно ввести в заблуждение, так как это юридическое лицо, а не физическое. Легитимность сделки другая – Управляющей компании для этого потребуется предоставить все свои учредительные документы.

Так же, с течением времени эта Управляющая компания, как и любое ООО может быть ликвидировано, т.е. прекратить свое существование. То есть получается пародоксальная ситуация, фирма есть, а директор и учредитель ликвидирован.

Вместо Управляющей компании, можно найти другого инвестора  и сделать ликвидацию на оффшорную компанию, которая станет и единственным учредителем и управляющей компанией.

Более надежным вариантом альтернативной ликвидации будет смена учредителя и руководителя на оффшорную компанию.

Наша компания способна дать подробную информацию и проконсультировать Вас в вопросе ликвидации предприятия. Для этого лишь нужно иметь соответствующие учредительные документы с печатью предприятия. Остальные шаги сделаем уже мы.

Источник: https://www.aqwerty.ru/riski-alternativnoj-likvidaczii.html

Новый механизм выявления налоговых преступлений продуманно сложен

Действуют ли сейчас статьи 173.1 и 173.2 УК РФ?
РЕОРГАНИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМА БОРЬБЫ С НАЛОГОВЫМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯМИ Законом «О полиции» к компетенции полиции отнесено выявление налоговых преступлений с последующим направлением материалов в налоговые органы для принятия по ним решений. С 1 января 2012 г.

предварительное расследование уголовных дел по налоговым преступлениям изъято у следователей органов внутренних дел и отнесено к компетенции следователей Следственного комитета РФ. С 7 декабря 2011 г. Федеральным законом от 06.12.

2011 № 407-ФЗ изменен порядок возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям: поводом для возбуждения дела служат только материалы налоговых органов, направленные для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

СТАТИСТИКА(по данным ГИАЦ МВД России)

Начиная с 2010 г. наблюдается стабильное, на уровне 30-40%, ежегодное сокращение количества противоправных деяний в сфере налогообложения. За 9 месяцев 2012 г. выявлено 5 301 налоговое преступление (минус 31% к 2011 г.), из них расследовано 4 433 уголовных дела: 2 589 – СК России и 1 819 – органами внутренних дел (в период полицейской подследственности налоговых преступлений). По ст. 173 УК РФ «Лжепредпринимательство» осуждено: • в 2009 г. – 55 человек (из них 11 – к реальному лишению свободы); • в 2010 г. – 9 человек (из них ни одного – к реальному лишению свободы). В декабре 2011 г. – октябре 2012 г. зарегистрировано (ведется предварительное следствие): • по ст. 173.1 УК РФ «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» – 50 преступлений; • по ст. 173.2 «Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица» – 3 преступления.

– Как сказалось разделение оперативно-разыскных действий и следствия на статистике налоговых преступлений, на количестве заказных налоговых дел?
– Во-первых, я бы не стал говорить о заказных налоговых делах как о какой-то системе ни раньше, ни тем более сейчас. Возможность использования уголовного законодательства в конкурентной борьбе реализуется по двум причинам: несовершенство самой уголовно-правовой нормы и отсутствие правовой культуры на фоне готовности к нарушению или непосредственно нарушения уголовно-правовых запретов самими налогоплательщиками. Действующие с 2003 г. составы налоговых преступлений сформулированы таким образом, что создают серьезный барьер для эффективной правоохранительной работы. Я уже не говорю о переменах, произошедших в 2009–2011 гг.

Думаю, что сегодня – кто ни попроси или сколько ни предложи – здравомыслящих охотников сделать «заказ» с использованием налогового состава УК РФ не найдется. В конце концов улики по налоговому преступлению невозможно подбросить как оружие или наркотики, не найдешь и липового потерпевшего.

Должна быть некая сумма недоимки, подпадающая под уголовно-правовые критерии и некие действия, направленные на то, чтобы эту недоимку не платить.

Прибавим сюда обязанность прекращения уголовного преследования на любой стадии в случае возмещения неуплаченных налогов, пеней и штрафов, и можно смело делать вывод о том, что не только простые граждане и предприниматели, но и махровые налоговые уклонисты могут спать спокойно – за ними никто не придет.

– Одно из важных полномочий органов внутренних дел – участие в выездных налоговых проверках. Ранее, по статистике МВД России, по материалам проверок налоговых органов возбуждалось менее 5% уголовных дел, остальные налоговые дела возбуждались по результатам самостоятельных проверок органов внутренних дел.

Влияет ли участие сотрудников внутренних дел в выездных налоговых проверках на перспективу возможного возбуждения уголовного дела за совершение налогового преступления впоследствии?
– Однозначно.

Участие сотрудников органов внутренних дел в выездных налоговых проверках существенно повышает эффективность таких проверок и снижает их коррупционный потенциал.

В то же время, с одной стороны, налоговые органы утверждают, что полицейские ничего не понимают в налогах, с другой – стиль и содержание общения отдельных представителей налоговых органов с налогоплательщиками еще далек от европейских стандартов и, как следствие, – конфликты, угрозы в адрес проверяющих (словесные, а иногда и физические).

Тут-то и вспоминают о пользе присутствия полицейских. Однако когда в проведении совместной проверки заинтересованы сотрудники органов внутренних дел, попасть в уже сверстанный план проверочных мероприятий, как правило, практически невозможно. Поэтому совместная проверочная деятельность носит спорадический, бессистемный характер и не отвечает интересам ни налоговой службы, ни органов внутренних дел.

Несколько изменить ситуацию призвано письмо ФНС России от 24.08.2012 № АС-4-2/14007, где перечислены случаи, в которых налоговые органы в обязательном порядке должны инициировать привлечение сотрудников органов внутренних дел для участия в выездных налоговых проверках.

– Привлекают ли следователи СК России оперативных сотрудников органов внутренних дел при проведении доследственных проверок в порядке статей 144–145 УПК РФ? Чем, помимо общих норм, определяется порядок такого взаимодействия? Каков алгоритм действий органов внутренних дел после привлечения к участию в доследственной проверке? Сотрудники каких структурных подразделений МВД России занимаются этой работой?
– Действительно, ранее совместный приказ МВД России и ФНС России2 содержал порядок направления материалов из налоговых органов в органы внутренних дел, однако в связи с изменением подследственности в этой части утратил силу. В настоящее время этот порядок является предметом межведомственного взаимодействия ФНС России и СК России.

Подразделения органов внутренних дел по налоговым преступлениям ликвидированы. Существовавшее ранее деление УБЭПа на отдел по экономическим преступлениям и отдел по налоговым преступлениям также отменено.

В рамках подразделений по экономической безопасности и противодействию коррупции, как правило, отдельная оперативно-разыскная часть (ОРЧ) специализируется на выявлении налоговых преступлений, хотя такое линейное закрепление в названии подразделения не отражается.

В любой момент эта специализация может быть скорректирована применительно к иным задачам.

НОВЫЕ СОСТАВЫ УК РФ Статья 173.1 УК РФ – образование (создание, реорганизация) юридического лица через подставных лиц. Часть 1 ст. 173.2 УК РФ – предоставление документа, удостоверяющего личность, или выдача доверенности, если эти действия совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом. Часть 2 ст. 173.2 УК РФ – приобретение документа, удостоверяющего личность, или использование персональных данных, полученных незаконным путем, если эти деяния совершены для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом.

– На практике какие материалы налоговых проверок и в течение какого времени передаются налоговыми органами в следственные органы? Соблюдается ли предусмотренный НК РФ порядок3 или достаточно акта проверки с выводами налогового органа о возможно допущенных нарушениях?
– В ходе совместной межведомственной работы ситуацию с качеством и содержанием материалов, поступающих из налоговых органов в следственные, в целом удается корректировать в лучшую сторону. Постепенно в прошлое уходит формализм в данном вопросе, когда материалы направлялись только лишь исходя из величины имеющейся недоимки, без учета иных объективных и субъективных факторов.

Конечно же, все, о чем Вы упомянули в своем вопросе, учитывается при подготовке материалов. Нет двух одинаковых материалов с признаками налогового преступления.

Поэтому специалисты могут исходить из совокупности всех имеющихся данных, в том числе и дальнейшего характера поведения налогоплательщика (его представителя) – правомерного, направленного на возмещение причиненного государству ущерба, или неправомерного, направленного на затягивание компенсационных процедур.

– Раньше органы внутренних дел, будучи наделенными полномочиями по возбуждению и расследованию дел по налоговым преступлениям и зная о том, что налогоплательщиком решение налогового органа обжаловано в арбитражный суд, старались дожидаться решения суда. Как обстоит дело сейчас?
– Безусловно, эти факторы учитываются, и указанные Вами ситуации нередки.

Сразу отмечу важный момент: уголовный и арбитражный процессы являются абсолютно разными по характеру доказательств, представляемых в суд. До вступления в силу Закона от 29.12.2009 № 383-ФЗ вопрос рассмотрения судами общей юрисдикции уголовных дел и оценки доказательств с учетом решений арбитражных судов оставался открытым.

В ряде случаев судами принимались решения о прекращении дел по реабилитирующим основаниям только на основе выводов арбитражных судов. При этом суды не приостанавливали производство по делу до принятия решения по уголовному делу.

В последнее десятилетие арбитражные суды демонстрировали порой абсолютно разный подход к оценке факта уголовного производства по материалам, рассматриваемым и в рамках арбитражного процесса.

В новой редакции статьи 90 УПК РФ установлено, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки.

Законодатель попытался поставить жирную точку в решении проблемы доказательственного значения решения арбитражных судов по налоговым спорам для уголовных дел по налоговым преступлениям – по замыслу, в случае признания решения налогового органа незаконным уголовное дело возбуждаться (или продолжаться расследование по уже возбужденному делу) не должно.

Однако и в этом случае все не так просто. С моей точки зрения, из буквального толкования положений статьи 90 УПК РФ следует, что само по себе решение арбитражного суда, принятое в пользу налогоплательщика, не может в полной мере свидетельствовать об отсутствии оснований для привлечения его к уголовной ответственности.

Арбитражным судом в решении могут быть отражены лишь определенные обстоятельства, с точки зрения конкретного судьи свидетельствующие в пользу налогоплательщика. Но нельзя не учитывать, что в арбитражном суде не всегда могут быть исследованы в полном объеме обстоятельства, подлежащие установлению в ходе проведения предварительного расследования и необходимые для привлечения лица в качестве обвиняемого в уголовном процессе. Например, арбитражные суды не всегда принимают в качестве допустимых доказательств материалы оперативно-разыскной деятельности.

Таким образом, решение арбитражного суда, принятое в пользу налогоплательщика, но не содержащее относимых, допустимых и достаточных доказательств его невиновности в совершении уголовного преступления, не может служить единственным основанием для принятия процессуального решения об отказе в возбуждении уголовного дела или его прекращении по реабилитирующим основаниям. Вынесенные в пользу налогоплательщиков решения арбитражных судов подлежат соответствующей правовой оценке в совокупности с иными собранными доказательствами по материалам доследственной проверки или уголовного дела по правилам статьи 88 УПК РФ.

– Как Вы считаете: если решение налогового органа, которое послужило основанием для возбуждения уголовного дела, признано арбитражным судом недействительным, какое процессуальное решение должно быть принято следственным органом – об отмене постановления о возбуждении уголовного дела или о прекращении уголовного дела? Если да, то по какому основанию: за отсутствием события или состава преступления? – Надо смотреть на основания признания решения налогового органа недействительным. Если арбитражный суд установил факт отсутствия нарушения налогового законодательства как такового или сумма уклонения от уплаты налогов оказалась ниже уровня размеров крупного ущерба, предусмотренного примечаниями «налоговых» статей УК РФ, уголовное дело может быть прекращено по реабилитирующему основанию. Если же в основе такого решения лежат иные мотивы – нарушение налоговым органом процессуальных норм, недостаточность доказательственной базы, признание отдельных доказательств недопустимыми, не относимыми или недостаточными, – о прекращении уголовного дела, с моей точки зрения, говорить преждевременно. Например, то же мошенничество может рассматриваться как уголовно наказуемое деяние (хищение путем обмана или злоупотребления доверием в крупных размерах) в уголовном процессе и как невыполнение взятых на себя гражданско-правовых обязательств в гражданском или арбитражном процессе. Получается, что если по каким-либо причинам суд отклонит иск потерпевшей стороны, то и состав мошенничества автоматически декриминализируется? Несомненно, нет. Решение суда будет оцениваться в уголовном процессе наряду с другими доказательствами и не должно ложиться в основу решения суда по уголовному делу при наличии иных обстоятельств и доказательств.

Источник: http://nalogoved.ru/art/544.html

Незаконное образование юридического лица и использование документов для этого: статьи 173.1 и 173.2 УК РФ, приговор

Действуют ли сейчас статьи 173.1 и 173.2 УК РФ?

Одни создают собственный бизнес в рамках индивидуального предпринимательства. Другие открывают организации. В последнем случае порой возникают так называемые липовые фирмы (однодневки и тому подобные).

Существуют два тесно связанных между собой преступления в предпринимательской сфере. Речь идёт о незаконном образовании юрлица либо о предоставлении документов для подставной регистрации в едином госреестре юрлиц.

Незаконное образование (создание) и реорганизация ЮЛ

Всего несколько лет назад, в 2011 году, в УК РФ появилась новая статья, 173.1. Она посвящена одной из форм экономической псевдодеятельности. То есть преступлению, которое маскируется под предпринимательство.

О том, как должно происходить законное образование юрлица, расскажет следующее видео:

Особенности преступления

Почему потребовалась такая норма? Развитие бизнеса в России породило возникновение массы фиктивных схем. Это наносит ущерб не только истинному предпринимательству, но и гражданам, и государству.

Понятие и характеристика

Очень важно вникнуть не только в текст, но и в примечание к статье 173.1. В самом тексте говорится о подставных лицах, но кто подразумевается?

Здесь несколько вариантов:

  1. Некто становится учредителем или руководителем организации, будучи введённым в заблуждение. Методы при этом не важны.
  2. Человек в принципе не знает, что его сделали учредителем/руководителем юрлица.
  3. Кто-либо назначен руководителем организации, но не собирается по-настоящему управлять юрлицом, не ставит себе такой цели.

Во всех случаях получаем опасное явление. Злоумышленники открывают фирму, ведут какую-либо деятельность, при этом они могут не платить налоги, делать огромные долги. А потом наступает момент, когда пора вроде бы отвечать за все нарушения, вот только делать это некому.

Учредителями/руководителями могут оказаться люди, неосведомлённые о своём статусе. Пенсионеры, малообразованные юридически жители глубинки и так далее.

Далее мы рассмотрим состав преступлений с приговором «незаконное образование юридического лица» по статье 173.1 УК РФ, а также признаки злодеяния.

Состав преступления и виды

Что говорят специалисты об объекте злодеяния? По сути, в незаконном образовании/реорганизации юрлица кроется посягательство на сам закон, которым подобные процедуры регулируются.

  • Объективная сторона – в разнообразных действиях виновных. Сначала это «работа» с подставными лицами, подготовка необходимой документации, затем – финальная часть преступления. Это регистрация/реорганизация юрлица.
  • Умысел может быть только прямым. В этом заключена субъективная сторона преступления. Ответственность наступает с возраста шестнадцати лет при доказанной вменяемости.

В статье 173.1 две части, одна посвящена собственно злодеянию, другая указывает на отягчающие обстоятельства. Они заключены либо в групповом «творчестве», либо в служебных злоупотреблениях.

https://www.youtube.com/watch?v=djPVTVtu-3I

О том, какие последствия принесет незаконная реорганизация или создание юридического лица, читайте далее.

Ответственность и наказание

Если всё-таки станет понятно, кто на самом деле основал фальшивую фирму и руководил ею, наказания могут быть весьма разнообразны. Ниже дан список с указанием сумм в соответствии с двумя частями статьи 173.1:

  1. Штраф в сумме 100 – 300 или 300 – 500 тысяч рублей.
  2. То же наказание, но в виде дохода, соответственно за семь месяцев – год или один – три года.
  3. Принудительные работы в трёхлетнем пределе либо такой же длительности лишение свободы (только первая часть).
  4. Только по второй части могут быть назначены обязательные работы. 180 – 240 часов.
  5. Лишение свободы в пределах пяти лет, также только по второй части.

Про лицензирование и сертификацию деятельности юридических лиц расскажет следующий видеосюжет:

Незаконное использование документов для образования юридического лица

Ещё одно злодеяние, которое тесно связано с предыдущим. Статья 173.2 посвящена неправомочному использованию документов при открытии/реорганизации юрлица. Она также введена в УК в 2011 году.

Судебная практика

Если изучить решения судов, которые относятся к фирмам-однодневкам, видна некоторая закономерность. Преступления редко квалифицируются только по статьям 173.1 и/или 173.2 и в решении суда обычно присутствует упоминание о целой веренице злодеяний.

Пример 1. А. Д. в течение короткого времени зарегистрировал шесть различных ООО. Во всех случаях учредителями и руководителями были его знакомые. Каждому А. Д.

объяснял: нужна помощь, побыть участником и директором. Самому никак, потому что уже несколько фирм открыто. Такие объяснения суд охарактеризовал как введение в заблуждение.

В итоге – шесть эпизодов по первой части статьи 173.1.

Затем А. Д. с увлечением взялся за банковские операции, в том числе незаконные. Осуждение за это поступило по статье 172. Кроме того, за подделку документов А. Д. был осуждён также по статье 327. В итоге приговор – пять лет лишения свободы (условно, с четырёхлетним испытательным сроком) и сто тысяч рублей штрафа.

Пример 2. Однажды В. К. решил помочь другу О. Р., но дело закончилось следствием и судом. По паспорту В. К., с его ведома и согласия О. Р. открыл фирму-однодневку. Позднее В. К. признал свою вину, в суде высказал слова раскаяния. Приговор – год исправительных работ, 15% ежемесячного дохода – в пользу государства.

Юристы-практики указывают на некоторое несовершенство рассмотренных выше статей. Например, подставные лица не редкость и при открытии ИП, однако законом охватывается лишь образование юрлица. Не исключается, что со временем статьи 173.1 и 173.2 будут редактироваться и/или дополняться.

Следующее видео отвечает на вопрос о том, что выгоднее: создать юрлицо или выступить индивидуальным предпринимателем. Будет рассказано и о том, какая ответственность ждет нарушителей в этой сфере:

Источник: http://ugolovka.com/prestupleniya/finansovye/hozyajstvennye/zapreschennoe-predprinimatelstvo/nezakonnoe-obrazovanie-yurlitsa.html

И вновь продолжается бой с однодневками | «гарант-сервис» г. киров

Действуют ли сейчас статьи 173.1 и 173.2 УК РФ?
С начала этого года действует уголовная ответственность за создание фирм-однодневок, а также предоставление или приобретение документов для этой цели. Но поможет ли это справиться с подобным преступным бизнесом?

Вопрос о том, ужесточило ли государство борьбу с фирмами-однодневками, остается дискуссионным.

С одной стороны, Уголовный кодекс дополнился двумя статьями *(1), направленными против создателей однодневок и их соучастников.

С другой — уголовное законодательство и раньше позволяло наказывать организаторов «помоечных» компаний за участие в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и других преступлениях, однако правоохранительные органы почему-то не спешили заводить и доводить до суда сколько-нибудь существенное количество дел.

Поэтому по небезосновательным прогнозам экспертов новые уголовные статьи, возможно, увеличат число осужденных нарушителей из числа номинальных директоров и учредителей, но не причинят существенного вреда воротилам «однодневочного бизнеса». Нанесение серьезного удара по этому виду преступной деятельности — вопрос интенсивности и эффективности применения закона, а не его (закона) дополнения.

Причем под применением закона мы в данном случае понимаем не только привлечение к ответственности создателей и регистраторов фирм-однодневок.

Речь идет также и о полномасштабной борьбе с коррупционерами (использование однодневок для получения взяток и откатов), группами, занимающимися незаконным возмещением (по сути, воровством) НДС из бюджета, и т.д.

То есть теми лицами, которые порождают высокий спрос на создание и использование однодневок и препятствуют расследованию их деятельности.

Изменения в Уголовный кодекс будут рассмотрены далее. В первую очередь хотелось бы обратиться к арбитражной практике.

Однодневки и подход судов

Не меньше дискуссий среди налоговых юристов вызывает вопрос о том, стала ли строже в 2011 году судебная практика по отношению к контрагентам однодневок.

По нашему мнению, если это и произошло, то о кардинальном, принципиальном изменении позиции судов речь не идет. Например, в минувшем году Президиум ВАС РФ несколько раз указывал, что взаимодействие с фирмой, которая не зарегистрирована в ЕГРЮЛ, не дает права на вычет по НДС*(2).

Осложняет ли подобный подход судебную защиту налогоплательщика?

Да, поскольку в 2010 году и ранее компании еще могли доказать свою добросовестность в подобных ситуациях. Но в то же время «новые» выводы ВАС РФ очень гармонично вытекают из его извечного требования к проявлению налогоплательщиками пресловутой должной осмотрительности.

Представляется, что проверка факта регистрации партнера в ЕГРЮЛ является программой минимум при проверке будущего контрагента. Ведь без такой регистрации он не может быть юридическим лицом, не существует как предприятие и, соответственно, не может продавать товары, работы и услуги.

Словом, эта позиция ВАС РФ хоть и не благоприятна для организаций, но вполне логична.

Программы минимум недостаточно

Мы назвали проверку факта госрегистрации контрагента минимальным требованием к проявлению осмотрительности. Однако этот минимум, как демонстрируется судами на протяжении нескольких последних лет, является весьма условным и не гарантирует безопасность плательщика налогов.

Правильнее говорить, что без проверки факта регистрации партнера компания едва ли имеет шансы на успех в суде (кроме случаев, когда инспекция грубо нарушила правила вынесения решения по проверке и т.д.). Но сами эти шансы зависят от усилий, которые компания дополнительно предпринимала для исследования положения и деятельности контрагента.

Однако, как отмечалось, эти требования к налогоплательщику возникли не вчера.

И в 2010, и в 2011 году опытный судья по налоговым делам задавал плательщику налогов два основных вопроса: может ли он подтвердить реальность своих операций со спорным контрагентом и проявил ли он должную осмотрительность при выборе партнера.

Чтобы доказать свою правоту и необоснованность претензий инспекции (а она будет оспаривать любые аргументы и доказательства компании), нужно привести убедительные доводы по обоим пунктам.

Новые старые требования

В относительно свежем постановлении ФАС Уральского округа*(3) судьи сделали вывод, что налоговая инспекция доказала нереальность операций организации и непроявление ею должной осмотрительности при выборе контрагента по строительным работам.

При этом суд указал, что по условиям делового оборота при выборе контрагента предприниматели оценивают не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность контрагента.

Также оценивается риск неисполнения партнером обязательств, предоставление им обеспечения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

Эти требования также не являются новыми. По сути, суд процитировал постановление Президиума ВАС РФ*(4), которое сегодня активно применяется при рассмотрении дел об однодневках.

При этом, по нашему мнению, не стоит опасаться, что суды будут признавать недобросовестными всех налогоплательщиков, партнеры которых не предоставляют залогов, поручительств, банковских гарантий по своим договорным обязательствам.

Гражданский кодекс не требует обязательного предоставления подобного или какого-либо другого обеспечения. Логика тут иная: если залог, поручительство, гарантия были, то это существенное доказательство в пользу реальности сделок, наглядное обоснование того, почему налогоплательщик выбрал этого поставщика, а не какого-нибудь другого.

И напротив: если изготовление и поставка сложного дорогостоящего оборудования были поручены лицу, которое неизвестно на рынке и явно не имеет необходимых мощностей, персонала, это существенный повод для суда прийти к выводу, что компания не проявила осмотрительность, необоснованно доверилась фирме, которая могла ее подвести.

Значительную помощь при определении мер по проверке контрагентов организациям могут оказать разъяснения Минфина России и ФНС России по этому вопросу*(5).

Ужесточилась ли уголовная ответственность?

Итак, с 1 января вступили в силу две новые нормы Уголовного кодекса — статьи 173.1 и 173.2. Первая называется «Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица» и предусматривает ответственность за создание организации через подставных учредителей и руководителей. Максимальное наказание — до пяти лет лишения свободы.

Вторая статья призвана карать за предоставление и приобретение документов, удостоверяющих личность (паспортов), для создания организации с целью совершения преступлений в сфере финансов, сделок с денежными средствами и другим имуществом.

За приобретение паспортов для учреждения однодневки виновного могут осудить на два года. А за предоставление паспорта для регистрации фирмы (действие, за которое могут поплатиться социально не защищенные люди, не являющиеся источником проблемы однодневок) максимальное наказание менее сурово — двухлетние исправительные работы.

Возникает вопрос: могут ли понести ответственность по этим статьям работники тех компаний, которые сотрудничали с фирмой-однодневкой?

Да, если они непосредственно совершали эти преступления (например, регистрировали для себя липовых партнеров) или содействовали их совершению. В частности, сообщение преступникам о лицах, которые могли бы предоставить свои паспорта для регистрации фирмы, может быть расценено как пособничество.

Примечание. С 2012 года введена уголовная ответственность за создание однодневок (в т.ч. за предоставление или приобретение документов для этих целей).

Источник: http://garant-kirov.ru/articles/as250312/

Адвокат24
Добавить комментарий