Чем может быть чреват выкуп долга, возникшего на основании двусторонней реституции?

Отпущение долгов

Чем может быть чреват выкуп долга,  возникшего на основании двусторонней реституции?

Как выяснил “Ъ”, государство готовится серьезно облегчить жизнь закредитованных граждан. Изменения в законодательство, подготовленные Минэкономики, обязывают кредитора перед передачей долга третьему лицу предложить его по аналогичной цене самому должнику.

По сути, речь идет о списании кредита — долги физлиц перепродаются в среднем за 2,8% от их размера. И даже упустив момент, гражданин сможет потом выкупить долг у владельца с дисконтом. Участники рынка ждут катастрофических последствий, включая массовые отказы от выплаты долгов.

Правозащитники же, наоборот, видят в поправках лазейку для нового вида мошенничества в отношении граждан.

“Ъ” удалось ознакомиться с разработанными Минэкономики поправками в законы о взыскании долгов физлиц (230-ФЗ) и «О микрофинансовой деятельности». Как указано в пояснительной записке к законопроекту, из-за трудной жизненной ситуации должник может оказаться «неспособен далее исполнять свои обязательства».

Но при обращении к кредитору с предложением о реструктуризации долга тот может немотивированно отказаться, поскольку «какие-либо правовые методы стимулирования кредитора к объективному рассмотрению предложения должника-гражданина отсутствуют».

В то же время, отказав должнику, кредитор может уступить право требования другому лицу по цене, существенно меньше размера самого требования.

Всю выгоду от такого решения получает третье лицо, которое может быть «формально или неформально связано с кредитором» или его менеджментом, а в случае недобросовестности такого лица не исключена возможность, что при возврате долга будут ущемлены права должника, считают авторы законопроекта.

В связи с этим предлагается обязать кредитора перед заключением договора об уступке требования направлять «должнику предложение выкупить его по цене, равной цене такого договора».

Если должник либо другое лицо за него перечислит кредитору указанную цену, то право требования перейдет к должнику и прекратится.

Более того, должник сможет в любое время выкупить требование у цессионария (покупатель долга) по двукратной цене приобретения долга либо за половину цены, если докажет, что цессионарий знал или должен был знать о нарушении цедентом (продавец долга) обязанности предложения выкупа долга должнику.

Условия будут применяться к требованиям, по которым на момент заключения цессионного договора имеется просрочка не менее 30 календарных дней, и не будут распространяться на уступку в ходе исполнительного производства либо банкротства.

По мнению авторов законопроекта, «говоря о добросовестном должнике, представляется необоснованным предполагать сознательное неисполнение им взятых на себя обязательств», поскольку должник «не может прогнозировать, что кредитор решит уступить долг третьему лицу за существенно меньшую сумму, а не продолжит осуществлять действия, направленные на взыскание долга в полном объеме в принудительном порядке». Если же речь идет о недобросовестном должнике, который не намерен исполнять обязательства применительно к конкретному договору вне зависимости от указанных последствий, то предложенное законопроектом регулирование не будет иметь на него значимого влияния. В министерстве уверены, что законопроект направлен на совершенствование баланса защиты интересов кредитора и должника.

В Минэкономики отказались от комментариев. В Минюсте, отвечающем за нормативно-правовое регулирование в сфере деятельности взыскания долгов физлиц, сообщили, что законопроект не получали, позиция «будет сформирована после его поступления в установленном порядке».

Кредиторы выступают категорически против поправок, полагая, что они фактически освобождают заемщика от исполнения обязательств.

«Размер обязательства заемщика не должен зависеть от того, кто выступает кредитором,— говорит заместитель директора департамента по работе с просроченной задолженностью Росбанка Евгений Сеньковский.

— Предлагаемые изменения могут спровоцировать увеличение цены уступки прав требований, поскольку кредитор будет стараться избегать “прощения долга” заемщику. Это повлечет отказ кредитора и коллекторов от использования инструмента по продаже прав требований по договорам».

По его словам, в результате банки лишатся возможности освобождения резервов путем продажи долгов.

По мнению директора СРО МФО «МиР» Елены Стратьевой, документ в текущем варианте — не просто ограничение свободы договора, использование нерыночных механизмов установления цены, но и прямые ворота к потребительскому экстремизму.

«Одно дело, когда речь идет о реальных банкротах, и совсем другое — о лицах, исходно не планирующих погашать долг по займу,— поясняет она.

— Получается, что все, что нужно должнику, чтобы не платить,— это просто дождаться, когда кредитор под нормативным давлением вынужден будет освободить баланс и уступить долг».

По итогам первого полугодия 2019 года объем закрытых сделок по продаже просрочки составил 114 млрд руб., средняя цена — 2,8% от величины долга (см. “Ъ” от 15 июля).

По мнению президента СРО НАПКА Эльмана Мехтиева, изменения спровоцируют массовые отказы от оплаты просроченной задолженности как банкам, так и коллекторам: «Коснется это не только “новых” долгов, но и ранее уступленных — должник просто откажется платить на прежних условиях».

Это, по мнению эксперта, может привести к массовому отказу агентств от покупки любых портфелей, что «ставит под угрозу стабильность всего финансового рынка».

Между тем правозащитники подчеркивают, что инициатива несет риски и для самих заемщиков. По аналогии с «раздолжнителями», поясняет руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков» Евгения Лазарева, могут появиться граждане или организации, которые будут встраиваться в эту схему, манипулируя фактом выплаты задолженности и пытаясь оказывать давление на должников.

Светлана Самусева

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4075028

Долг выкупом красен

Чем может быть чреват выкуп долга,  возникшего на основании двусторонней реституции?

Минэкономразвития подготовило законопроект, который может в корне изменить положение заемщиков в России.

По данным «Коммерсанта», предлагается обязать банк перед передачей долга третьему лицу (чаще всего — коллекторам) предложить его по аналогичной цене самому должнику.

Если человек не успел выкупить свой долг сразу, то он сможет сделать это в любое время у следующего владельца по двукратной цене приобретения долга.

Поскольку долги физлиц в среднем перепродаются за 2,8% от их размера, такой выкуп фактически означает списание кредита. Всего в 2018 году, по данным НАПКА, объем закрытых сделок на рынке цессии составил 293 млрд рублей.

Поправки предлагается внести в законы о взыскании долгов физлиц (230-ФЗ) и «О микрофинансовой деятельности».

В пояснительной записке ведомство ссылается на то, что кредиторы часто немотивированно отказываются реструктуризировать проблемные долги.

Вместо этого они почти за бесплатно продают обязательства должника третьим лицам, которые могут быть «формально или неформально связаны с кредитором».

Глава Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, что идея Минэкономики имеет «рациональное зерно». Но большинство участников рынка называют инициативу непродуманной и предвещают катастрофические последствия для всего финансового сектора.

— Идея Минэкономики, прямо скажем, странная, — считает глава бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Эдуард Олевинский. — Она открывает окно неправовых возможностей для освобождения от законных долгов и практически уничтожает принцип соблюдения договоров.

«Если сейчас ты обязан заплатить сто рублей, но, подождав немного, сможешь заплатить только два рубля, то разумно будет подождать, правда?»

Сейчас должник не имеет права выкупать собственный долг, поскольку является участником кредитного договора. При этом в нынешнем законодательстве есть пункт, предусматривающий возможность дисконта, то есть снижения размера обязательств по взаимному соглашению сторон.

— На первом этапе коллекторские агентства взыскивают средства принудительно, ищут имущество должника и так далее. А когда кредитор готов получить меньше, чем ему должны, он может согласиться на списание части долга, — объясняет Олевинский. — Это, пожалуй, сейчас самый распространенный способ урегулирования задолженности.

Минэкономики, по сути, предлагает поставить заемщика в приоритетное положение на рынке цессии (переуступки прав требования долга). Это интересная идея, но в ней может обнаружиться много рисков для вовлеченных сторон, считает главный экономист «Эксперт РА» Антон Табах.

— Во-первых, это риски для банков. Уже сейчас люди нередко дожидаются суда, чтобы списывать пени, штрафы и так далее. А тут будут пытаться списать еще и тело долга. Но банки — это не благотворительные учреждения, они как-то должны отбивать свои деньги, — говорит эксперт.

Аналитики опасаются проявлений «потребительского экстремизма» — у должников появится мощный стимул не возвращать кредиты.

Наряду с заемщиками, оказавшимися в тяжелой жизненной ситуации, новым законом могут воспользоваться и те, кто имеет возможность обслуживать долг.

Предлагаемый проект напоминает механизм кредитной амнистии, но даже в случае амнистии обычно списываются только чрезмерные проценты, а не все тело кредита, говорит президент Национальной ассоциации коллекторских агентств (НАПКА) Эльман Мехтиев.

— Если это амнистия, то должно быть четко сказано, для чего и на какой срок она затевается, а также определены критерии, кто под нее попадет. И если это банкет за чужой счет, то кто будет компенсировать потери тем, кто потеряет возможность получить свои деньги обратно?

Впрочем, бояться банкирам и коллекторам пока что нечего: вероятность того, что законопроект Минэкономики пройдет дальше первичного обсуждения, сейчас минимальная. Правительство до сих пор не смогло сделать рабочим механизм личного банкротства, который был введен для облегчения положения заемщиков еще в 2015 году, а новое предложение осуществить еще сложнее.

Напомним, сейчас добросовестные плательщики, попавшие в трудную жизненную ситуацию, могут объявить личное банкротство. Для этого суд должен постановить, что долг действительно невозможно оплатить и что должник при возникновении и исполнении своих обязательств действовал добросовестно. Но этот закон работает очень плохо, процедуру надо менять, признают эксперты.

«В Москве и области цена банкротства для гражданина составляет от 100 до 300 тысяч рублей, в регионах — от 70 до 150 тысяч».

— Это совокупные затраты, которые включают вознаграждение арбитражному управляющему, правовую помощь в подготовке заявлений и сборе документов, — перечисляет Олевинский.

Чем предлагать новые идеи, лучше бы довели до ума уже внесенные предложения по личному банкротству для простых случаев, солидарен Табах.

— Когда сумма долга меньше полумиллиона рублей, а имущества у должника мало, такая процедура должна стоить не 100 тысяч рублей, а полкопейки, и занимать не минимум год, а два месяца, как во многих других странах. Это помогло бы значительно большему количеству людей, чем идея с выкупом долгов.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/08/31/81788-dolg-vykupom-krasen

Адвокат24
Добавить комментарий